Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Побеждённый получает всё

Римская республика не раз оказывалась на краю гибели. Как ни странно, потрясения, вызванные внешними факторами, не шли ни в какое сравнение с неурядицами внутренними. Например, в начале 1-м века до н.э. разразилась Союзническая война, которая могла положить конец гегемонии Рима не только в Средиземноморье, но и в Италии.

В 1-м веке до н.э. Рим шагнул далеко за пределы Италии. В заморских провинциях всё было просто: горе побеждённым. Сложнее дело обстояло в самой Италии. Здесь владычество Рима не было деспотизмом, а опиралось на двусторонние союзнические договоры, каждый из которых был подробным и точным законом. Все провинции пользовались большей или меньшей самостоятельностью, размеры которой определялись степенью доверия к ним Рима. Некоторые имели так много прав, что были почти независимы, другие — так мало, что были больше похожи на подданных.

Носящие тогу

Римские войска

Самым заслуженным союзникам предоставляли права римских граждан. Поначалу эта милость казалась обременительной: за высокий статус нужно было нести военную повинность и платить высокие налоги. Но когда в зависимость от Вечного города попала большая часть Италии, гражданство стало привлекательным и желанным.

Италийцы всё больше перенимали образ жизни своих былых противников. Порядок управления, законы, бытовой уклад — все стало римским. Тога, национальная римская одежда, стала общей для всех италийцев, и жители Апеннинского полуострова стали называть себя «людьми, носящими тогу» — в противовес грекам и галлам.

Со временем ситуация запуталась. Военная повинность и подати лежали в равной мере на всех. Национальные чувства союзников римляне старались не оскорблять. Каждый народ имел возможность пользоваться всеми правами, если они не мешали верховенству республики, кроме права голоса.

Постепенно италики почувствовали себя с римлянами некоей единой общностью. Однако «старшие братья» признавать это не спешили. Смертная казнь в армии, отменённая для римлян, продолжала действовать для союзников. Использовать «общественные земли» (в сущности, отобранные у италиков) разрешалось только гражданам Рима. Наделы из захваченных заморских земель распределялись тоже только между ними. Кроме того, со временем римские чиновники стали чрезмерно давить на органы местного самоуправления, требуя приблизить своё законодательство к римскому.

Между тем уже в армии Мария — знаменитого римского полководца и политического деятеля, воевавшего с кимврами и тевтонами, италиков было больше, чем полноправных граждан. Многие римские политики понимали, что ситуация скоро станет взрывоопасной. Союзников проживало в Италии многократно больше, чем полноправных римлян. Последние, кроме того, были разбросаны по всей Италии, повсеместно (кроме Рима и Лациума) оказываясь в меньшинстве, а зачастую во враждебной обстановке.

Ещё Аппий Клавдий понимал, что италики настолько встроены в жизнь республики, что им пора предоставить право голоса — единственное, чего не имели союзники. Но ему удалось провести лишь ограниченную реформу. Позже в пользу уравнения прав италиков и римлян выступали братья Гракхи, а незадолго до начала Союзнической войны — Апулей Сатурнин.

И, наконец, неудачу потерпел Марк Ливии Друз (младший). Мало того, что Сенат отвёрг его законопроект о равноправии, так он ещё и был убит неизвестными прямо на улице. Терпению союзников пришёл конец: они уже долгое время искали поддержки у разных политических группировок Рима, добросовестно воевали за республику и составляли основу её экономического могущества.

На самом деле политики, вступавшиеся за италиков, мгновенно теряли поддержку плебса и расположение аристократии. Вторые держались за привилегии гражданства, чтобы становиться ещё богаче за счёт «поражённых в правах» италиков. А плебеи, и особенно совсем опустившаяся чернь, цеплялись за старинные законы о гражданстве, чтобы хоть так чувствовать своё превосходство над не римлянами.

Сила оружия

На момент смерти Друза в 91 году до н.э. среди италиков уже существовал разветвленный заговор. Простые участники были связаны клятвой с представителями старинной племенной знати. Правда, у разных италийских народов цели несколько разнились.

Некоторые из них пользовались так называемым латинским правом, то есть обладали почти всеми правами граждан, кроме права голоса. Для его обретения латинам нужно было всего лишь поселиться в Риме в собственном доме, уплатить небольшой сбор и записаться в одну из четырёх предназначенных для них триб — территориальных и избирательных округов Древнего Рима, имевших один голос на выборах.

В итоге латины — к примеру, жители Лациума, Умбрии и Этрурии — вооружённое восстание не поддержали. Общины, имевшие ограниченные права гражданства, раскололись. В принципе, они были приравнены к римлянам за исключением права голоса. Кто-то готов был воевать за это, а кто-то нет.

Союзники италийского права были самыми многочисленными и наиболее поражёнными в правах. Условия их взаимоотношений с Римом были разнообразны: от вполне сносных, на грани автонрмии и независимости (Неаполь, Нола), до весьма стесненных (самниты, сабеллы, марсы).

Среди италиков не было недостатка в бойцах, прошедших подготовку и службу в римской армии. Нашлись и военачальники. Всего союзники могли выставить до 200 000 солдат, вооружённых и обученных по римскому образцу. В довершение всего их готовы были поддержать практически все портовые города, а это угрожало ввозу продовольствия, от которого зависел Рим.

Республика могла рассчитывать в Италии примерно на 100000 солдат плюс небольшие ополчения союзников, не поддержавших заговор. Ещё они располагали военным флотом, а их колонии, разбросанные по всей Италии, были готовыми опорными пунктами. Кроме того, римляне могли привлечь на службу значительные контингенты азиатов и африканцев.

Шаг назад

Италики хотели выступить внезапно. В качестве сигнала к военным действиям они намеревались совершить ритуальное убийство обоих римских консулов на Альбанской горе Рима. План провалился, и Сенат послал во многие италийские города шпионов, чтобы узнать подробности.

В одном из центров заговора — Аускулуме — римлянам удалось раздобыть ценные сведения, но шпионы были разоблачены, а жители устроили резню, перебив всех граждан и лояльных к ним провинциалов. Италики попытались последний раз уладить дело миром, но не были услышаны. Тогда они начали мобилизацию войск. Римляне тоже собрали армию, которую вынуждены были держать у стен столицы, не понимая, с какой стороны и какими силами будет нанесён удар.

Восставшие назвали свой союз «Италия», назначили столичными городами Бовианум и Корфиний, начали чеканить собственную монету. Символом союза стало изображение быка, бодающего капитолийскую волчицу. Во главе союза был поставлен Совет пятисот, исполнительная власть принадлежала двум консулам. В общем, италики скопировали римскую систему не только в армии, но и в государственном управлении. Каждая область выставила своё войско, а кроме того, послала по небольшому контингенту в «консульскую» армию.

Военные действия начались зимой 91 года до н.э. Союзники взяли в осаду города и крепости на юге полуострова, которые ещё сохраняли верность Риму. Это заставило республиканцев разделить силы, что предопределило неудачное начало войны. Сначала был разбит консул Секст Юлий Цезарь — дядя знаменитого римского государственного деятеля Гая Юлия Цезаря, шедший на помощь осаждённой Эзернии. Он не только потерял войско, но и вынужден был сдать город.

Затем пришёл черёд Гая Перперны. Его 10-тысячный отряд был окружён и почти весь перебит. Вскоре в засаду попал крупный отряд второго консула — Публия Рутилия Лупа, сам консул погиб. Потери римлян были так велики, что Сенат принял закон, запрещавший хоронить павших в Риме, чтобы не смущать боевой дух граждан.

В Лукании был разбит Марк Лициний Красс, самниты вторглись в Кампанию и захватили множество городов, в том числе богатую и хорошо укреплённую Нолу. На сторону восставших стали переходить латинские гарнизоны и беднейшие слои граждан.

В этой обстановке Сенат поспешил успокоить пока ещё верных ему союзников. В 90 году до н.э. был проведён закон Луция Юлия Цезаря, который предоставлял права гражданства этрускам и умбрам, а также даровал латинское право цизальпинским галлам.

Перелом

Поначалу политика умиротворения не дала ничего. Была окружена и уничтожена армия Квинта Сервилия Цепиона, погиб и сам военачальник. Римляне вынуждены были впервые в своей истории допустить в армию вольноотпущенников. Легионы превратились в аморфные банды, лишённые дисциплины и опыта. Такова была цена патриотического подъёма римской бедноты: потери первого года войны замещались за счёт откровенного сброда. Разложение армии достигло невиданных пределов — вплоть до случая самосуда над отдельными командирами.

Однако нашлись в Риме два полководца, которые смогли внести в войну некоторый перелом. Гай Марий, несмотря на свои 65 лет и ворох болезней, смог нанести поражение армии марсов. На юге успехов добился Луций Корнелий Сулла, захвативший несколько городов и умело использовавший флот. Неожиданно военная удача улыбнулась Гнею Помпею Страбону. Он не только избежал окружения под Аускулом, но и сам разгромил армию одного из самых талантливых полководцев италиков — Видалиция.

В это время на восточных рубежах Римского государства появилась новая угроза: понтийский царь Митридат захватил почти всю Малую Азию. Всем италикам, кто готов был в течение 60 дней сложить оружие, были обещаны полные гражданские права.

Многие общины приняли предложение, но самниты, сабеллы, марсы, марруцины и некоторые другие не поверили и продолжили войну. Так, марсы в начале 89 года до н.э. послали 15-тысячное войско в Этрурию, чтобы разжечь восстание там. Сначала им сопутствовала удача: римское войско было разгромлено, консул Луций Порций Катон убит. Но вскоре марсы были окружены и разбиты.

На юге успех продолжал сопутствовать Сулле. Он взял на вооружение новую тактику: не искать решающего сражения, а планомерно разорять целые области и уничтожать опорные пункты. Более того, в сумбурном многодневном сражении с крупной армией италиков под командованием Клуенция Сулла каким-то чудом смог разбить противника, уничтожив около 50000 вражеских солдат.

Всё больше союзнических общин прекращали сопротивление, но и у римлян силы были на исходе. Тем более что Сулла с большим войском был отправлен на восток. В самом Риме обострилась политическая борьба между сторонниками Мария и Суллы. Один из сподвижников первого — Луций Корнелий Цинна — убедил Сенат продлить действие амнистии бессрочно.

Каждый остался при своём

Тем временем Гней Помпей Страбон, успешно проведя карательный рейд, принудил к миру марсов, марруцинов и вестинов. Одновременно Гай Косконий в последнем крупном сражении Союзнической войны разбил при Каннах Требация. Италики потеряли около 15000 солдат и вынуждены были перейти от действий крупными отрядами к обороне крепостей. Но, учитывая внутриполитические распри в самом Риме, борьба могла продолжаться ещё не один год.

В конце концов Сенат даровал гражданство всем сложившим оружие, независимо от сроков.

Так пришёл конец истории Вечного города как полиса. Процесс латинизации Италии закончился формированием общей италийской народности. Рим утратил исключительное положение на полуострове, но зато существенно вырос его человеческий ресурс, и на сотни лет замедлилось разложение общества. Все союзнические общины стали муниципалитетами, италики получили доступ к управлению государством.

Казалось бы, чистая военная победа привела к полному удовлетворению требований побеждённых. Причиной тому послужила как внешняя угроза, так и внутренняя политическая борьба. Центральная и южная Италия была разорена и опустошена, жертвы исчислялись сотнями тысяч. Но взамен Рим получил мощный импульс для будущего невиданного подъёма.

Борис ШАРОВ









Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: