Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Ящик шахматной Пандоры

О высочайшем уровне развития точной механики уже на закате XVII века красноречиво свидетельствует то, что европейские мастера делали точные копии людей, которые могли двигаться, брать и переносить небольшие предметы.

И, видимо, потому, что жители столиц свыклись с демонстрациями мастеров-самородков, никого не удивил шахматный автомат в облике покуривающего трубку турка, изобретённый Вольфгангом фон Кемпеленом, венгром по происхождению, советником казначейства и управляющим соляной промышленности при дворе императрицы Марии-Терезии.

Отношение к турку, одетому в пёстрые восточные одежды, чуть замедленно передвигающему фигуры по шахматной доске, в корне изменилось, лишь только он положил на лопатки сильнейших игроков того времени. Сразу стали поговаривать, что с механической куклой «нечисто», что её движет спрятанный в чреве системы сундуков, на котором она восседает, живой человек, а может быть, и сам дьявол. Слухи эти пресекла специальным указом Мария-Терезия, недвусмысленно провозгласив, что не допустит оскорбительного поношения своего министра.

Лестные слова императрицы полностью соответствовали реальности. Кемпелен, действительно, придумал и изготовил собственноручно много чего. К примеру, отлично работавшую паровую машину, механическое печатающее приспособление для общения незрячих, гидравлику для системы фонтанов и шлюзов Шенбруннского дворца. К его глобальным проектам относится также канал, соединяющий Дунай и Адриатическое море. Это, впрочем, малая толика достижений сановника-механика.

Сгореть и остаться

5 июля 1854 года в Национальном музее Филадельфии случился пожар ужасающей силы, нанёсший невосполнимый ущерб. Среди прочих экспонатов пострадал, обратившись в пепел, автомат Кемпелена, который на протяжении двух веков переходил от одного владельца к другому. Когда гроссмейстером-турком пресытились, ибо ему не мог противостоять ни один мастер, его купили американцы, чтобы раз и навсегда ответить на вопрос: как именно изобретателю удалось спрятать в ограниченном пространстве ящика живого, передвигающего фигуры по доске, человека?

Поразительно, но американцам удалось лишь отчасти разгадать секреты Кемпелена. И это несмотря на то, что они имели возможность как угодно, сколько угодно изучать механику и иллюзионную оптику чрева «мыслящей машины». К слову, о подобном итоге предупреждал талантливый австрийский механик Иоганн Непомук Менцель, купивший машину у вдовы Кемпелена после его кончины в 1804 году. Менцель, сколотивший состояние на гастролях по планете в компании, как он его называл, гениального турка, отойдя от дел в весьма почтенном возрасте, прямодушно сознался: «Живой шахматист в системе сундуков Кемпелена, не скрою, присутствовал. Он, будучи частью хитроумной комбинации шестерён, стопоров, захватов, зеркал, магнитов, светильников, оставался важной, но только частью гениально реализованного целого. Скажу больше. Автомат, без участия человека, всё же мог просчитывать логику шахматных ходов под руководством человека, который снизу потайной полости видел шахматную доску и двигал фигуры».

Как это понимать? Вывод напрашивается сразу. Кемпелен придумал прообраз арифмометра, счётной машины, в которую на бумажной перфоленте наносились алгоритмы предстоящей игры. Человек же, спрятанный в конструкции автомата, активно вмешивался, корректировал.

Начинает и выигрывает

Конструируя автомат, Кемпелен создал иллюзию «отсутствия обмана», то есть своей остроумной конструкцией он как бы выставлял на общее обозрение «очевидный факт», что играет и выигрывает именно машина, а не человек. Перед началом одного из самых знаменитых сражений за шахматной доской, например, когда механический турок наголову разбил блестящего игрока Наполеона Бонапарта, изобретатель по просьбе императора демонстрировал внутренности сундука, на котором восседала кукла. Возил на колёсиках сам автомат по всему залу, обнажал металлический каркас турка. Проницательному Наполеону, в конце концов, пришлось признать, что «сундук пуст от человека».

Матч с императором длился, как всегда, впрочем, полчаса. Турок брал и двигал фигуры только левой рукой. Император осведомился, почему его противник левша? В ответ услышал, что «механизм в силу конструктивных особенностей не может обслуживать правую руку, приводить в движение лицевую мимику». Наполеон, усмехнувшись, спросил ещё, отчего ресурс поединка так короток. Опять прозвучал, вроде бы, убедительный ответ. Мол, пружина, отвечающая за интеллект и двигательные функции куклы, в силу сложности подчинённых ей задач, не может работать дольше.

В самом деле, относительная ограниченность во времени поединка объяснялась физиологией человека. Шахматист, игравший в тандеме с турком, был поистине жертвой пространства, сидел скрючившись, дышал смрадом масляного фонаря. Если к губительным факторам прибавить то, что ему приходилось интенсивно думать, управлять системой намагниченных иголок и рычагов, совсем неудивительно то, что некоторые гроссмейстеры, победив, долго болели и даже умирали от ударов - так в старину называли инсульты.

Наполеону был открыт секрет турка. При нём шахматист-соперник выбрался из механического «плена», был обласкан, щедро вознаграждён. Впоследствии неоднократно составлял императору компанию за шахматной доской, то выигрывая, то проигрывая.

Триумф чёрного кабинета

Эффект невидимости человека, если рассматривать внутренности системы ящиков шахматного автомата, достигался, прежде всего, известным с незапамятных времён, так называемым приёмом чёрного кабинета. Суть его сводится к тому, что окрашенный в чёрный цвет предмет практически не виден на фоне тыльной драпировки из чёрной материи. Несомненно, поэтому все шахматисты, играющие за турка, одевались в абсолютно чёрные одежды. Их лица и открытые части рук гримировались чёрным, на основе сажи, кремом.

Отвлекала пристальные взгляды ещё система внутренних, на пружинном приводе, вращающихся зеркал, при внешнем освещении слегка ослепляющих наблюдателей. Было ещё великое множество фальшивых, не задействованных, шестерён. Всё это не позволяло обнаружить живого человека.

Остался совершенно непонятным принцип действия счётного устройства. Что, собственно, давало возможность не слишком сильным мастерам обыгрывать тех, кто значительно превосходил шахматным интеллектом.

Александр ВОЛОДЕВ







Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: