Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Две бутылки балтийской воды

В1954 году в Кремле, в Оружейной палате был открыт музей подарков Сталину. Просуществовал он недолго. Среди уникальных произведений искусства на стендах лежали скромные, но самые дорогие сердцам людей вещи. Мать, у которой фашисты расстреляли дочку, послала шапочку - то единственное, что у нее осталось от ребенка. Письма погибших на войне, крестьянское платье из Рязанской области - все это Сталин получал от своего народа.

Шяуляйская операция

А еще среди экспонатов была скромная бутылка. Не с дорогим вином и не со старинным коньяком - там была простая вода Балтийского моря. Но она была дороже любых вин - вода была добыта кровью и подвигом десятков тысяч советских солдат.

Полоцк наш

В результате успешной Белорусской операции «Багратион» летом 1944 года создались благоприятные условия для освобождения Прибалтики и выхода к побережью Балтийского моря. Ленинградский, 2-й и 3-й Прибалтийские фронты наступали с востока, вытесняя немецкие войска из Эстонии и Латвии. А войска 1-го Прибалтийского фронта Ивана Христофоровича Баграмяна, завершив Витебско-Оршанскую операцию, заняли Полоцк и повели наступление с юго-востока. Прямо в «подбрюшье» немецкой группе армий «Север». Ожесточенные бои велись под Двинском (Даугавпилс), Паневежисом. Из резерва Ставки фронт получил две армии и танковый корпус. Основная цель была твердо обозначена: взять город Шяуляй и выйти с юга к Балтийскому морю.

30 июля авангарды 3-го гвардейского мехкорпуса перерезали железную дорогу между Восточной Пруссией и Прибалтикой в районе Тукумса (городок западнее Риги). А 31 июля после довольно напряженного штурма пала Елгава. Советские подразделения вышли к Балтийскому морю, отделив группу армий «Север» от остальных войск.

Сам командующий фронтом генерал Баграмян, не пожалев щегольских сапог, зашел в море и лично наполнил бутылку балтийской водой. Отдав ее адъютанту, генерал приказал доставить бутылку в Москву, лично товарищу Сталину. Как подарок от бойцов фронта, прорвавшихся к Балтийскому морю.

Но пока адъютант добирался до Москвы, ситуация в Прибалтике изменилась.

Немецкий контрудар

Командование вермахта догадывалось о намерениях советских войск отрезать группу армий «Север». Немецкие генералы постоянно обращали внимание Гитлера на опасность и просили разрешения вывести войска из Прибалтики, резонно утверждая, что если группа армий не сократит фронт и не будет отведена, ее ждут изоляция и, возможно, разгром. Выведенные из Прибалтики войска немецкие генералы планировали использовать в Восточной Пруссии и Польше. Но Гитлер твердо настаивал на продолжении жесткой обороны, повторяя знаменитый сталинский приказ: «Ни шагу назад!»

И здесь такой удар - прорыв советских войск к Балтийскому морю. По выражению Гитлера, это была «брешь в вермахте». По его приказу с других участков фронта и из Германии к месту прорыва срочно подтягивались свежие мощные части. Первый контрудар был нанесен уже 1 августа. Шесть немецких дивизий начали наступление в районе городка Биржай. Им даже удалось окружить советскую 357-ю стрелковую дивизию. Но она смогла выйти из окружения, Биржай был удержан, а наступление немцев отбито.

Однако гитлеровцы, стремясь соединиться, продолжали упорные контратаки. В районе Шяуляя была сосредоточена мощная группировка из нескольких пехотных дивизий и четырех танковых, в том числе элитной «Великой Германии», оснащенной новыми танками «Тигр». И хотя положение под Шяуляем было стабилизировано вводом в бой 5-й гвардейской танковой армии, под Тукумсом немцам удалось пробить брешь и отбросить наши войска от побережья Балтики.

Адъютант Баграмяна, не знавший еще о поражении под Тукумсом, доставил бутылку в Кремль и пытался торжественно вручить ее Сталину. Но вождь знал об обстановке на Балтике, а потому бутылку не взял, сказав при этом:

- Верните ее товарищу Баграмяну, пусть он ее выльет в Балтийское море!

Новый план

По сути это было поражение. Немецкие группы армий снова воссоединились, советские войска были отброшены от Риги и балтийского побережья. Учитывая непредсказуемый и гневный нрав вождя, Баграмян ожидал сурового наказания, вплоть до снятия с должности, а то и вообще ареста. Но этого не последовало. Вообще не было никаких наказаний - ни выговора, ни понижения. Даже устного разноса не было. Только бутылка балтийской воды, отосланная назад, свидетельствовала о недовольстве вождя. Более того, когда раздосадованный поражением Баграмян начал готовить новый удар на Рижском направлении, начальник Генштаба и по совместительству представитель Ставки на всех прибалтийских фронтах A.M. Василевский придержал его:

- Не торопись, Иван Христофорович, успеешь еще повоевать.

А затем вообще посоветовал командующему фронта необъяснимое - в случае сильного давления немцев под Ригой особо не сопротивляться, а спокойно отходить на новые позиции. Такие необычные рекомендации Василевский не давал бы без ведома Сталина. Так в чем же дело? Почему так изменилось отношение к удару на Ригу?

А все дело в том, что с подачи Александра Михайловича Василевского в советском Генштабе была разработана новая стратегическая операция, более масштабная и сокрушительная. Главный удар предполагалось нанести не на Ригу, а на несколько сот километров западнее Шяуляя, на Мемель, нынешнюю Клайпеду. В результате наши войска снова вышли бы к Балтийскому морю, но уже в районе Мемеля. Тогда вся немецкая группа армий «Север» оказалось бы по сухопутью отрезанной в Прибалтике и Курляндии. И чем больше войск оказалось бы там заблокированными, тем меньше их было бы на главных направлениях - в Польше, Восточной Пруссии и самой Германии.

Мемельская операция

Для успеха операции необходимо было быстро и скрытно переместить огромную массу войск. Лучше всего это описано в романе В.О. Богомолова «В августе сорок четвертого». Баграмяну и его офицерам удалось почти невозможное - провести маневр в сжатые сроки, используя для передвижения войск преимущественно ночное время. Всего за шесть суток на расстояние до 200 километров были переброшены три общевойсковые, одна танковая армии, большое число отдельных соединений и частей. Такой пример редчайшего по смелости и искусству проведения маневра главных сил фронта с одного крыла на другое в послевоенное время явился предметом изучения в большинстве военных академий.

5 октября войска 1-го Прибалтийского фронта мощным внезапным ударом из района Шяуляя прорвали оборону противника и 10 октября вышли в район Мемеля на побережье Балтийского моря. Группа армий «Север» (33 дивизии и 1 бригада) полностью была отрезана по сухопутью от Восточной Пруссии. Свыше 30 немецких дивизий оказались блокированными в Курляндии.

А на море действовали советские подводные лодки. Маринеско, Коновалов, Богорад, Лисин, Травкин подобно пиратам Карибского моря топили все немецкие суда подряд. Лайнер «Вильгельм Густлофф», судно «Генерал Штойбен», транспорты «Гойя», «Роберт Мюллер» и многие другие немецкие суда пошли на дно.

Так, благодаря подвигу советских солдат и стратегическому таланту Василевского и Баграмяна, несколько сотен тысяч германских солдат, так необходимых Гитлеру в Кенигсберге, Варшаве, Будапеште и Берлине, остались на периферии военных действий, на полуострове Курляндия.

А в подарок Сталину была отправлена вторая бутылка с балтийской водой. Только теперь Баграмян набрал ее в районе Мемеля.

Эрик АУБАКИРОВ









Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: