Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Догреческая Греция

Древнегреческий историк Фукидид в своё время писал: «Очевидно, что страна, называемая ныне Элладой, лишь с недавнего времени приобрела оседлое население: в древности же там происходили перемещения племен, и каждое племя покидало свою землю под воздействием более многочисленных пришельцев. Действительно, существующей теперь торговли тогда еще не было, да и всякого межплеменного общения на море и на суше. И земли свои возделывали настолько лишь, чтобы прокормиться. Они не имели лишнего достатка и не делали древесных насаждений, ведь нельзя было предвидеть, не нападет ли враг и не отнимет ли все добро, тем более что поселения не были укреплены. Полагая, что они смогут найти себе пропитание повсюду, люди с легкостью покидали насиженные места. Поэтому-то у них не было больших городов и значительного благосостояния. Чаще всего такие передвижения населения происходили в наиболее плодородных частях страны. Ведь как раз там, где плодородие почвы приводило к некоторому благосостоянию, начинались гражданские войны, отчего эти поселения теряли возможность обороняться и вместе с тем чаще привлекали к себе алчность чужеземцев».

Какие именно народы перемещались по территории Греции и близлежащего региона в ту отдаленную эпоху и сколь масштабны были эти перемещения, ученые спорят до сих пор. Достоверно известно лишь то, что непосредственными предшественниками греков на территории Эллады были пеласги. Геродот писал, что Эллада до греков принадлежала пеласгам и называлась Пеласгией. Народ этот жил родовыми общинами, члены которой назывались «оргеонес». Эти роды, судя по всему, были матриархальными, откуда и взялось их греческое прозвище - «хомолактес» - «вскормленные одним молоком». Они жили в поселениях деревенского типа, при каждом из которых имелась своя священная роща - «оргес», - служившая местом отправления родового культа.

После покорения их греками, пеласги, все еще говорившие на родном языке, уцелели в нескольких местах северной части Эгейского мира: в Акте и Крестоне на македонском побережье, на островах Лемнос и Имброс, в других местах. Они также упоминаются в Самофракии, Троаде, Лидии, на Лесбосе и Хиосе. В самой Греции их название сохранилось за древнейшим святилищем Зевса Пеласгия в Додоне и в Фессалийской долине, которая была известна также как Пеласгический Аргос или Пеласгиотида. В трудах древнегреческих авторов пеласги упоминаются как древнейшее население Беотии и Пелопонесской Ахайи, а еще чаще как коренное население Аттики, Арголиды и Аркадии. Поблизости от Олимпа долгое время жили остатки племени кавконов. По мнению выдающегося английского историка Дж. Томпсона, они тоже были пеласгами. Племя кавконов упоминается вместе с пеласгами в «Илиаде» в качестве союзников троянцев. Археологами не обнаружено никаких их следов на Пелопонессе или Кикладских островах, но они упоминаются в «Одиссее» и как один из нескольких народов, населявших в глубокой древности Крит.

Одно из характерных пеласгических названий поселений - Лариса - встречается во многих областях Греции.

Культ Гефеста, бога огня, несомненно существовавший еще в доэллинское время, имел два центра: Афины и Лемнос. Гефест фигурирует также в пеласгическом культе Кабиров - персонажей, входивших в окружение Великой матери Реи. Культ этот долго сохранялся в Самофракии, на Лемносе и Имбросе. С большой вероятностью современная наука относит к пеласгическим богам и Гермеса.

Но откуда пришли пеласги, и были ли они первыми среди народов, населявших Грецию? Лингвист Л. Гиндин, например, выделяет на юге Балканского полуострова четыре этно-лингвистических слоя. Первый - доиндоевропейский эгейский, второй хетто-лувийский или фракийский, третий - пеласгский и четвертый - греческий. Известный атлантолог В. Щербаков «копает» еще глубже.

Он считает, что еще в допотопные времена жители легендарного материка Атлантида колонизировали многие земли в Европе и Африке.

Со временем колонии добились независимости, и тогда атлантам вновь потребовалось привести Средиземноморье в повиновение. Европа вплоть до Италии и Африка вплоть до Египта были вновь подчинены митрополии, но жители Восточного Средиземноморья, чья столица располагалась в Греции, продолжали упорно сопротивляться. Платон со слов египетских жрецов, считая героев их рассказа предками афинян, так описывал допотопную греческую древность: «Гефест и Афина, имея общую природу, как дети одного отца, и питая одинаковую любовь к мудрости и художеству, соответственно получили в удел нашу страну по своим свойствам благоприятную для взращивания добродетели и разума: населив ее благородными мужами, порожденными землей, они вложили в их умы понятие о государственном устройстве».

О столице этого неведомого ему народа Платон сообщает: «Столица была построена следующим образом. Прежде всего расположение Акрополя было совсем не таким, как теперь, ибо ныне его холм оголен и землю с него за одну ночь необычайным образом смыла вода, что произошло, когда одновременно с землетрясением разразился неимоверный потоп, третий по счету перед Девкалионовым бедствием... В минувшие времена Акрополь простирался до Эридана и Илиса, охватывая Пикн, а в противоположной Пикну стороне - до горы Ликабет, притом он весь был покрыт землей, а сверху, кроме немногих мест, являл собой ровное пространство. Вне его, по склонам холма, обитали ремесленники и те из землепашцев, участки которых были расположены поблизости, но наверху, в уединении, селилось вокруг святилища Афины и Гефеста обособленное сословие воинов, за одной оградой, замыкавшей как бы сад, принадлежавший одной семье. На северной стороне холма воины имели общие жилища, помещение для общих зимних трапез и вообще все то по части домашнего хозяйства и священных предметов, что считается приличным иметь воинам в государствах с обобщенным управлением, кроме, однако, золота и серебра; ни того, ни другого они не применяли ни под каким видом, но, блюдя середину между пышностью и убожеством, скромно обставляли свои жилища, в которых доживали до старости они сами и потомки их потомков, вечно передавая дом в неизменном виде подобным себе преемникам. Южную сторону холма они отвели для садов, для гимнасиев и для совместных трапез, соответственно ей и пользуясь. Источник был один - на месте нынешнего Акрополя; теперь он уничтожен землетрясением. Так они обитали здесь - стражи для своих сограждан и вожди всех прочих эллинов по доброй воле последних; более всего они следили за тем, чтобы на вечные времена сохранить одно и то же число мужчин и женщин, способных когда угодно взяться за оружие, а именно около двадцати тысяч. Такими они были, и таким образом они справедливо управляли своей страной и Элладой; во всей Европе и Азии не было людей более знаменитых и прославленных за красоту тела и многостороннюю благодетель души».

Держава их, занимавшая помимо Греции и часть Малой Азии, была разрушена потопом, разразившимся при гибели Атлантиды. Через две-три тысячи лет после потопа, а именно в VIII-VII вв. до н.э. на Анатолийском полуострове возникли небольшие города типа Чатал-Гуюка и Чайеню-Тапези, люди вновь начинают возделываться зерновые культуры, приручают домашних животных, приступают к выплавке инструментов и других изделий из меди. Со временем восточные атланты, которых В. Щербаков отождествляет с праславянами-пеласгами, сумели восстановить свое положение в регионе, постепенно заняв районы древнейшей Финикии, Палестины, Крита, Кипра, Эллады и Малой Азии. Ближайшими их родственниками были этруски.

В свою очередь Дж. Томпсон, задавшись вопросом происхождения пеласгов, четко установил, что они пришли на острова Эгеиды и материковую часть Греции, во всяком случае, не с юга. На Крите они резко отличались от коренных критян, а на других островах южной части Эгеиды следов их пребывания вообще не обнаружено. Не могли они прийти и из Юго-Западной Анатолии. Все свидетельства указывают на север - на побережье Македонии вместе с островами Самофракией, Лемносом и Имбросом, расположенными у входа в Геллеспонт. Имеются все основания искать их родину где-нибудь на дальнем берегу Черного моря.

Древнегреческий историк Фукидид, который был связан через своих предков с северным побережьем Эгейского моря, называл пеласгов Акты, Лемноса и Аттики тирренами или тирсенами - так греки называли этрусков. Драматург Софокл пользовался тем же названием к пеласгам Арголиды. Согласно греческой традиции, этруски переселились в Италию из какой-то части Эгейского мира, по словам Геродота - из Лидии, другие авторы считают их пеласгами из Фессалии или с Лемноса и Имброса. Этруски города Церы сами считали, что произошли от фессалийских пеласгов. Афиняне времен древней демократии гордились своим пеласгическим происхождением. Они называли себя «сынами земли» Геродот описывает их как эллинизированных пеласгов. Одним из их древнейших царей был Кекроп, первый, кто ввел брак.

До его царствования женщины находились в беспорядочном половом общении с мужчинами и называли детей своими именами. Совершенно такие же данные существуют и об этрусках.

Наиболее существенную роль в жизни Эгейского, да и всего «догреческого греческого» мира долгое время играл остров Крит. Жители Крита находились в более благоприятных условиях по сравнению с населением материковой Греции и островов Эгейского моря. В восточной и центральной части острова было много плодородной земли. Море защищало критян от набегов извне, доставляло пропитание и служило удобным путем сообщения. Подобно материковой Греции, на Крите было несколько городов, которые постоянно конкурировали между собой. Примерно начиная с 2200 г. до н. э. наиболее могущественные правители Кносса, Малии и Феста начали борьбу за господство над всем островом.

Уже в третьем тысячелетии до н.э. критяне начали делать драгоценные ювелирные изделия: изящные золотые листки, подвески, диадемы, различного рода и формы бусы из горного хрусталя, сердолика и фаянса. Басилеи - правители городов - состязались друг с другом в строительстве огромных дворцов, поражающих своей роскошью. Критские зодчие пользовались колоннами, что позволяло им покрывать большие площади застройки. В кносском дворце была проведена система труб из обожженной глины, что обеспечивало сток загрязненной воды. Жилища басилеев расписывались разнообразными фресками. Например, на куске штукатурки из кносского дворца изображена обезьяна, собирающая цветки шафрана. Создавалась великолепная парадная керамика, украшенная изящным орнаментом. Особенной отраслью ремесла было изготовление глиняных фигурок - терракот, изображающих богов, людей и животных. При этом искусство критян хотя и несло в себе религиозные черты, было гораздо более светским, нежели египетское или вавилонское.

Крит имел сильный флот и вел торговлю с Грецией, Египтом, Испанией, Италией, Кикладскими островами, Ливией, Малой Азией, Мальтой, Сардинией, Финикией и Балеарскими островами. Уже в 3 ООО - 2 700 гг. до н. э., как, во всяком случае, утверждает знаток древнего мореплавания А. Н. Снисаренко, критские корабли выходили в Атлантический океан и, по некоторым версиям, достигали Мадагаскара на юге и Британии на севере. Драгоценный камень лазурит завозили на Крит из Египта и Ливии, слоновьи бивни попадали туда из Африки и Индии через Малую Азию. Период наибольшего расцвета крито-минойской цивилизации пришелся на времена правления царя Миноса, которого мифологическая традиция возводила в ранг сына Зевса. Минос, как полагал Фукидид, был греком, но Гомер утверждал, что «совсем наоборот». Должно быть, пеласгом. По описанию Фукидида, Минос построил могучий флот и приобрел господство над большей частью Эгейского моря. В то время принадлежностью к Криту гордились как особым отличием. Позже воинственные спартанцы, позаимствовавшие у критян часть законов царя Миноса, считали себя их духовными братьями.

В XVI - XIV вв. до н. э. Крит переживал период бурного расцвета. На острове строились дороги, росло богатство местной знати. Гробницы власть имущих, сделанные в скалах, в это время расширяются и приобретают вид роскошных усыпальниц. Одежды изображенных на фресках знатных вельмож того времени отличаются пышностью и нарядностью. Однако в XIV в. до н. э. начался упадок критской культуры, продлившийся до нового завоевания острова греками-дорийцами в XII - XI вв. до н. э. К этому времени прерываются связи критян с внешним миром, свертывается торговля, при раскопках встречается все меньше и меньше ремесленных изделий. Крит вместе со всей Древней Грецией погружается в «темные века».

Виктор БУМАГИН








Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: