Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Реактивная «Саламандра»

Весной 1945 года некий американский пилот на своём истребителе Р-51 «Мустанг» отправился в очередной боевой вылет. Полёт не предвещал ничего необычного. Однако, в какой-то момент, снизИвшись до высоты 150 — 300 метров, лётчик заметил проносящийся мимо в высшей мере необычный самолёт с типично немецкой камуфляжной окраской и опознавательными знаками.

Мало того что самолёт был оснащён редким для того времени реактивным двигателем, так ещё и выглядел он в высшей мере диковинно. Нацистский истребитель был похож на планер с коротенькими крылышками, а двигатель располагался поверх фюзеляжа. Не долго думая, американец прибавил газу и открыл по противнику огонь из пулемётов. Но и немец резко увеличил скорость и вскоре оторвался от преследователя. На память остались лишь зафиксированные фотопулемётом «Мустанга» кадры.

Атакованной американским лётчиком целью был небольшой реактивный истребитель Не-162 «Саламандра», созданный коллективом конструкторов фирмы «Хейнкель». Его историю, наверное, надо начать с того, что в 1944 году Министерство вооружений рейха и Национал-социалистический корпус лётчиков выдвинули идею создания так называемого народного реактивного истребителя — Volksjager. Из однозначно захватнической начатая Гитлером война превращалась в оборонительную.

8 сентября 1944 года Министерство авиации рейха (RLM) объявило конкурс на разработку «народного» истребителя в рамках программы «ускоренного производства истребителей». Люфтваффе желали получить машину весом не более двух тонн, оснащённую одним турбореактивным двигателем BMW 003, вооружённую одной-двумя пушками калибра 30 мм и развивающую скорость не менее 745 км/ч. Лёгкий реактивный истребитель должен был взлетать с полос длиной не более 500 метров и иметь запас топлива не менее чем на 30 минут непрерывного полёта. Технический департамент поставил задачу, чтобы новая машина была максимально приспособлена к условиям массового производства, требовала наименьшего количества материалов и квалифицированной рабочей силы, но превосходила поршневые самолёты союзников.

«Народный истребитель» должен был быть готовым к серийному производству до 1 января 1945 года. В конкурсе эскизных проектов принял участие целый ряд фирм: «Арадо», «Блом унд Фосс», «Физелер». По итогам совещаний 15 и 19 сентября победителем признали проект Р.211 фирмы «Блом унд Фосс». Он был подготовлен в двух вариантах. Р.211.01 имел стреловидное крыло и стреловидное хвостовое оперение. Р.211.02 — прямое крыло и расположенное на хвостовой балке такое же прямое оперение. Проект BV.211.02 получил высшие оценки конкурсной комиссии, но контракт на постройку серийных «народных истребителей» всё-таки был выдан фирме «Хейнкель», поскольку её «саламандра» имела меньшую трудоёмкость в производстве, а также использовала в своей конструкции стойкие шасси от самого массового истребителя рейха Вf-109 фирмы «Мессершмитт».

К тому же конструкторы фирмы «Хейнкель» проявили завидную оперативность. Уже 23 сентября макет их самолёта был осмотрен на заводе «Вена-Швехат» генералом Люхтом из Технического департамента, и Хейнкель получил заветный контракт. Проект «блом унд Фосс» был сдан в архив и вскоре забыт, а инженеры Эрнста Хейнкеля уже к началу ноября подготовили рабочие чертежи. Глава фирмы организовал проектирование таким образом, что чертежи и сами элементы конструкции создавались параллельно: по мере готовности чертежей делали те или иные детали и конструкции самолёта. Подобного история мирового самолётостроения ещё не знала. Всего через два с половиной месяца после начала работ, 6 декабря 1944 года, первый самолёт проекта P1073 поднялся в воздух. Вскоре новый самолёт переименовали в Не-500, а затем в Не-162V1.

Менее чем за девяносто дней инженеры и конструкторы фирмы «Хейнкель» буквально из ничего, имея лишь некоторые теоретические расчёты и ограниченные данные по проектам фирм «Арадо» и «Мессершмитт», сумели спроектировать и построить довольно-таки удачную крылатую машину.

В дальнейшем получивший имя «Саламандра» в честь животного, по легенде, обладавшего способностью выживать в огне, самолёт выглядел необычно. Размах крыла был заметно меньше длины фюзеляжа, вертикальное оперение было разнесённым, а главное — двигатель был установлен над фюзеляжем. Столь необычное конструктивное решение имело целью предотвратить проблемы с воздухозаборником и соплом, а вертикальное оперение было разнесено на концы стабилизатора, чтобы убрать его из-под реактивной струи. Фюзеляж Не-162 был сделан из дюралюминия, крылья, за исключением алюминиевых законцовок, — из дерева. Кабина с хорошим обзором имела минимум необходимых приборов и простое катапультируемое кресло, выстреливаемое пиропатроном.

Вряд ли можно было сказать, что испытания «Саламандр» прошли без проблем. Упомянутый выше пробный полёт, который провёл лётчик по фамилии Петер, продлился 20 минут и получил высокие оценки. Самолёт легко управлялся и выполнял пилотажные фигуры. Уже через четыре дня, 10 декабря 1944 года, был проведён демонстрационный полёт для высших чинов Люфтваффе и представителей нацистской партии. Праздника не получилось. Вновь пилотируемая лётчиком Петером машина достигла скорости 735 км/ч, как вдруг на высоте всего 100 метров оторвался правый элерон. Непосредственно над аэродромом самолёт перевернулся, мгновенно вошёл в штопор и разбился. И машина, и пилот погибли.

Что называется, путёвку в жизнь «Саламандре» дал Карл Франке — директор сборочного завода фирмы «Хейнкель», также имевший лицензию пилота. 22 декабря он поднял Не-162V-2 в воздух и успешно выполнил пилотажную программу.

Знаменитый немецкий конструктор доктор Александр Липпиш, экстравагантность инженерных решений которого с годами сделала его объектом интереса не только любителей авиации, но и уфологов, ознакомившись с результатами аэродинамических продувок «Саламандры», предложил внести в конструкцию самолёта несколько небольших усовершенствований. В ходе испытаний разбилось ещё несколько «Саламандр», но зато 28 февраля 1945 года Не-162М-3 развил феноменальную для того времени скорость 880 км/ч.

Первым боевым подразделением, получившим на вооружение «Саламандры» стала Erprobungskommando 162 под командованием обер-лейтенанта Хейнца Бара, базировавшаяся в Рехлине. Это подразделение с января 1945 года занималось боевыми испытаниями Не-162. Одновременно свой профессионализм совершенствовали механики. Турбину, например, приходилось менять через каждые два часа наработки. Вскоре «Саламандрами» оснастили и передислоцированное с Восточного фронта подразделение под командованием Герберта Ингефельда и ещё одну эскадрилью.

4 мая 1945 года два этих подразделения были сведены в группу JG.1, насчитывавшую в итоге около 50 реактивных «Саламандр». Тогда же группа бара присоединилась к элитной JG44 под командованием летавшего на Ме-262 Адольфа Галланда. Считается, что в тот же день полковник Ихлефелд провёл первый реальный воздушный бой на Не-162. Он заявил, что во время своего вылета обстрелял и сбил британский истребитель «Тайфун». Не исключено, что это так и осталось единственной победой «Саламандр». Рейх агонизировал, и всё близилось к неминуемому концу.

К тому времени успевшие выпустить 116 Не-162 предприятия Хейнкеля, уже были под контролем войск Красной армии. 9 мая 1945 года внезапно ворвавшиеся на аэродром города Лецк англичане захватили 31 целёхонькую «Саламандру». Несколько таких машин также попали в руки французов, американцев и русских. Два Не-162 прошли всесторонние испытания в НИИ ВВС СССР, что позволило получить бесценный практический опыт, весьма пригодившийся при разработке советских реактивных самолётов первого послевоенного поколения.

Виктор БУМАГИН







Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: