Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Жёлтое море, зелёное Солнце

Учёными установлено — глаз человека способен различать более 180 различных цветовых тонов. Цвет оказывает на людей совершенно определённое влияние, даже работоспособность зависит от цветовой гаммы окружающей среды. Например, глядя на зелёный цвет, человек становится чувствительнее ко всему, что его окружает. Зелёный цвет понижает давление крови в глазных сосудах, зрение становится более отчётливым. Глаз как бы отдыхает на этом цвете.

Эмоциональное воздействие цвета на нас огромно. Это замечено давно. Многие великие учёные уделяли внимание теории цвета и его влияния на психику человека. Русский физиолог Бехтерев даже предлагал использовать цвет при лечении. Классик немецкой литературы Гёте написал труд «Теория цветов» и ставил его выше своей поэзии. Физик Ньютон был убеждён, что цвет и музыка взаимосвязаны. Так, он полагал, что нота «до» ассоциируется с красным цветом, «ми» — с синим и т.д. В России в начале 20-го века возникла самобытная школа светомузыкального искусства, у истоков которой стоял композитор А.Н. Скрябин.

С особенностями цветовосприятия связано зарождение нового направления в искусстве — имрессионизма. Когда в 1874 году на первой парижской выставке группы молодых художников публика увидела картину Клода Моне «Восход Солнца. Впечатление», её возмущению не было предела. «Багровое, в колеблющейся пелене. Солнце» — таково в живописи ещё не бывало! Новоявленных художников окрестили по произведению Моне импрессионистами (по-французски «впечатление» — «импрессьон»), и это звучало как оскорбление. Газеты упражнялись в ругательных эпитетах, раздражала та кажущаяся неправда, которую зрители видели на картинах: «Это люди с ненормальным умом и ненормальным зрением. Они изображают деревья красными и жёлтыми, а воду — жёлтой, карминно-красной или алой, как маки», — строчили критики.

Но со временем стало ясно, что работы импрессионистов правдивы с точки зрения точных наук — физики или физиологии и более того они позволяют приоткрыть тайны некоторых явлений природы. Например, на полотне Клода Моне «Скалы в Этрета» (1886 год) море жёлтого цвета, а солнце, закрытое облаками, стоит очень низко над горизонтом, а может быть, уже и зашло. В этом всё и дело. Когда Солнце в зените, его лучи идут к нам по наиболее короткому пути. Всё ниже к горизонту опускается Солнце, всё длиннее путь его лучей. И большую часть этого пути они проходят в верхних слоях атмосферы, затем круто входя в нижние. Нам кажется, что солнце ещё над горизонтом, а оно уже зашло, и мы видим его ещё 5-7 минут после захода. При этом «фиолетовая» волна почти вдвое короче «красной» и рассеивается в 16 раз сильнее. Интенсивное рассеивание фиолетовых, синих и голубых лучей окрашивает небо в синий цвет. Длинноволновые цвета — красный, оранжевый, жёлтый — рассеиваются меньше, поэтому их доля в доходящем до глаза солнечном свете увеличивается.

Зелёное Солнце

Чем длиннее путь лучей в атмосфере, тем сильнее рассеяние, тем краснее достигший Земли свет Солнца. В зените солнце ярко-жёлтое, почти белое, но на восходе или закате имеет медно-жёлтый и даже красноватый оттенок. А в тех случаях, когда в воздухе присутствуют капельки тумана или частички пыли, рассеяние значительно усиливается, и солнце над горизонтом может быть совершенно красным. Цвет моря приближается к цвету лучей низко стоящего солнца, и море становится жёлто-оранжевым. Именно так, как в картине «Скалы в Этрета». Но с этой работой Моне была связана одна загадка.

В Европе зори периода 1884-1886 годов казались весьма необычными. Перед заходом светила или тотчас после него небо принимало ярко-жёлтый оттенок, какого при обыкновенной заре не бывает. Причина ненормальных зорь была объяснена немецким исследователем Кисслингом.

27 августа 1883 года во время извержения вулкана Кракатау в Индийском океане в воздух было выброшено более 18 кубических километров вулканической пыли и пепла, которые держались в атмосфере около трёх лет, постепенно оседая на землю. Вскоре после катастрофы вокруг солнца появились круги «гало», а само оно приобрело необычную зелёную окраску, а временами голубоватый оттенок. Сначала это было заметно только вблизи Кракатау, а затем и на значительном удалении от него. Своеобразную окраску солнца объясняли скоплением мельчайших частиц вулканического пепла в верхних слоях атмосферы. «Зелёное солнце» видели практически все обитатели Южной и Юго-Восточной Азии, жители Шри-Ланки, Мадагаскара, Африки и даже Бразилии.

К началу 1884 года облако пепла достигло Европы, и оптические возмущения, постепенно ослабевая, продолжались до осени 1886 года. Именно в это время художник Клод Моне работал в Нормандии, на атлантическом побережье, создавая «Скалы в Этрета». Но, оказывается, ещё один замечательный художник рисовал тот же пейзаж во время пребывания в Нормандии. Это Василий Дмитриевич Поленов, автор картины «Рыбацкая лодка. Этрета» (1874 год). Солнце стоит почти в зените, извержения Кракатау ещё не произошло, и море у Поленова обыкновенного, «морского» цвета.

В нашем глазу есть два типа воспринимающих электромагнитное излучение клеток: колбочки и палочки. Первые «работают» днём и более чувствительны к тёплым цвета — красному, оранжевому и жёлтому, тогда как вторые включаются в дело в тёмное время суток и лучше чувствуют холодные тона — зелёный, голубой, синий. В науке о цвете сделаны удивительные наблюдения. Так, например, подмечено, что цветовой контраст и насыщенность красками становятся значительно сильнее, если смотреть на мир, став вниз головой. Эффект этот до сих пор не объяснён полностью.

Военнослужащий из Мурманской области Я. Чернышев поделился событием, удивившим его, при этом он не прыгал с парашютом и не стоял на голове, а просто шёл дорогой по своим делам.

Заполярное солнце не спешило порадовать людей своими лучами. Только на юге горела багряная заря, бросая на землю кровавые оттенки. Слабый ветер перекатывал струйки лёгкого снега. Воздух был насыщен промозглым, пронизывающим до костей туманом. Примерно к 12 часам дня солнце, наконец, показалось над горизонтом.

В это время внимание военнослужащего привлекла проехавшая мимо машина. Чернышев пишет: «Туман был достаточно плотный, и машина ехала с включёнными подфарниками. Меня поразил свет подфарников. Он был зелёным! Я подумал, что мне показалось. Но тут появилась вторая машина, и я убедился, что свет действительно был зелёным. Когда я вошёл в помещение, меня встретила та же картина — в комнате электрические лампочки горели зелёным светом… Через несколько минут, когда я взглянул на лампочки, они уже были обыкновенного цвета. Спустя полчаса я возвращался назад. При выходе из помещения меня поразил розовый цвет снега и окружающих предметов. Но через десяток минут снег стал казаться обыкновенным белым. Только пристально всматриваясь, можно было заметить тот его розовый оттенок, который так хорошо был заметен совсем недавно…

Так и остался этот день навсегда памятным для меня. Памятным потому, что в знакомом, привычном, обыденном вдруг открылось неожиданное…».

Иртина СТРЕКАЛОВА









Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: