Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Победа — за нами!

Споры о Великой Отечественной войне не утихают до сих пор. Имел ли вермахт в летние месяцы 1941 года подавляющее преимущество перед Красной армией? Почему немцы так и не смогли взять Москву? Что стало настоящей причиной Сталинградского перелома в ходе войны? Почему хвалёные асы люфтваффе не смогли защитить небо Германии?

С кем мы воевали

Скопление войск во Второй Мировой войне

В западных военных округах СССР перед войной было сосредоточено 3 289 850 солдат и офицеров, 59787 орудий и миномётов, 12782 танка, из них только 1475 Т-34 и KB, 10743 самолёта, из них 701 современных типов. Однако значительная часть техники была неисправна или не укомплектована экипажами.

Кроме того, СССР располагал во внутренних областях ещё 12200 танками (почти все устаревшие), 14000 самолётами (почти все устаревшие), 60000 орудиями и миномётами и резервами в 2 700 000 человек. Огромные мобилизационные возможности упирались в нехватку вооружений.

Германские вооружённые силы росли непрерывно до зимы 1944-1945 годов, даже несмотря на огромные потери. Только для вторжения в СССР были сосредоточены 5 500 000 солдат и офицеров, 3700 танков и штурмовых орудий, 47 200 орудий и миномётов, около 5000 самолётов (все современных типов). Резервы вермахта составляли ещё около трёх миллионов солдат и офицеров (в самой Германии и на оккупированных территориях), около 3000 танков, около 50 000 орудий и миномётов, 5000 самолётов.

Кроме того, около 800 000 солдат и офицеров выставили союзники Германии: Финляндия, Румыния, Словакия, Италия, Венгрия (Болгария воевать с СССР отказалась). Всего за годы войны Германия мобилизовала в армию более 21 000 000 человек, почти 2 000 000 добавили союзники.

Но самое главное, что немцы, завоевав 11 стран, получили оснащение 92 французских, 30 чехословацких, 22 бельгийских, 18 голландских, 12 английских и 6 норвежских дивизий. Во Франции было захвачено 3000 самолётов и свыше 3500 танков. Только артиллерийских трофейных систем в вермахте было зарегистрировано 190.

Потом на вооружение вермахта стала поступать советская техника, брошенная из-за незначительных поломок или отсутствия горючего. А в советских частях трофейные танки появились только после Сталинграда.

Козырь в рукаве

30 сентября 1941 года вермахт начал операцию «Тайфун» — мощнейшее наступление на Москву. Уже к вечеру танковая армия Гудериана прорвала советский фронт и 3 октября взяла Орёл. Армии Райнхардта и Гёпнера начали наступление 2 октября, смяли советские позиции под Холм-Жирковским и Спас-Деменском, а уже 7 октября соединились севернее Вязьмы. В котле почти целиком оказались пять советских армий. Днём ранее Гудериан прорвался к Брянску и окружил три армии.

В результате двух недель боёв силы трёх фронтов (около 1 500 000 солдат, 1000 танков, 10 000 орудий — всего 96 дивизий) перестали существовать. Спешно созданная Можайская линия обороны насчитывала едва ли 90 000 солдат и офицеров. 16 октября был отдан приказ об эвакуации столицы.

Именно в этот момент наступление остановилось. Бои продолжались, но ни в одну из брешей в советской обороне немцы проникнуть даже не попытались. А 22 октября командующий группой армий «Центр» Фёдор фон Бок отдал приказ о приостановке наступления. Почему?

В журнале боевых действий написано: из-за осенней распутицы, сделавшей дороги непроходимыми. Очень вовремя дожди, шедшие две недели, превратили дороги в кашу — именно тогда, когда путь на Москву оказался открытым.

К тому же фон Бок начинал наступление, практически не имея резервов: одна танковая, две пехотные дивизии, отдельная бригада и штурмовой полк. То есть немцы шли ва-банк, начиная наступление, которое, по словам Гитлера, должно было решить исход войны.

Странным считается решение разнести удары во времени: Гудериан атаковал на своём участке 30 сентября, прямо с марша, не успев перегруппировать силы после «зачистки» Киевского котла. А Гёпнер и Райнхардт ждали два дня, да последнего ещё и заставили штурмовать советские позиции у Холм-Жирковского вместо наступления по шоссе Минск — Москва.

Минское направление прикрывала хорошо вооружённая 16-я армия. Но во втором эшелоне у неё стояли неопытные ополченцы. А во второй полосе у Холм-Жирковского располагалась кадровая 49-я армия, которая могла бы нанести тот самый контрудар. Но не нанесла, потому что именно 2 октября получила приказ передислоцироваться на Юго-Западный фронт и начала спешно грузиться по эшелонам. Не этого ли ждал Райнхардт два дня?

Удивительное совпадение: немцы угадывают место, время и направление рискованного наступления, а достигнув огромных успехов, вдруг приостанавливают его. Похоже, командование вермахта получало разведданные «с самого верха», а затем источник информации иссяк. Немецкие мемуаристы прозрачно намекают, что такой источник у абвера был, и чуть ли не в Генштабе РККА.

Кстати, наступление фон Бока застопорилось 17 октября, ещё до приказа о его приостановке. Именно 16 октября из Москвы был эвакуирован Генштаб практически в полном составе. Между прочим, возобновил наступление фон Бок ровно через месяц, когда сотрудники Генштаба вернулись в столицу. Но на этот раз все рычаги управления обороной Москвы и последующим контрударом находились в руках Жукова и согласовывались только со Сталиным.

Жадность фельдмаршала

В ноябре 1942 года советские войска под Сталинградом окружили 6-ю армию Паулюса. В котёл попали 22 дивизии, около 120 танков, 1000 бронемашин, большой артиллерийский парк. Деблокировать Паулюса было поручено фельдмаршалу Манштейну, которому в подчинение, помимо 6-й армии, передали войсковые группы Голидта и Гота.

Основные силы немцев располагались на выступе, который прямым углом выдавался к Сталинграду. По кратчайшему пути вдоль железной дороги до окружённого Паулюса нужно было преодолеть 50 километров. Пока немцы сосредотачивались, советские войска нанесли удар по самому углу выступа, рассчитывая ликвидировать его.

Манштейну нужно было отразить натиск противника, измотать его, а затем перейти в наступление и с помощью Паулюса спасти 22 дивизии с огромным количеством техники и вооружений. Но амбициозный фельдмаршал отдал совершенно иные приказы. Гот должен был наступать из района Котельниково, а это 130 километров от Сталинграда, а Голидт — из района верхнего течения реки Чир, а это уже 150 километров до Паулюса.

Если бы план Манштейна удался, то в котёл попали бы советские 2-я и 3-я гвардейские, 5-я ударная, 5-я танковая, 21-я и 57-я армии, несколько отдельных корпусов. Для этого Паулюс должен был оставаться на месте, удерживая фронт. Даже 19 декабря, когда Гот подошёл на 50 километров к Сталинграду, Манштейн Паулюсу прорыв запретил.

Гитлеру он соврал, что у танков и бронемашин 6-й армии горючего достанет только на 30 километров пути, значит, надо ждать. Ждал Манштейн успехов Голидта, которых не последовало — 20 декабря части Красной армии ударили ему во фланги, и немцы побежали. А через четыре дня под контрударом не выстоял и Гот, откатившись от Сталинграда.

Кстати, чтобы заправить весь парк Паулюса под завязку, нужно было около 80 тонн горючего. Каждую ночь авиация доставляла минимум 150 тонн грузов. Так что прорваться он мог бы и сам. Но Манштейн рассудил иначе, и 22 дивизии так и простояли в бездействии, а потом были уничтожены. Задачи, которые вермахту удавалось решать в первые полтора года войны, оказались ему не по плечу уже зимой 1942-1943 годов.

Бескрылые асы

Даже после Сталинграда с немецкой авиацией приходилось считаться, и командование в мае 1943 года решило провести операцию по уничтожению германского авиапарка на аэродромах. Бросив в бой до 1200 машин, советские ВВС с поставленной задачей в целом не справились, натолкнувшись на сильное и грамотное противодействие люфтваффе.

Но уже через год ситуация на Восточном фронте изменилась. А к моменту вступления Красной армии на вражескую территорию хвалёные асы Геринга вообще не появлялись в небе.

По распространённой версии, пилоты люфтваффе были лучшими в мире, просто к 1945 году у них не осталось ни горючего, ни аэродромов, ни самолётов. Между тем многие германские офицеры вспоминают, что в последнюю военную зиму ощущалось нежелание пилотов воевать. Они мастерски ломали шасси своих самолётов при посадке, расстреливали боезапас с безопасного расстояния или сливали керосин из хранилищ в землю.

Понятно, что немцам было страшновато атаковать армады американских бомбардировщиков Б-17, и они позволили сровнять с землёй Гамбург, Дрезден и другие города. Но советские лётчики не использовали «ковровые» бомбёжки, и с ними можно было встретиться в открытом бою. Среди немецких асов на это решались единицы, да и для них такие встречи заканчивались, как правило, плачевно.

Пилоты ВВС Красной армии за всю войну таранили противника 561 раз, причём две трети из них выжили и продолжили службу, а лейтенант Борис Ковзан, например, таранил врага четыре раза. Немцы даже для защиты Берлина не совершили ни одного тарана.

Причины такого поведения своих подчинённых не выяснил сам Геринг. Немецкие бомбардировщики и пикировщики летали чуть ли не до 8 мая 1945 года, а истребители начали саботаж ещё в январе. Дело тут, видимо, в премиальной и наградной системе люфтваффе. Звания и премии там давали за сугубо статистические показатели: сбитые самолёты противника, подбитые и так далее.

Мало того что командование превратило войну в спорт, так избранным персонам воздушные победы ещё и приписывали, чтобы «сфабриковать» героев. Ошибка в идеологической работе привела к тому, что элитные части морально разложились в самый ответственный момент. Осталось только поднажать на них, чтобы загнать на аэродромы.

Борис ШАРОВ










Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: