Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Армия, принесённая в жертву

На два фронта воевать сложно. А для Германии в 1914 году, имевшей на востоке грозную Россию, а на западе французскую армию и британские экспедиционные силы, война на два фронта вообще была самоубийством. Тем более что с моря ее блокировал мощный британский флот. Это понимали все. И, конечно же, немецкие генералы. Германский Генштаб видел спасение только в стремительном наступлении.

Блицкриг 1914 года

Российский император Николай II и Вильгельм II

Сравнительно компактная Германия с прекрасно налаженным железнодорожным транспортом и образцовым порядком опережала Россию в сроках проведения мобилизации. Русская армия проводила мобилизацию за 40 дней, а германская - за 17 дней. Разница в 23 дня. И вот за эти дни планировалось главными силами навалиться на Францию, разгромить ее в серии скоротечных сражений и взять Париж. И затем уже перебросить главные силы на восточный фронт. Кайзер Вильгельм II высказался так: «Обед у нас будет в Париже, а ужин в Санкт-Петербурге».

Вначале все шло по плану. 4 августа немцы вторглись в нейтральную Бельгию, громя храбро, но бестолково сражавшихся бельгийцев. Нападавшие просто обошли крепости и города и ворвались во Францию. Французское командование, никак не ожидавшее нападения через Бельгию, держало основные силы у франко-германской границы. Французы срочно и беспорядочно перебросили свои части и потерпели сокрушительное поражение. Германские дивизии продвигались вперед, нанося главный удар в обход Парижа и стремясь взять французские силы в гигантские клещи. Уже мало кто сомневался в падении Парижа. Правительство Франции сбежало в Бордо, берлинцы с нетерпением ждали вести о взятии французской столицы.

Французский посол в России Морис Палеолог со слезами на глазах обращался к Николаю II: «Я умоляю Ваше Величество приказать вашим войскам немедленное наступление. Иначе французская армия рискует быть раздавленной».

От России привычно требовали жертвы. И Россия ради спасения союзников отправила две армии Северо-Западного фронта к Восточной Пруссии. До окончания мобилизации, на несколько недель раньше, чем планировалось.

«Желтая опасность» и Самсон Самсоныч

1-й армией командовал генерал Павел Ренненкампф, которого за глаза все называли «Желтая опасность». А командующим 2-й армией назначили Александра Васильевича Самсонова, храбрейшего кавалерийского командира, награжденного высшими орденами и золотым оружием.

До войны Самсонов был генерал-губернатором Туркестана, совмещая должности командующего Туркестанским военным округом и атамана Семиреченского казачьего войска. Губернаторствовал он всего пять лет. Но эти годы были самыми активными и деятельными в развитии края - Самсонов уделял много внимания орошению пустынных земель.

Казахи уважительно его называли «Самсон-батыр». Русские переселенцы и казаки, не менее уважительно - «Самсон Самсоныч», за богатырскую стать и силу, подобную библейскому богатырю. Мощный, высокий Самсонов легко ломал железные подковы. И, несмотря на грузность (под восемь пудов чистого веса), легко сидел на коне. Он восхищал прирожденных наездников казахов и казаков своим конным мастерством.

Но за кажущимся здоровьем таилась болезнь - Самсонов очень страдал от астмы. И летом 1914 года он с семьей покинул жаркий Ташкент и поехал подлечиться на минеральные воды. Там его и застало начало мировой войны.

Самсон Самсоныч отнюдь не радовался своему новому назначению. Его сослуживец полковник Грязнов вспоминал: «...я увидел не бравого генерала, сидящего чертом на боевом коне, а человеческую развалину». А вот воспоминания другого офицера о том, как Самсонов воспринял приказ о наступлении: «Мужественный человек, он ясно осознавал, что вместе со своей армией предназначен на роль жертвы. Медленно опустился на стул, и с минуту сидел, закрыв лицо руками. Дальше, преодолев мрачные предчувствия и тяжкое сознание возможной гибели, он поднялся, перекрестился и пошел на свою Голгофу».

Гумбиннен

Противостояла русским армиям усиленная 8-я немецкая армия генерала Притвица. Пополненная резервистами, с большим количеством артиллерии, она немногим уступала двум русским армиям. Но 20 августа 1-я армия Ренненкампфа у городка Гумбиннен в пух и прах разгромила два немецких корпуса. Поражение при Гумбиннене создало реальную угрозу, и вечером 20 августа Притвиц сообщил в Генштаб о своем решении отойти за Вислу и попросил подкрепления для удержания фронта по этой реке. То есть он собирался отдать всю Восточную Пруссию и Кенигсберг. Но ведь Пруссия для кайзера и большинства германских вояк была родимой вотчиной. Для них сама мысль отдать родной регион в лапы русских была кощунственной. Несмотря на противодействие начальника Генштаба Мольтке, с Западного фронта были сняты два лучших корпуса (12 дивизий) и направлены в Пруссию для отражения ударов русских войск.

Из забвения отставки вытащили старого генерала Гинденбурга, с Западного фронта сняли генерала Людендорфа, заменив ими Притвица и его начальника штаба.

Тем временем в Ставке императора и штабе фронта сочли локальный успех под Гумбинненом за полный разгром немцев, а маневрирование - за паническое отступление. Комфронта Жилинский приказал 1-й армии идти не на соединение к Самсонову, а на отсечение Кёнигсберга. Самсонов тоже настаивал на перенесении главного удара с северного направления на северо-запад. Таким образом, две русские армии наступали по расходящимся направлениям, и вскоре между ними образовалась брешь в 125 километров. И новое командование 8-й немецкой армии воспользовалось образовавшимся разрывом.

Танненберг

Армия Самсонова стремительно продвигалась вглубь Восточной Пруссии. А на ее флангах сосредотачивались германские дивизии. Оперативная информация передавалась по радио. Немцы, зная шифр, перехватывали радиограммы. Солдаты были измучены переходами, продовольствие и боеприпасы не поступали. Все застряло на границе - европейская железнодорожная колея была уже русской, и приходилось все перегружать из эшелонов в обозы.

26 августа немцы ударили по правому флангу 2-й армии. Две дивизии 6-го корпуса были разгромлены и, потеряв 7500 человек, в беспорядке отступили. Паника усугубилась отсутствием руководства - командир корпуса генерал Благовещенский трусливо бежал в тыл. На следующий день - новый мощный удар немцев, теперь уже по левому флангу. Вскоре вся армия оказалась в плотном кольце окружения. Самсонов, чувствуя ответственность за своих солдат, на коне прорвался в мешок, заявив штабистам: «Я буду там, где мои солдаты».

Разрозненные окруженные части ожесточенно сопротивлялись и даже разбили несколько германских полков. Однако отдельные победы не смогли предотвратить полный разгром 2-й армии.

Самсонов до конца остался со своей погибающей армией. В ночь на 30 августа он отошел от группы своих офицеров и застрелился. Офицеры не смогли в темноте найти труп командующего, а на рассвете появились немецкие стрелки. Они и нашли тело и с воинскими почестями похоронили погибшего генерала.

По германским данным, в плен попали почти 90 тысяч бойцов, 30 тысяч погибли. Но более реалистичны русские данные, по которым потери составили около 60 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными. Германские потери оцениваются в 30-40 тысяч человек убитыми и ранеными.

Причиной поражения под Танненбергом с подачи советских историков принято считать бездействие генерала Ренненкампфа. Самая удобная фигура - прибалтийский немец, один из главных душителей революции 1905-1907 годов и вообще малоприятный человек. Тем более, что у него с Самсоновым были неприязненные, почти враждебные отношения. Еще во время Русско-японской войны комдив Самсонов отхлестал Ренненкампфа нагайкой: «Я повел свою лаву в атаку, надеясь, что эта гнида поддержит меня с фланга, а он просидел всю ночь в гаоляне и даже носа оттуда не выставил...»

Я полностью согласен с этим определением. Но констатирую, что в той трагической Восточно-Прусской операции Ренненкампф показал себя опытным и талантливым полководцем. Да, он задержал наступление своей армии. Но при сражении у Гумбиннена его войска полностью израсходовали боезапас. А наступать без снарядов и патронов - самоубийство. И в дальнейшем Ренненкампф показал себя хорошим командующим, умелым маневрированием выведя свою армию из намечавшегося окружения.

Вина за поражение под Танненбергом лежит на штабе Северо-Западного фронта и командующем фронтом Жилинском. И хотя о погибших героях не принято говорить плохо, сам Самсонов тоже совершил грубейшие ошибки - неоправданно расширил полосу наступления и не сумел обеспечить управление соединениями своей армии.

Чудо на Марне

В те же дни шло сражение за Париж. Немцы, стремясь обойти город с северо-востока, подставили свой правый фланг и тылы. Их должны были прикрывать два корпуса и конная дивизия, которые отправились на восток для борьбы с армией Самсонова. Французы не преминули воспользоваться ситуацией и нанесли удар по оголенному флангу, в ходе которого им удалось преломить ход боевых действий и отбросить германские войска от Парижа на 50-100 километров.

Маршал Фош позже сказал: «Если Франция не была стерта с лица Европы, то этим, прежде всего, мы обязаны России, поскольку русская армия своим активным вмешательством отвлекла на себя часть сил и тем позволила нам одержать победу на Марне».

Германская и позже гитлеровская пропаганда преподносила победу под Танненбергом как триумф немецкой армии. Да, победа была, но это пиррова победа. Генерал Самсонов и его солдаты погибли, но они предопределили будущее. Германский блицкриг был провален. Германия была втянута в затяжную войну на два фронта. В войну, в которой не имела шансов победить.

Эрик АУБАКИРОВ










Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: