Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




И доблестью и умом

Цель полководца - победа в сражении. Это аксиома, которой придерживались и придерживаются военачальники всех стран мира. Но, как говорил величайший военный теоретик Карл фон Клаузевиц: «Война есть продолжение политики иными средствами».

Нечасто случается так, что полководцу приходится быть политиком и во главу угла ведения боевых действий ставить не успех на поле боя, а политическую целесообразность. Наш великий полководец фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов в одной из своих кампаний был вынужден поступать именно так. Возможность триумфального разгрома противника он обменял на скорейшее заключение с ним мира, довольствуясь довольно скромными его условиями. Но в политическом отношении подписание этого мира стоило выигранной военной кампании. Россия встретила нашествие Бонапарта без реальной угрозы войны на два фронта.

Забытые сражения...

О войне с Османской империей 1806-1812 годов у нас вспоминают сравнительно мало, хотя в ходе нее русские войска под командованием таких известных полководцев, как генерал Петр Иванович Багратион и атаман Матвей Иванович Платов, и одержали немало блестящих побед. Но все происходящее на Дунайском и Кавказском театре боевых действий не было особо заметно на фоне сражений русских войск с Наполеоном в Европе. Кстати, и сама эта война была спровоцирована антирусской политикой посла Франции в Константинополе генерала Себастиани.

Из-за занятости основных сил русской армии в Европе Молдавская и Кавказская армии снабжались и получали подкрепления, что называется, «по остаточному принципу». И, даже несмотря на все это, русские сумели разгромить турок в ряде сражений на суше и на море. Были взяты такие мощные крепости, как Хотин, Аккерман, Бендеры, Бухарест и Измаил.

На море русская эскадра вице-адмирала Дмитрия Сенявина 19 июня 1807 года у полуострова Афон атаковала и наголову разбила турецкую эскадру капудан-паши Сейит-Али. Разгром был полнейший. Турки в ходе сражения и бегства потеряли почти весь свой флот. Из двадцати кораблей, вышедших навстречу русской эскадре, в Стамбул вернулось всего два. Огромные потери Сейит-Али понес и в людях - более тысячи человек убитыми и 774 - взятыми в плен. Итогом Афонского сражения стала полная блокада Дарданелл. В столице Османской империи начался голод.

Но несмотря на это Османская империя не собиралась начинать с Россией мирные переговоры. Турции не было нанесено решающего поражения. К тому же Франция, ставшая после заключения в 1807 году в Тильзите мирного договора союзницей России, продолжала подстрекать правительство султана Махмуда II к продолжению войны.

И это в то время, когда согласно донесениям русской разведки Наполеон уже начал подготовку похода на Восток. Вялотекущая война с турками стала заботить императора Александра I. Его совсем не устраивал вариант, когда, воюя с Францией, нужно будет одновременно держать немалые вооруженные силы на Дунайском и Кавказском фронтах. В преддверии грядущей войны Александр I вместо усиления начал отправлять наиболее боеспособные части из Молдавской армии на западные границы России. А на турецком фронте надо было срочно заканчивать боевые действия. Причем так, чтобы честь и достоинство Российской империи при этом не пострадали. А для этого необходимо было найти человека, который бы совмещал талант военачальника с мудростью политика и дипломата. Таким человеком и оказался генерал от инфантерии Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов.

«Старый лис»

В 1811 году Кутузов находился в опале. Александр I никак не мог простить ему Аустерлица - сражения, во время которого русско-австрийская армия, действуя вопреки мнению Кутузова, потерпела сокрушительное поражение. С той поры император использовал Кутузова для выполнения чисто административных функций - в качестве Киевского военного губернатора и позже Виленского генерал-губернатора. Но срочно понадобились таланты Кутузова для применения их на военном и дипломатическом поприще, и весной 1811 года Михаил Илларионович был назначен командующим Молдавской армией. Император помнил, что сам Бонапарт считал Кутузова одним из лучших русских полководцев и, ценя его хитрость и осторожность, не раз называл русского генерала «Старым лисом».

В первых числах апреля Кутузов прибыл в Бухарест. Перед ним открылась невеселая картина всего происходящего. Большая часть боеспособных частей армии уже отправились на защиту западной границы России, а оставшиеся тридцать тысяч далеко не боеспособного войска противостояли стотысячной турецкой армии. И такими силами император предписал Кутузову разбить противника.

Но приказы не обсуждаются, а исполняются. Для начала Кутузов сделал все, чтобы поднять боеспособность своих войск. Солдаты получили новое обмундирование, усиленное питание, больных отправили в госпитали, а с остальными были проведены занятия по повышению боевого мастерства.

Кутузов приказал оставить несколько небольших крепостей, а все подчиненные ему части собрать в один кулак, чтобы быть готовыми парировать наступление противника. Молдавская армия в это время располагалась на берегах Дуная в районе Рущука.

Пользуясь инструкциями, полученными от императора Александра I, Кутузов начал переписку с командующим турецкой армией великим визирем Ахмед-пашой. Кутузов лично был знаком с Ахмед-пашой. Они познакомились и даже подружились еще тогда, когда Кутузов некоторое время был послом Российской империи в Константинополе. Михаил Илларионович убеждал визиря заключить с Россией скорейший мир, закончив эту разорительную и абсолютно никому не нужную войну. Но, чтобы доводы о мире были более убедительными, надо было показать противнику свою силу.

Рущук - победа или поражение?

Вскоре шпионы доложили Кутузову, что его старый приятель готовится напасть на него. Мнимое бездействие русских убедило Ахмед-пашу в их слабости, и он решился начать наступление к Рущуку. Захватив эту стратегически важную крепость, великий визирь собирался далее перейти Дунай и разбить главные силы Кутузова. В то же время другая турецкая армия под командованием Измаил-бея, собранная у Софии, должна была переправиться через Дунай в районе Видина и вторгнуться в Малую Валахию. После соединения обеих турецких армий Ахмед-паша собирался захватить Бухарест и там, уже с позиции победителя, заключить с Россией мир.

Но все пошло не так, как предполагал Ахмед-паша. В начале июня он выступил со своими войсками из Шумлы, а 22 июня атаковал главные силы Кутузова у Рущука. Но, к своему удивлению, легкой победы он не дождался. Русские не только отразили все его атаки, но и сами перешли в наступление.

На рассвете, после артиллерийской канонады турецкая конница (до 30 тысяч человек) пошла в атаку по всему фронту на русские позиции. Это нападение было отбито силами русской пехоты и артиллерии. Пять раз турки атаковали правый фланг русских, но все эти атаки носили характер военной демонстрации.

Около девяти часов утра турки нанесли мощный удар по левому флангу русских, послав в бой более 10 тысяч кавалеристов. На полном карьере, с отчаянными криками турки бросились на каре пехоты и пробились между ними с левого края. Навстречу спаги поскакали белорусские гусары и кинбурнские драгуны, но остановить неприятеля они не смогли и, подавленные его численностью, рассеялись по полю. После этого успеха часть турецкой конницы понеслась к крепости, а часть постаралась охватить русские войска всего левого фланга.

Но на обширную равнину уже выступили другие русские кавалерийские полки: Ольвиопольский гусарский (10 эскадронов), Чугуевский уланский (10 эскадронов), Лифляндский драгунский (б эскадронов) и донские казачьи полки пятисотенного состава.

Завязалась упорная кавалерийская сеча. Русские, сохраняя сомкнутый строй, постепенно теснили турок, лошади которых после длительной скачки уже не могли двигаться быстро. Вскоре спаги повернули и поскакали за свою пехоту, занимавшую позиции на холме, господствовавшем на местности. Кутузов послал на помощь русским всадникам 7-й егерский полк. Построив каре, егеря пошли в атаку на высоту. Кавалерия, заняв место слева и справа от каре, поддерживала это нападение и двигалась рысью.

Высота была взята после четвертой атаки, и русские преследовали противника около 10 верст до его укрепленного лагеря. Потери нашей армии составили 500 человек убитыми и ранеными, турецкой армии - около 4 тысяч человек и 13 знамен.

Ахмед-паша вынужден был отступить к югу от Рущука. А Кутузов... Несмотря на одержанную победу, Михаил Илларионович принял странное для своих генералов решение - он приказал оставить Рущук, предварительно взорвав все его укрепления, после чего переправить войска на левый берег Дуная.

Сосредоточив свою армию в районе Журжи, Кутузов стал ждать дальнейших действий своего старого приятеля. Хорошо зная Ахмед-пашу, он предположил, что, воодушевленный неожиданной «победой» - а именно так великий визирь представил все произошедшее в своей реляции султану, он продолжит активные действия. А именно - попытается переправиться через Дунай. Все случилось именно так, как и предполагал Кутузов.

Приготовления великого визиря продолжались долго. Лишь в ночь на 24 августа 1811 года авангард турецкого войска начал переправу через Дунай в четырех верстах выше Рущука. Казалось бы, оповещенный о начале турецкого наступления Кутузов должен собрать все силы и ударить по неприятелю, чтобы сбросить его в воду. Но Михаил Илларионович категорически запретил вести какие-либо наступательные действия.

Ко 2 сентября на левом берегу Дуная находилось уже около 36 тысяч турецких войск. Они не только захватили большой плацдарм напротив Рущука, но и как следует его укрепили, готовясь к наступлению русских. На правом же берегу Дуная было оставлено около 30 тысяч турок, в основном артиллеристы, которые с противоположного берега поддерживали огнем свои войска, и тыловые части.

И вот тут Кутузов и совершил нечто, что сразу изменило весь ход войны на Дунайском фронте.

Визирь в ловушке

Нельзя сказать, что русские войска вели себя абсолютно пассивно. По приказу Кутузова солдаты спешно строили укрепления вокруг турецкого лагеря на левом берегу Дуная. Строили качественно - вскоре это уже была цепь редутов, примыкавшая своими флангами к Дунаю.

А еще Кутузов приказал собрать все лодки и прочие плавсредства и одновременно он направил отряд полковника Энгельгардта к Лом-Паланке, где находились турецкие речные суда, которые визирь предполагал использовать для снабжения переправившихся через Дунай войск. 27 сентября полковник внезапным ударом захватил стоявшие у причалов турецкие корабли и сжег их.

Но это была лишь одна часть задуманной Кутузовом операции по разгрому турецкой армии. 1 октября на правый берег Дуная неожиданно для турок переправился отряд генерала Маркова, состоявший из 5 тысяч пехоты, 2,5 тысячи кавалерии и 38 орудий. На рассвете 2 октября он подошел к турецкому лагерю и с ходу атаковал его. Турецкие тыловики и артиллеристы, не выдержав натиска отборных русских частей, в панике бежали, бросив лагерь с огромными запасами продовольствия и боеприпасов и прекрасно оборудованные артиллерийские позиции.

Генерал Марков, выполнив поставленную перед ним задачу, открыл огонь из своих и трофейных пушек по главным турецким силам, находившимся на левом берегу Дуная. Так великий визирь, который в предвкушении новых побед над неверными перебрался к своим лучшим частям на левый берег, оказался в ловушке.

Вскоре по Дунаю подошла русская речная флотилия, которая окончательно заблокировала турок в их лагере. Все генералы Молдавской армии радовались неизбежному, как им казалось, уничтожению мощной турецкой армии и пленению самого визиря. Но Кутузов не разделял их восторга. И на это были свои причины.

Мир - это главное

Дело в том, что России нужна была не победа, а мир с Турцией, чтобы обезопасить себя от удара с юга и перебросить на фронт войны с Наполеоном как можно больше войск. А по турецким законам великий визирь, находящийся в окружении неприятеля, не мог вести какие-либо переговоры. Нужно было сделать так, чтобы Ахмед-паша вырвался из окружения.

В один из туманных октябрьских дней Кутузов приказал ослабить цепь сторожевых судов на Дунае. Великий визирь правильно понял его «намек» и под покровом ночи сбежал из окруженного лагеря.

В Бухаресте начались переговоры между представителями России и Османской империи о заключении мирного договора. Шли они ни шатко ни валко. А турки, находящиеся в окружении, начали умирать от голода. Они съели уже всех своих коней, кожаные сапоги и ремни. Наиболее отчаянные выползали из своих траншей и, подходя к русским редутам, предлагали солдатам и офицерам ценные вещи, даже свое личное оружие, в обмен на еду.

Кутузов прекрасно понимал, что если все турецкие войска в лагере вымрут от голода и надвигающихся зимних холодов, то турки свернут мирные переговоры и не возобновят их в ближайшее месяцы. А время поджимало - по информации русских разведчиков в Париже, Наполеон должен был начать нападение на Россию уже летом 1812 года.

И тогда Кутузов пошел на беспрецедентные меры - русские стали снабжать продовольствием окруженных турок. Ежедневно в турецкий лагерь направлялись подводы с печеным хлебом, вареным мясом и крупой. Но турецкие командиры забирали продукты себе, и до рядовых аскеров доходили лишь крохи. Турки продолжали умирать в окруженном лагере.

Командование Молдавской армии взяло на себя и продовольственное обеспечение окруженных. Правда, в чрезвычайно скудных размерах, дабы, с одной стороны, способствовать ускоренному ходу переговоров, а с другой - не позволить туркам создавать запасы провианта. На протяжении последующих полутора месяцев «норма довольствия» личного состава корпуса, по нашим расчетам, вряд ли превышала 60 г мяса и 85 г хлеба на одного человека в сутки. В результате османы съели всю траву в радиусе нескольких сотен метров от своего лагеря, но готовности к сдаче по-прежнему не выказывали. «Бледные, обессиленные, подходили они к казачьим передовым цепям и с жалостными воплями протягивали руки, предлагая донцам деньги, часы, шали, оружие в обмен на хлеб», - писал историк А.И. Михайловский-Данилевский. Турки продолжали умирать в окруженном лагере.

Тогда Кутузов во время переговоров в Бухаресте заявил, что он «берет турецкую армию на сохранение». Не в плен, что для турок было бы унизительно, а именно «на сохранение». Уцелевшие турецкие солдаты и офицеры покинули лагерь, сложили свое оружие на подводы, которые охраняли русские и турецкие часовые, после чего отправились в отведенные для них населенные пункты, где и стали ждать окончания мирных переговоров.

Долгожданный мир между Россией и Османской империей был наконец-то подписан 16 мая 1812 года - всего за месяц с небольшим до начала войны с Наполеоном. Кроме Бухарестского мира, Россия получила от турок Бессарабию и передвинула свои границы на юг - с Днестра до Прута.

Михаил Илларионович Кутузов еще раз показал свою мудрость и умение не только командовать, но принимать единственно правильные политические решения.

Александр ШУМИЛИН









Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: