Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Автомобиль-ракета: ключ на старт!

Начало ХХ века ознаменовалось подлинным прорывом в науке и технике. Новые двигатели - внутреннего сгорания и реактивные - дали толчок развитию воздухоплавательных аппаратов и автомобильной техники. Однако если авто и самолёты с пропеллером развивались неспешно, своим чередом, то ракетные проекты, один другого чуднее, посыпались как из рога изобилия. Ракеты пытались ставить на дрезины, мотоциклы, сани, лодки, дирижабли и планеры. Но одним из самых перспективных наряду с реактивными двигателями оказались... ракетные автомобили.

Летающий «опель»

«К моему удивлению, я увидел обыкновенный гоночный автомобиль, узкий, приземистый, с плавными обводами кузова, на больших, широко расставленных колесах, — писал в приложении к советской «Красной газете» в 1928 году очевидец первого автомобиля подобного типа. — Но более близкий осмотр показал, что сходство лишь чисто наружное. На автомобиле не было обычного мотора, ни капли бензина, никакого передаточного механизма. Колеса сидели на осях совершенно свободно, как у любой повозки. Не было заметно обычных средств снаряжения автомашин на контрольном щитке, отсутствовали обычные ручки и педали управления. Руль, небольшая педалька, вольтметр, указатель скорости — и все тут. Педалька составляет управление каким-то электроприбором, получающим ток от находящегося на машине небольшого свинцового аккумулятора автомобильного типа и, очевидно, посылающим его в провода, тянущиеся в заднюю часть автомобиля. Тогда как передок автомобиля не отступал от обычного стандарта и даже кончался, как полагается, радиатором — задняя часть с ее броневым стальным щитом за сиденьем водителя и 12 короткими стальными трубами в добрых 2 вершка, выступающими из щита назад, наподобие жерл гаубиц, собранных в одну батарею, представляла совсем несуразную картину. Во всяком случае, было ясно, что провода от электроаппаратуры шли к магазинным частям этих труб, скрытым от нескромных взоров облепившей машины публики непроницаемой жестью кузова.

Удивление мое моментально исчезло, когда я увидел, что произошло после того, как конструктор машины, инженер Фольксхардт, занял место водителя и нажал педаль. Раздалась оглушительная, непрерывно-частая пальба, словно из пушек, из жерл упомянутых труб вырвались длинные языки пламени и клубы густого белого дыма, и автомобиль, сорвавшись стрелой с места, помчался с громадной скоростью по кругу трека. Ясно стало, что автомобиль движется на реактивном начале, что 12 стальных жерл, изрыгающих дым и пламя, и суть выходные отверстия движущей его ракеты. Перед моими глазами, несомненно,двигался впервые осуществленный реактивный снаряд, управляемый несомым им пассажиром... Как чувствовалось, ракета слушалась водителя идеально. Она быстро забирала скорость и немедленно прекращала работу, как только водитель выключал ток. Повороты осуществлялись при помощи руля. К заднему же ходу машина, очевидно, не приспособлена».

Речь в статье шла о серийном автомобиле Opel Kleinwagen Typ 4, оснащенном двумя пороховыми ракетами конструкции Зандера. Впрочем, первый блин, в полном согласии с поговоркой, вышел комом — машина прошла на реактивной тяге около 50 метров, разогнавшись до скорости бегущего человека. Впрочем, подтверждение возможности такого способа движения было получено, и после установки более мощных ракет заводской испытатель Opel и бывший гонщик Курт Фольксхардт сумел разогнаться на автомобиле до 75 км/час.

Дальше — больше. Для испытаний специально сконструировали ракетный автомобиль Ореl Rak 1, оснащенный двенадцатью мощными ракетами. «Скорость движения регулируется уменьшением или увеличением скорости сгорания газов, — писала тогда газета «Красная звезда».— Корпус автомобиля имеет каплеобразную, наиболее выгодную аэродинамическую форму. По внешности новый автомобиль производит впечатление артиллерийского снаряда на колесах. Гладкая, обтекаемая форма и лак, которым покрыта поверхность автомобиля для уменьшения сопротивления воздуха, еще более увеличивают это сходство. По бокам машины расположены два небольших крыла, придающие автомобилю устойчивость при тех огромных скоростях, которых он достигает. Другая задача этих «плавников» — не дать автомобилю на большой скорости оторваться от земли и подняться в воздух. Контур и угол наклона крыльев выбран таким образом, что они под действием набегающего воздуха все время прижимают автомобиль к земле, и тем сильнее, чем больше скорость машины». И результат, показанный на Rak 1, оправдал все ожидания: в апреле 1928 года преодолел дистанцию в 1500 м со скоростью около 100 км/час, и это при том, что пять ракет не сработали.

После удачных опытов в Рюссельгейме Фриц фон Опель помог энтузиастам сконструировать Opel Rak 2, на котором было установлено уже 24 ракеты, а корпус стал более обтекаемым. 23 мая 1928 года на автомобильном треке близ Берлина (Авус- бан) этот автомобиль развил скорость 236 км/час!

Воодушевленные конструкторы перешли к жидкостным реактивным двигателям. Однако ошибки в расчетах в итоге сделали свое черное дело: 17 мая 1930 года давление в камере сгорания экспериментального двигателя подскочило до 7 атмосфер, горение стало неравномерным, и раздавшийся взрыв уничтожил и машину, и сидевшего за рулем Макса Валье, пионера реактивной наземной техники...

Рекорды драг-рейсинга

Страсть к реактивным автомобилям возродилась спустя всего 30 лет в США, где золотая молодежь увлеклась драг-рейсингом — гонками по прямой на четверть мили (402 метра). Поначалу рейсеры гоняли на обычных серийных автомобилях, но затем в погоне за победой стали их улучшать. Со временем победители стали заправлять своих железных коней не бензином, а специальной смесью, состоящей из 85% нитрометана и 15% этанола. Конкуренцию им могли составить разве что смельчаки, установившие на свои автомобили авиационные турбины. Однако вскоре всех переплюнули гонщики Рэй Даусман и Дик Келлар, гоняющие на реактивной машине. В 1970 году на сконструированном ими автомобиле Blue Flame пилот Гари Габелич пересек рубеж скорости 1000 км/час — на высохшем соляном озере в штате Юта он развил скорость 1001,452 км/час. Этот рекорд продержался 13 лет.

Только после того, как рекорд был побит, Гари задумался о создании еще более мощного ракетного двигателя. Вместе со своим другом Томом Даниэлем он начал конструировать агрегат, который обеспечивал бы наддув метана и был способен разогнать Blue Flame до 1287 км/час. Правда, воплотить свою мечту ему так и не удалось: спустя год он погиб в автокатастрофе.

«К предложению Гари побить его собственный рекорд я всегда относился скептически, — поделился с журналистами своим мнением Дон Флеминг. — Он считал, что, увеличив массовую долю метана, сможет развить достаточную тягу, но он не учел, что при этом увеличилась бы температура в ракете, а серебро катализатора начинает плавиться уже при 950'С. Сейчас мне кажется, что с этой трудностью можно было бы справиться, но вряд ли мы смогли бы решить эту проблему тогда... Тот рекорд в пересчете на нынешние деньги нам стоил три миллиона долларов, если учесть инфляцию, а вот чтобы преодолеть планку в 800 миль в час и побить нынешний рекорд скорости, думаю, потребуется шесть-десять миллионов».

Есть пи прорыв?

«Как же следует смотреть на ракетный автомобиль? — задавался вопросом журналист «Красной газеты» в далеком 1928 году и сам же на него отвечал: — Как на научный опыт, имеющий значение не для автомобилизма, а только для авиации и звездоплавания будущего. Не небо приходит здесь на помощь земле, а земля оказывает посильную помощь небу...»

Артем ПЛАТОНОВ







Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: