Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Огни святого Эльма

«С моря поднималась туча — черная, тяжелая, суровых очертаний, похожая на горный хребет. Она ползла в степь... На месте Луны осталось только мутное опаловое пятно, иногда его совсем закрывал сизый клочок облака. И в степной дали, теперь уже черной и страшной, как бы притаившейся, скрывшей в себе что-то, вспыхивали маленькие голубые огоньки. То там, то тут они появлялись и гасли, точно несколько людей, рассыпавшихся по степи далеко друг от друга, искали в ней что-то, зажигая спички, которые ветер тотчас же гасил. Это были очень странные голубые языки огня, намекавшие на что-то сказочное».

Так описывает М. Горький в рассказе «Старуха Изергиль» одно из загадочных природных явлений — огни святого Эльма. Еше в древнем мире это явление почиталось как особое небесное знамение, причем не злое, а доброе.

...Большой отряд воинов Древнего Рима находился в ночном походе. Надвигалась гроза. И вдруг над отрядом показались сотни голубоватых огоньков. Это засветились острия копий воинов. Казалось, железные копья солдат горят, не сгорая! Природы удивительного явления в те времена никто не знал, и солдаты решили, что такое сияние на копьях предвещает им победу.

Тогда это явление называли огнями Кастора и Поллукса — по имени мифологических героев-близнецов. А позднее переименовали в огни Эльма — по названию церкви святого Эльма в Италии, где их впервые увидели.

Особенно часто такие огни наблюдали на мачтах кораблей. Римский философ и писатель Луций Сенека говорил, что во время грозы «звезды как бы нисходят с неба и садятся на мачты кораблей». Тому несколько примеров...

Поклявшись проплыть вокруг земного шара, Фердинанд Магеллан в сентябре 1519 года отплыл из Испании. Первые несколько недель его суда бороздили давно освоенные воды, вплоть до острова Зеленого мыса, колониального аванпоста в 300 милях от атлантического побережья Африки. Но эти острова были лишь трамплином для прыжка в неизвестность, и 5 октября суда двинулись на юг, в неведомые воды. Команду беспокоило, что ее ждет впереди.

Беспокойство сменилось страхом, когда грянула страшная буря, и в команде стал назревать бунт, хотя Магеллан и повернул назад. И вдруг по верхушкам мачт высыпали шарики, испускавшие трепещущий голубоватый свет: на морском жаргоне, огни Святого Эльма, а они считались знамением, ниспосланным святым, покровительствующим морякам.

Моряк Антонио Пифагетта писал в своем отчете об этом путешествии: «Священное эго светило, инако Святой Эльм, многажды являлось нам, воссияв... темнейшей из ночей он пребывал на грот-мачте два часа, или более того, дабы утешить нас в наших стенаниях. Когда благословенный этот свет приуготовлялся покинуть нас... мы взывали о милости. И когда мы уже мнили себя покойниками, море внезапно стихало».

А вот свидетельство капитана одного английского парусника.

Случилось это в 1695 году, в Средиземном море, у Балеарских островов, во время грозы. Опасаясь бури, капитан приказал спустить паруса. И тут моряки увидели в разных местах корабля больше тридцати огней Эльма. На флюгере большой мачты огонь достиг более полуметра в высоту. Капитан послал матроса с приказом снять его. Поднявшись наверх, тот крикнул, что огонь шипит, как ракета из сырого пороха. Ему приказали снять его вместе с флюгером и принести вниз. Но как только матрос снял флюгер, огонь перескочил на конец мачты, откуда снять его было невозможно.

Еще более впечатляющую картину увидели в 1902 году моряки парохода «Моравия». Находясь у островов Зеленого Мыса, капитан Симпсон записал в судовом журнале: «Целый час в море полыхали молнии. Стальные канаты, верхушки мачт, нок-реи, ноки грузовых стрел — все светилось. Казалось, что на шканцах через каждые четыре фута повесили зажженные лампы, а на концах мачт и нок-рей засветили яркие огни». Свечение сопровождалось необычным шумом:

«Словно мириады цикад поселились в оснастке или с треском горел валежник и сухая трава...»

Огни святого Эльма

Огни святого Эльма разнообразны. Бывают они в виде равномерного свечения, в виде отдельных мерцающих огоньков, факелов. Иногда они настолько похожи на языки пламени, что их бросаются тушить.

Несмотря на всю кажущуюся необычность этого явления, оно довольно давно нашло естественное объяснение: такие огни — тихие электрические разряды в атмосфере.

Наблюдают их чаще всего во время гроз, снежных бурь, шквалов, когда в облаках и на поверхности земли накапливается большое количество электричества. Наша планета окружена электрическим полем, подобным тому, какое образуется вокруг любого заряженного электричеством тела. В большинстве случаев воздух заряжен положительно, а земля отрицательно. Возникновение электрического поля в нижних слоях атмосферы происходит главным образом за счет ионизации воздуха. Обычные молнии сопровождаются оглушительным треском — громом, ведь молния — это сильный и быстрый электрический разряд. Однако при определенных условиях происходит не разряд, а истечение зарядов, различное по продолжительности.

В принципе это тот же разряд, но только «тихий», который специалисты называют коронным, то есть венчающим какой-либо предмет подобно короне. При таком разряде из различных острых выступов — шпилей, башен, высоких шестов, деревьев, корабельных мачт и т. д. — начинают выскакивать одна за другой маленькие электрические искры. Если искр много и процесс длится более или менее продолжительно, то мы и видим бледно-голубоватое сияние, похожее на язычки пламени.

А так как ионизация атмосферы в верхних слоях обычно выше, чем в нижних, то потенциальные электрические поля в горах обладают значительно большей интенсивностью, чем на равнинах. Поэтому и огни Эльма в горных районах наблюдаются чаще.

В XVIII веке в Италии по коронным разрядам узнавали о приближении грозы. В одном из замков в землю было воткнуто копье, и стражник время от времени подносил к его верхушке свою алебарду; если между копьем и алебардой начинали проскакивать искры, стражник звонил в колокол, предупреждал жителей о ненастье...

Во все времена считалось, что появление огней святого Эльма является добрым предзнаменование.

Однако, уверенность в этом не только необоснованна, но и опасна, так как при атмосферных условиях, порождающих эти огни, растет и вероятность того, что молния поразит как раз те места, которые облюбовали огни Святого Эльма.

Действительно, не без участия огней Святого Эльма произошла катастрофа, радикально изменившая воздухоплавание. 6 мая 1937 года во время посадки прибывшего из Германии роскошного пассажирского дирижабля «Гинденбург» в Лейкерсте, штат Нью-Джерси, там появилась огромная туча. Капитан отложил посадку огромного наполненного водородом судна на время, пока не пройдет гроза. Когда гроза сменилась моросящим дождем, корабль пошел на снижение и члены экипажа выбросили на землю тяжелые посадочные тросы. К ужасу команды, вскоре вокруг хвоста «Гинденбурга» появились яркие язычки пламени и быстро объяли всю поверхность дирижабля. Кое-кто из находившихся на борту успел выпрыгнуть и спасся, но тридцать шесть человек погибло.

Расследование катастрофы привело к выводу, что выходящий в местах утечек водород, газ весьма горючий, был подожжен электрическим током, бежавшим вверх с земли по посадочному канату «Гинденбурга». Обычно безвредное свечение огней Святого Эльма породило страшный пожар, погубивший не только «Гинденбург», но и дирижабль как вид транспорта. С тех пор ни один дирижабль не перевез ни единого платного пассажира.








Статьи         Статьи     Следущая











Друзья сайта: