Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Павел Попович. Рыцарь Земли и космоса

Павел Попович был одним из кандидатов, прошедших строжайший отбор в первый на Земле отряд космонавтов. Их было 20 летчиков-истребителей со всех концов страны, которых собрали вместе в середине лета 1960 года. Сразу выделили шестерых, которым сказали: «Кто-то из вас через год станет первым космонавтом Земли». В «великолепной шестерке» оказался и Павел Романович Попович.

Павел Попович родился в семье рабочего. Его отец всю жизнь проработал кочегаром на сахарном заводе. Сначала сын пошел по его стопам и устроился на тот же завод подручным кочегара. Время было тяжелое, шла война. Но Павел параллельно с работой продолжал учебу в школе.

В 1947 году он поступил в ремесленное училище, получил квалификацию столяра пятого разряда и одновременно окончил седьмой класс вечерней школы. В том же году был зачислен в Магнитогорский индустриальный техникум и начал заниматься в аэроклубе. Окончив в 1951 году техникум, Попович поступил в Качинское военное училище летчиков имени А.Ф. Мясникова, которое блестяще окончил в 1954 году.

Павел Романович служил в Кубинке под Москвой, когда однажды вечером его вызвали в штаб дивизии. Когда он зашел в кабинет к начальнику полетов, то увидел там много народу — человек десять, и в основном с красными погонами и лампасами. Сначала ему дали подписать бумагу, которая обязывала хранить тайну и никому не рассказывать об этом разговоре, даже жене.

Потом началась беседа. Его спросили, как он относится к новой технике. Павел подумал, что ему хотят предложить Школу летчиков-испытателей, и с энтузиазмом ответил, что новую технику любит и хочет летать на новых самолетах. И тут его огорошили, сказав, что летать придется не на самолетах, а на искусственных спутниках Земли! Ему дали сутки на размышление и разрешили идти. Он вышел, но сразу же вернулся и крикнул: «Я согласен!»

Павел Попович

Его стали готовить к полету на кораблях «Восток». «Восток» — это скорее не корабль, а снаряд, шар. И готовиться к полету означало не столько освоить управление кораблем, сколько приучить организм выдерживать неизбежные на старте и при посадке перегрузки, несравнимые с теми, к которым летчик уже привык. А это трудно было сделать, не обладая самодисциплиной. Павел Романович вспоминает эпизод, когда он на целых полгода потерял форму из-за того, что слегка нарушил режим. Говоря о форме, он имеет в виду не показания приборов и результаты анализов, а способность пройти совершенно конкретные испытания.

К примеру, было в арсенале работавших с будущими космонавтами тренеров, медиков и физиологов кресло-юла. Только юла эта не вертелась, а вертелась вокруг него раскрашенная под зебру сфера. В задачу испытуемого входило смотреть на кружение широко раскрытыми глазами и балансировать в кресле-юле так, чтобы его остро заточенная ножка сохраняла строго вертикальное положение. Так вот оказалось, что даже молодому, сильному, здоровому, тренированному организму даже мелкое нарушение режима отзывается не один месяц. Только через полгода смог Павел Попович балансировать в кресле как надо.

В 60-е годы его в числе других космонавтов готовили к облету Луны, который был сопряжен с большим риском. При возвращении обратно существовала опасность превратиться в искусственный спутник Земли. Космонавты готовы были рисковать и даже написали письмо в ЦК КПСС. Однако там рисковать не решились.

Во второй раз лететь в космос Поповичу выпало после трагической гибели космонавтов Добровольского, Волкова и Пацаева. Пауза тогда затянулась на целых три года. И все это время экипажи отрабатывали новую систему «взлет — стыковка — расстыковка — посадка» только в скафандрах. Состав экипажа предусматривался не более двух человек- иначе трудно было разместить системы жизнеобеспечения.

Но именно скафандр в самый ответственный момент полета чуть было не создал опасную ситуацию. Корабль причаливал к станции, и уже предстояло осуществить стыковку. В это время есть риск разгерметизации корабля, и потому космонавты были в скафандрах. Когда кораблю до станции оставалось всего пятьдесят метров, экипаж заметил, что она как-то странно уходит влево и вверх. Но ведь станция четко зафиксирована. Следовательно, от курса отклоняется корабль. Попович быстро сбавил скорость до нуля и стал анализировать, в чем может быть проблема. Тут его взгляд упал на перчатки, и все сразу стало ясно. Они огромные, а ручки на пульте управления корабля крохотные. Касаясь одной из них, ничего не стоит задеть другую. Скорее всего, так и произошло. Обсуждать ситуацию вслух не хотелось — «земля» наверняка бы занервничала. А время было дорого. Попович жестом показал Артюхину, что снимает перчатки, а вслух произнес «Потом скажешь: это мое решение». Корабль он причалил точно. Герметичность не нарушилась. А будь иначе- это могло бы стоить командиру жизни.

После ухода из отряда космонавтов Павел Романович продолжает следить за тем, что происходит в области изучения космоса. Пишет книги и статьи, занимается уфологией. Один раз он сам видел НЛО. «Это было в самолете во время перелета из Вашингтона в Москву. Мы как раз возвращались с Международного конгресса астронавтики в Хьюстоне. Неожиданно экипаж, а потом и мы, пассажиры, увидели светящийся треугольник. Некоторое время он летел параллельно курсу нашего самолета со скоростью около 1000 км в час. А потом легко оторвался от нас и исчез впереди по курсу в небе над Атлантикой. Народ на борту бывалый — космонавты, астрономы, специалисты по телеметрии и другим сложным наукам. Но дать определенный ответ, что это было, они не смогли...»

Павел Романович считает что в 95 случаях из 100 наука может объяснить необычные явления в воздухе и в ближнем космосе, идентифицируемые как проявления НЛО. Но даже если остается 5% явлений, пока не поддающихся объяснению, их надо изучать. А потому Павел Попович возглавляет Ассоциацию уфологов и с интересом штудирует материалы знаменитой «синей папки», в которой хранятся многочисленные свидетельства встреч с неопознанными летающими объектами.

«НЛО есть, — говорит космонавт, — и когда-нибудь представители других цивилизаций выйдут на нас. Тем более что российские ученые доказали, что строго перпендикулярно нашей Солнечной системе существует другая...»

А пока инопланетяне не выходят на связь с землянами из-за их низкого уровня развития, считает Павел Романович. И сказывается это в нашем отношении к собственной планете. «Какая красивая Земля из космоса! И меня так беспокоит, что люди ее не уважают а потому она нас и наказывает. Серьезные климатические изменения, тайфуны, землетрясения — все это последствия того, что мы обижаем Землю».

Светлана СЕДОВА









Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: