Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:



Вниз по матушке Волге...

Какие только места нашей необъятной страны не называли в свое время «Русской Швейцарией»! И подмосковный Звенигород, и новгородский Валдай, и даже Камчатку... Но если иметь в виду не только чистый воздух гор и предгорий и живописные домики, раскиданные по склонам с ярко-зеленой травой, но и некое особенно приятное и отдохновенное чувство, овладевающее душой путешественника, то в первую очередь «Русской Швейцарией» следовало бы назвать приволжский городок Плёс.

Девять веков

В XII веке Юрий Долгорукий основал Кострому, а еще раньше, в 1010-м, Ярослав Мудрый построил Ярославль. Уже тогда вниз по течению великой русской реки существовала небольшая, но весьма хорошо по тем временам укрепленная деревянная крепость Плёс. Расположение для военного форпоста было очень выгодное: Волга в этом месте сужается до 700 метров от берега до берега и течет прямо, не петляя, что позволяет со значительного расстояния увидеть приближающегося по реке врага.

Однако от полчищ Батыя не могло спасти никакое выгодное расположение - в 1238 году Плёс был сожжен дотла.

Сын Дмитрия Донского, великий князь московский Василий I, в 1410 году снова возвел на тех же высоких холмах крепость - только более крупную, лучше укрепленную, с мощными дозорными башнями. Плёсская крепость была одной из первых, построенных для защиты в том числе и от огнестрельного оружия. К сожалению, ни крепостные башни, ни стены не сохранились до наших дней, но для туристов специально возведен макет части древних укреплений.

Плёс сохранял свое стратегическое значение еще 200 лет, до окончания Смутного времени, а после утратил его практически полностью. Зато вплоть до середины XIX века был бойким торговым местом для всех плывущих из Рыбинска, Ярославля и Костромы вниз по Волге.

Несколько ухудшила позицию пристани постройка в 1871 году железной дороги Иваново - Кинешма, обошедшей Плёс стороной.

Жизнь в Плёсе могла бы замереть, как во многих других, отдаленных от железнодорожного сообщения провинциальных городках, если бы не состоятельные московские дачники.

И то сказать - деловому человеку, утомленному шумом и суетой большого города, необычный «горный» ландшафт на берегу Волги, чистый воздух, тишина и малонаселенность могли казаться идеальными условиями для отдыха. Предприимчивые хозяева волжских пароходов в летнее время увеличивали число рейсов, а местные домовладельцы благоустраивали свои дома и охотно сдавали их отдыхающим.

Так Плёс стал (и остался по сей день!) престижным, как сказали бы нынче, дачным местом. Немалое значение имело и то обстоятельство, что он, в отличие от других древнерусских городов, ухитрился во многом сохранить свою историческую планировку, сложившуюся несколько веков назад.

Революционные и военные потрясения как-то обошли его стороной. Даже постройка в советские времена Горьковского водохранилища не изменила уровень воды в Волге, ее русло и береговые рельефы. Не поменяли своего вида и бульвары Соборной горы под вековыми деревьями - излюбленное место гуляния дачной публики... Впрочем, об этом немного позже.

Плёс и Левитан

Не одни только представители буржуазии и государственные чиновники оценили в свое время притягательную необычность маленького городка. Исаак Левитан, писавший «самые русские из картин, когда-либо созданных на русскую тему», несколько лет прожил в Плёсе, в доме купца Андрея Ивановича Солодовникова (теперь там Дом-музей Исаака Ильича Левитана).

Совершая путешествие по Волге в 1887 году, Левитан не собирался останавливаться в Плёсе. Ему не повезло с погодой, и Волга в том месте произвела на художника впечатление скорее отталкивающее. «Мрачная и мертвая вода... такая водная поверхность просто убивает», - писал он своему другу Антону Павловичу Чехову. И вдруг - неясным видением на высоком холме возникла старинная деревянная церковь. Левитан сошел на берег и написал ее тем же вечером.

Так появился первый эскиз к его будущей картине «Над вечным покоем». И хотя пейзаж на картине не принадлежит Плёсу, оттуда «взята» только церковь, художник пленился городком и поселился там, в доме Солодовникова, с двумя друзьями-художниками - Алексеем Степановичем Степановым и Софьей Петровной Кувшинниковой.

Историки искусства говорят, что Левитан писал саму «душу русской природы». В Плёсе художник нашел все, что было нужно для таких картин: реку и отражающиеся в ней облака, светлые или туманные дали, лес и церковь, как символ связи земного и небесного.

К деревянной церкви на холме Левитан поднимался чаще всего на рассвете, чтобы наблюдать, как нарастающее освещение меняет облик и настроение ландшафта. Его собственная душа, гораздо более склонная грустить, чем радоваться, отражала эти настроения. «Знаешь, в твоих пейзажах появилась улыбка», - писал ему Чехов. Левитан отвечал: «Я никогда не любил природу так, как сейчас. Никогда ранее я не чувствовал так сильно это божественное Нечто, разлитое надо всем. Умом и анализом этого постигнуть нельзя, только любовью».

После такого признания художника будет ли преувеличением сказать, что именно Плёсу мы обязаны появлением самых вдохновенных его пейзажей, таких как «Вечер. Золотой Плёс», «Березовая роща», «Папоротники в лесу»?..

Местные жители говорят, что и другой гений, певец Федор Иванович Шаляпин, очень любил Плёс и имел там дачу.

Известно, что Шаляпин глубоко уважал искусство Левитана и был знаком с художником лично. Но вот то, что Шаляпин посещал Левитана в доме Солодовникова и даже исполнял перед ним свое знаменитое «Вниз по матушке по Волге...», скорее всего, относится к области местных мифов и легенд.

Впрочем, отчего же такому привлекательному местечку, как Плёс, истинной «Русской Швейцарии» с населением 1800 человек, и не обрасти собственной мифологией, в том числе относящейся к нашему времени?

Лучше, чем за границей

Самая популярная городская легенда Плёса - история с «дачей Медведева». Якобы около 10 лет назад, когда Дмитрий Медведев был еще президентом Российской Федерации, он побывал в этих краях, и ему очень понравились вид с Волги, тишина, спокойствие и малолюдность.

Разумеется, на карте Плёса, что висит на стенде у въезда в город, подобного объекта не значится, но, как говорится, каждая собака знает, что «дача Медведева» - это здание за высоким забором, расположенное «вон в том направлении, в 15 минутах ходьбы от Соборной горы». Оно же - бывшая дворянская усадьба Миловка.

Что бы там ни говорили, современный Плёс действительно очень сильно отличается от других маленьких провинциальных городков. Начать с того, что в городе запрещено движение любого (!) механического транспорта, кроме городских служб и личных автомобилей жителей, что при населении в 1800 человек не наносит ущерба экологии. Все транспортные средства - и автомобили приезжих, и туристические автобусы - вежливо, но твердо отправляются на стоянку бдительными охранниками.

А уж потом, пешочком, извольте в город по сверкающим чистотой и радующим высоким качеством дорожного покрытия улицам и переулкам. Пока не надоест постоянно подниматься и спускаться по «швейцарскому» ландшафту и не захочется осесть в одном из ресторанов или кафе на холмах или на набережной - все на высоком европейском уровне, достойно, солидно и недешево.

Поток туристов в сезон увеличивает население Плёса в 5-10 раз. Несмотря на то что все достопримечательности городка можно спокойно осмотреть за один день, в том числе отправиться на теплоходе на часовую экскурсию, многие живут здесь днями и даже неделями.

Ах, какие виды открываются с Соборной горы на Волгу: изумрудно-зеленые склоны с маленькими домиками под разноцветными крышами (в Плёсе нет панельных многоэтажек), старинные церквушки и лесные дали!

Кажется, ничего не изменилось здесь со времен Левитана. И даже человеку, лишенному художественных дарований, хочется порой засесть за мольберт и запечатлеть отражающиеся в Волге золотые закатные или розовые рассветные облака, стройную колокольню на высоком берегу, светлую радость берез и легкую печаль темно-серебристых ив. Или просто предаться такому приятному для усталого труженика ленивому и бездумному безделью, бродя по аллеям, «Левитановской» роще и набережной, впитывая тихую прелесть Плёса, его цвет, запах и вкус.

Последнее, кстати, немаловажно: где еще вы найдете такое изобилие свеже-выловлейной и свежекопченой речной рыбы?.. Особенно хороши «углы» с копченым лещом - это такие пироги треугольной формы с приоткрытой начинкой, продающиеся в Плёсе на каждом шагу, и в ресторанах, и прямо на улице.

Открытые торговые ряды с ивановским текстилем (Плёс ведь относится к Ивановской области) радуют многочисленных гостей, а у старшего поколения порой вызывают ностальгические воспоминания о вещевых рынках 90-х годов прошлого века, где и одевался по большей части простой народ.

Вот и едут сюда люди, отдавая предпочтение волжским просторам, родным холмам и пригоркам, а не яркой и красивой, но чужой и далекой русской душе загранице.

Ольга СТРОГОВА









Предыдущая     Точка на карте