Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Аэроплан «пулемётного короля»

Едва ли найдётся сегодня человек, который не знал бы имени Хайрема Максима. Но если вы спросите ваших знакомых, кто это такой, ответом скорее всего будет недоуменное пожатие плечами. И только когда вы напомните — пулемёт «Максим», — все вопросы будут сняты. Ведь это, пожалуй, самое знаменитое стрелковое оружие в истории, если не считать прославленного автомата Калашникова. Впрочем, наш рассказ совсем не о пулемёте. Но начнём по порядку.

История с биографией

Хайрем Стивенс Максим родился 5 февраля 1840 года в американском городке Сэнгервимь. Он окончил начальную школу, а потом работал чертёжником и мастером на машиностроительных заводах Бостона и Нью-Йорка. Довольно быстро он получил несколько патентов на машину для питания паровых котлов водой и устройство для производства светильного газа, а вскоре увлёкся электротехникой. Его идеи привлекли внимание известного тогда «электрического человека», как писали о нём газеты, Чарлза М. Уильямсона. Он в 1877 году дал Максиму деньги на основание совместной компании. А уже в 1881 году Хайрем Максим демонстрировал на Парижской выставке динамо-машины и лампы накаливания собственной конструкции.

Но тут известный изобретатель Томас Эдисон подал на Максима в суд за использование его разработок. Процесс Максим проиграл. Что же оставалось делать? И в том же 1881 году Максим уехал в Англию. Там он встретился с инженером Торстеном Норденфельтом, который и «заразил» его мыслью о конструировании стрелкового оружия.

Первый же опыт оказался невероятно удачным. Пулемёт «Максим» принёс и славу, и богатство. В 1888 году вместе с Норденфельтом Максим занялся заводом для производства скорострельных пушек и пулемётов. Этот завод приносил настолько баснословные прибыли, что в 1896 году его купила, не поскупившись, крупнейшая компания «Виккерс». А в 1901-м «за выдающиеся заслуги» королева Виктория произвела Хайрема Максима в рыцари.

Правда, сам изобретатель легендарного оружия роль компаньона Норденфельта признавал неохотно. Однажды он сказал, что как-то встретил знакомого американца в Вене в 1882 году, и тот дал следующий совет: «Бросай ты своё электричество. Если хочешь заработать серьёзные деньги, придумай что-нибудь, что позволит этим европейцам намного эффективнее рвать друг другу глотки…».

«Это вам не пулемёт!»

Самолёт Хайрема Максима

Да, именно знаменитый пулемёт принёс Хайрему Максиму несметные богатства. И богатства эти он вовсе не собирался складывать в кубышку, подобно Плюшкину или Скупому рыцарю. Нет, он мечтал о полётах. В конце 19-го века сами по себе полёты давно не были новостью: летали и аэростаты, и дирижабли. Но Хайрем Максим замахнулся на большее: он хотел построить летательную машину, не зависящую ни от направления ветра, ни от капризов погоды! Ничего недостижимого здесь нет, рассуждал он, нужно только воплотить проект масштабно, благо денег для этого сколько угодно.

Изобретателя действительно мало кто мог упрекнуть в скаредности и недостаточности размаха творческой мысли. Двигателями на его самолёте должны были стать паровые машины, так как уже существовавшие к тому времени бензиновые моторы были слишком ненадёжны. И вот Максим построил два паровых двигателя мощностью 300 лошадиных сил и весом почти 300 килограммов каждый! Чтобы поднять в воздух хотя бы этот вес, не говоря уж о «полезной нагрузке» в виде самих авиаторов, и аэроплан требовался немаленький.

И он получился! Высота гиганта составляла 10 метров, размах крыльев, расположенных на семи «этажах», — более тридцати, а весил аппарат около 3,5 тонны. Для испытаний Максим проложил вокруг своей роскошной виллы близ английского города Бексли рельсовый путь. Но изобретатель ещё не стремился поднимать своего исполина в небеса — не очень-то он полагался на устойчивость громадной машины. Сначала следовало доказать саму способность аэроплана оторваться от земли. Тогда Максим устроил над металлическими рельсами другие — деревянные. По замыслу, колёса гигантского аппарата должны были упереться в них, если бы удалось взлететь всего на три сантиметра! Лиха беда начало, а уж там…

А вот как раз «там» и не получилось. Испытания в беспилотном режиме начались в ноябре 1893 года и сперва показали неплохие результаты. Пятиметровые винты с рёвом паровых машин толкали огромный аппарат вперёд. Взлёт удался… Несколько раз подряд. И тогда Максим решил, что пора произвести опыт с людьми. Трое авиаторов заняли свои места. Скорость машины возрастала. Но колесо соскочило с колеи… Сверхтяжёлый и хрупкий гигант ударился о землю и разбился вдребезги. Человеческих жертв не было, но Максим, взглянув на обломки, не стал восстанавливать аппарат. И в самом деле, чем, кроме катастрофы, мог закончиться полёт на этом нелепом трёхтонном нагромождении крыльев, растяжек, стоек, паровых машин и громадных винтов? Тут вспоминается роман Жюля Верна, в котором инженер Робур соорудил нечто весьма похожее (хотя и наподобие геликоптера). Правда, его «Альбатрос» успешно летал, но то же в фантастическом романе…

Неудачливые изобретатели

Конечно, не один только Хайрем Максим был одержим мечтой о полёте. Практически одновременно с ним испытывал свой «авион» (как он называл) француз Клеман Адер. Эта машина внешне походила на летучую мышь. Только вот летучую ли? Вертясь по кругу, как современные кордовые модели школьников, она едва отрывалась от стартовой площадки…

А учёный из Америки Сэмюел Лэнгли построил «стрекозу». Сам он сесть в кресло пилота не решился, два последовательных тест-драйва осуществил его ассистент, профессор Джозеф Мэнли. И оба закончились в холодных водах реки Потомак (хорошо ещё, что Мэнли не утонул).

Самолёт же английского изобретателя Джона Филлипса имел ни много ни мало 50 крыльев, расположенных одно над другим. Нужно ли уточнять, что и это немыслимое чудо техники полететь не могло?

Мечта поэта

В январе 1889 года в берлинском издательстве «Омниум» вышла в свет книга, поначалу не привлекшая ничьего особого внимания. Это был сборник стихов под названием «Полёт птиц как основа искусства летать» с подзаголовком «Поэмы о летании». Качество стихов было сомнительным, автор зачем-то туда ещё и математические формулы вставил (верный способ уменьшить количество покупателей), да и само имя автора — Отто Лилиенталь — также никому ни о чём не говорило. Словом, небольшая книжечка прошла незамеченной. А напрасно… Лилиенталь был уверен: его книга предназначается тем, кому «врождено чувство стремиться вперёд и выше». «Человека, — писал Лилиенталь, — охватывает страстное желание взмыть вверх, подобно птице, свободно скользить в воздухе…». Уже годы спустя книга была переведена на многие языки, в том числе и на русский, её высоко ценил и один из основателей русской авиации Николай Егорович Жуковский. Все это будет позже, намного позже. А тогда…

«Мы пойдём другим путём»

Отто Лилиенталь решил не идти путём Максима, а начать с безмоторного летательного аппарата. После многих опытов он и соорудил такой аппарат из ивовых прутьев с крыльями из парусины. Сперва он летал совсем недалеко — метров на шесть. Однако потом — 20 метров, наконец, 200. Хотя высота была и небольшой поначалу, однажды порыв ветра поднял изобретателя ввысь. Лилиенталь вспоминал: «Я видел перед собой голубое небо с белыми облаками… И ждал, когда аппарат устремится вниз и мои опыты прекратятся навсегда». Но обошлось лишь несколькими шрамами. Лилиенталь решил, что пора превратить планер в самолёт. Какой двигатель поставить на машину? Изобретатель остановился на небольшом моторе, работавшем на сжатом углекислом газе. Свидетелем первого полёта аэроплана стал прославленный американский физик Роберт Вуд 2 августа 1896 года. А через неделю второй полёт закончился трагедией. Аппарат спланировал почти до земли, потом резко взмыл вверх, накренился и стремительно полетел вниз. Когда помощник подбежал к месту катастрофы, он увидел Лилиенталя без сознания. Изобретателя перенесли в гостиницу, где он и умер. Последними словами его были: «Мне не хватило чутья птицы…».

Жуковский против Максима

Осенью 1895 года в Германию приехал Н.Е. Жуковский. Он давно мечтал увидеть полёты и был рад приглашению Лилиенталя. Там была насыпана гора высотой 30 метров, с которой и стартовал Лилиенталь. Несмотря на сильный ветер в тот день, полёт закончился благополучно. Николай Егорович в своих мемуарах писал: «Подъезжая к Берлину, я думал о том направлении, которое получает теперь разрешение задачи аэронавтики. Стоящая громадных денег сверхсильная машина Максима с её могучими пропеллерами отступит перед скромным ивовым аппаратом».

Сам же Хайрем Максим уже считал, что попытки бесперспективны. Он занялся медицинским оборудованием, в частности создал ментоловый ингалятор для лечения астмы. Он и слышать больше ничего о полётах не желал. Максим умер в Лондоне 24 ноября 1916 года (когда аэропланы давно из мечты превратились в обыденность) и с почестями похоронен на кладбище Уэст-Норвуд.

Добро пожаловать в новый мир

Но последователи нашлись намного раньше. 17 декабря 1903 года братья Уилбур и Орвилл Райт из американского города Дейтона поднялись на своём аэроплане в воздух. «Хайрем Максим, — писал Уилбур Райт, — заразил нас непоколебимым энтузиазмом и превратил праздное любопытство в рабочее рвение». А уже несколько лет спустя аэропланов различных конструкций было множество. Наступала эпоха авиации.

Андрей БЫСТРОВ








Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: