Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Заморские захватчики

В 1859 году неизвестный моряк с клипера «Молния» завёз из Англии в Австралию 24 пары диких кроликов. До этого ушастых зверьков на Зелёном континенте никогда не было. Прошло всего пять лет, и кроликов назвали «самым страшным бедствием из всех, когда-либо обрушивавшихся на Австралию».

«Съеденный» континент

Быстро размножающиеся пришельцы из Англии, не имея на новом месте никаких естественных врагов, расплодились до такой степени, что стали одно за другим уничтожать австралийские пастбища, выводить из строя гидротехнические сооружения и даже подкапывать огромные здания, от чего те быстро разрушались.

От «съедения» кроликами Австралию в 30-х годах 20-го века спасли учёные-микробиологи. В разных концах континента в колонии зверьков выпустили по нескольку пар их сородичей, заражённых смертельно опасной для кроликов кишечной инфекцией — миксоматозом, которая при этом была совершенно безвредной для других видов животных. Результаты превзошли все ожидания. Всего через несколько месяцев начавшийся в кроличьей среде поголовный мор скосил в разных местах от 95 до 100% всей популяции разрушителей.

Это был один из первых в истории случаев, когда непродуманное вселение живого организма в новую для него среду обитания обернулось грандиозной экологической катастрофой. К сожалению, в дальнейшем подобные напасти посыпались на человечество одна за другой.

В биологической науке есть такой термин — интродукция. Так называется процесс переселения особей какого-либо животного или растения за пределы его естественного ареала, то есть в те географические регионы, где данный вид никогда не обитал. Интродукцию иногда путают с акклиматизацией. Этим термином в науке именуют процесс приспособления переселенного организма к новым для него климатическим условиям. Что же касается интродукции, то она бывает естественной (когда тот или иной вид живых существ попадает в другие регионы, так сказать, «своим ходом») или искусственной — когда ему помогает человек.

Учёные-биологи ещё в 50-е годы прошлого века выражали серьёзную озабоченность непродуманными действиями хозяйственников по выпуску животных и растений в чуждые для них условия обитания. В частности, известный французский эколог Жан Дорст называл такие эксперименты не иначе как «биологическое загрязнение окружающей среды».

Рыбы — против гиацинта

Классическим примером подобного загрязнения стало стремительное распространение в реках Северной Америки, Южной Азии и Африки водяного гиацинта — растения, происходящего из рек Бразилии и Парагвая. В конце 19-го века его случайно завезли в южные штаты США, и в результате всего за пять лет пришелец до такой степени распространился в здешних водоёмах, что стал серьёзно мешать судоходству. На рубеже 20-го века водяной гиацинт появился также в Индонезии и Индокитае, а затем и в Центральной Африке. На многих участках бассейна Конго по причине массового размножения этого растения судоходство стало вообще невозможным.

На борьбу с гиацинтом в захваченных им странах в течение 20-го века тратились громадные силы и средства. На некоторых реках были даже введены в действие специальные суда-косильщики, вооружённые острыми пилами, которые вырезали в зарослях растений проходы для судов, но этой меры чаще всего хватало лишь на один-два месяца. В настоящее время проблему уничтожения водного агрессора более-менее сносно решают путём применения на заросших реках гербицидов или же вселения в бассейн реки растительноядных рыб — естественных врагов водяного гиацинта.

Что делать с улиткой?

Не менее катастрофическим оказалось и шествие по планете восточноафриканской улитки ахатины, которую местные жители испокон веков употребляли в пищу. Её естественный ареал лежит в полосе побережья Чёрного континента от Мозамбика до Эфиопии. Прибывшие в конце 19-го века в эти места европейцы вскоре тоже оценили кулинарные достоинства ахатины, и в результате её стали разводить во многих странах тёплого пояса планеты, и в первую очередь в Индии, Индонезии и Юго-Восточной Азии.

Однако коварная улитка быстро вырвалась из-под контроля человека и стала чемпионскими темпами заселять новые регионы. Способность её к размножению оказалось поразительной: потомство одной особи за три года может достичь 8 миллиардов (!) улиток. Неудивительно, что в отсутствие естественных врагов прожорливые моллюски в ряде мест уничтожали чуть ли не всю здешнюю растительность.

Для борьбы с ахатиной испробовали множество способов, но самым простым оказалась выплата премий за массовый сбор её особей. Так, на Сингапуре в 1950 году за год было собрано более 500 тысяч особей улитки и около 20 миллионов её яиц. И хотя по сей день ведутся поиски эффективных биологических врагов ахатины, однако хорошего результата учёным добиться пока так и не удалось.

Разведём кукурузу в тундре!

Поле кукурузы

Что же касается нашей страны, то начиная с 30-х годов 20-го века вселение животных и растений в новые районы стало важным пунктом небезызвестного «сталинского плана преобразования природы». Тогда со страниц газет летели лозунги, напоминающие фронтовые призывы: «Победим Волгу!», «Покорим Днепр!», «Откроем богатства недр!», «Перейдём в решительное наступление на природу!».

В те годы стало очень широко использоваться известное мичуринское высказывание: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у неё — наша задача». Имя великого селекционера тогда подняли на щит сторонники бездумного и немедленного преобразования окружающего мира.

Главным теоретиком подобных методов преобразования природы в нашей стране в то время был «народный академик» Трофим Лысенко. Проект переделки окружающе — в го мира ему казался вполне логичным продолжением командно-административной системы. «Лысенковцы» рассуждали примерно так: если мы по своему усмотрению руководим любой стороной человеческой деятельности, то почему бы нам не сделать то же самое и с природными процессами? И вот услужливые «учёные» подвели под эту сомнительную идею «марксистскую» базу.

Они говорили так: если нужно, то народ может сдвинуть горы и повернуть реки вспять. Можно выращивать кукурузу в тундре, а северных оленей для акклиматизации завезти в Каракумы. Можно приказать белуге и осетру, этим исконно проходным рыбам, чтобы они начали жить и нереститься в обычном пруду — примерно как карп. Для всего этого нужно немного: чтобы «вождь всех народов» сказал, что такое «преобразование» нужно стране, народу и партии.

Однако Лысенко и другие не в меру ретивые «преобразователи природы», как выяснилось, напрочь забыли высказывание Фридриха Энгельса: «Не будем, однако, слишком обольщаться нашими победами над природой. За каждую такую победу она мстит нам».

Незадачливые «преобразователи»

Примеров такой «мести» можно привести немало. Одним из самых известных случаев считается вселение в 1930-е годы в — водоёмы европейской части России североамериканской ондатры, которая в итоге всего за четверть века вытеснила из наших рек и озёр русскую выхухоль — ценнейшего пушного зверька. Если в царское время у нас её добывали в больших количествах, а шкурки продавали за золото в Европу и США, то ныне выхухоль по причине крайней малочисленности оказалась внесенной в Международную Красную книгу.

Другой не менее известный пример — завоз и расселение в СССР американской норки. Заокеанский пришелец в течение трёх десятков лет вытеснил из своих исконных мест гораздо более ценную европейскую норку, а заодно также выдру, бобра и оставшихся выхухолей. Вдобавок американский зверёк активно разорял гнезда водоплавающих птиц, чего не делал его европейский сородич. Согласно подсчётам охотоведов, интродукция норки из Северной Америки в итоге принесла народному хозяйству России не выгоду, а лишь многомиллионные убытки.

А вот случай несколько иного рода. В те же «лысенковские» годы в бассейн Аральского моря, которое тогда ещё было рыбопромысловым водоёмом, с целью акклиматизации вселили каспийскую севрюгу. Однако эксперимент оказался неудачным: севрюга на новом месте не прижилась и уже через несколько лет отсюда полностью исчезла. Однако выяснилось, что вместе с этой волжской рыбой в среднеазиатское море был завезён опасный паразит — жаберный сосальщик. Он вскоре вызвал массовую гибель местного эндемика из семейства осетровых — аральского шипа.

Вот так из-за непродуманного вселения оказалась серьёзно подорванной вся рыбопромысловая база Арала. Всего же, по данным академика Алексея Яблокова, в советское время в водоёмы Средней Азии (в том числе и в озеро Иссык-Куль) было завезено не менее 16 паразитов рыб, к которым у местных видов отсутствовал иммунитет.

Современные экологи считают, что в советской практике «преобразования природы» нельзя найти ни одного примера, когда интродукция, задуманная в первую очередь как средство обогащения фауны и флоры, в итоге принесла бы народному хозяйству хотя бы мизерную прибыль. В подавляющем большинстве случаев государственные средства, потраченные на безумные эксперименты по завозу и вселению животных, оказались в лучшем случае выброшенными на ветер, в основном они принесли стране громадные и непоправимые убытки.

Валерий ВЕТРОВ








Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: