Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Голос за стеной

Во все времена люди знали, что помимо обычного общения, так сказать тет-а-тет, существуют и другие «средства связи». Сколь иной человек не был бы закомплексован на единственно научном подходе, есть вещи, которые не требуют и для него доказательств. Он знает, что бывает и какое-то «тайное единение» между людьми.

Известный экстрасенс Пётр Зарубин даже считал: «Если двоим предопределено в конце концов быть вместе, то между ними ещё и до их встречи может возникнуть тайная связь».

Исследователь аномального (когда-то он даже исследовал некую сущность, условно названную им «водочным бесом») Пётр Зарубин, питерский экстрасенс, до отъезда в Америку - на семинарах рассказывал историю, участников которой знал лично.

Некто Олег, товарищ его по студенческой скамье в конце 70-х, на этой самой скамье поделился с ним загадочными событиями, происходящими у него дома. Он, приехав из Суздаля, обосновался в коммуналке на Васильевском острове, куда его подселила бабка. Это был старый доходный дом на 7-й линии неподалёку от знаменитых египетских сфинксов, рядом с легендарной аптекой доктора Пелля и таинственной «башней грифонов» - с пронумерованными кирпичами. Атмосфера этого места «брала своё» по вечерам, несмотря на дневную жизнь коммуналки.

Однажды вечером Олегу вдруг показалось, что он как будто слышит голос за стеной. Сперва подумал было, что где-то не выключили радио. Но через несколько дней он явственно расслышал за стеной весёлый голос девушки, спорившей вроде бы со своей мамой, голоса которой он почему-то не слышал.

Коммунальные перегородки, как известно, иногда только усиливают звук. Но его комната была угловой, и голос доносился через старую кирпичную стену... Из какой-то другой квартиры? Но через такую стену, наверное, не расслышать и отбойный молоток. Однако день ото дня голос делался как будто ближе. Конечно, акустика дело тёмное: может оыть, звук как-то и резонирует через такую стену? Но почему доносится только этот голос? Или этот голос девушки попадает в какую-то сложившуюся здесь частоту колебаний?

Олег подумал, не услышит ли и она его? И однажды, когда девушка что-то напевала - вероятно, была одна - он начал подпевать через стену... Так началось их знакомство...

Галя тоже была удивлена неожиданной слышимостью и тем, что стена из всех звуков пропускала только их голоса. Они не торопились встретиться, это разрушило бы таинственную игру, которая началась между ними. Не у каждого есть невидимый друг, и о нём не стоило распространяться, они пока и не распространялись. Этому другу можно было сказать и такое, что в обычном разговоре сказать не получится, а через стену - получалось. «Вот так, наверное, - фантазировал Олег, - в застенках, найдя возможность общаться, двое вкладывали в это общение нечто большее, о чём бы ни говорили».

У каждого из них была своя жизнь, Галя училась в Технологическом, Олег - в Бонч-Бруевича. Но оба любили прогуляться по Большому проспекту, который был совсем рядом, и Олег даже думал, что, вероятно, они уже мимоходом пересекались днём... Но вот поздний вечер... Тихое постукивание, вызов на связь. Шутливый вопрос: «Кто в тереме живёт?» Весёлый ответ: «Я, лягушка-квакушка!» Начинался разговор словно бы соучастников какого-то заговора. Беседовали как бы по телефону, однако «вживую». К слову, как выяснилось, телефона у Гали и не было.

Но Олегу всё-таки хотелось поделиться с кем-нибудь, и однажды он позвал своего приятеля Петра Зарубина, тоже будущего инженера связи, - «послушать стену», чтобы вместе поразмыслить о такой «акустической коммуникации».

Зарубин уже в те времена интересовался различными аномалиями. Он чувствовал и в себе какое-то углублённое мировосприятие, и с особенным интересом стал прислушиваться к стене, когда Олег сказал, что «Галя вышла на связь». Рассказывая впоследствии, на семинарах, эту историю, Пётр Зарубин упоминал, что, в сущности, именно тогда он и «начался как экстрасенс».

Олег что-то спрашивал «через стену», но Зарубин не слышал ответов, однако чувствовал, что налажена какая-то связь, хотя ни акустика, ни резонанс ни при чём. Он не знал, «как оно работает», и тогда попытался не вслушаться а, как говорил, «вчувствоваться», и, в конце концов, его восприятие дало ему тончайший «допуск» к разговору. (Об этом восприятии он, конечно, не распространялся в Бонч-Бруевича.)

Зарубин тогда впервые предположил, что между людьми, которым предопределено быть вместе, заранее возможна тайная связь, а старая каменная стена служила своего рода проводником.

Когда Зарубин попытался объяснить это другу, тот не поверил в особую «тайную связь» и пригласил в качестве эксперта бабку, которая слышала всё. Это хорошо знали жители коммуналки. Бабка вообще не поверила в «разговор со стеной». Посмотрела на них. Они определённо не были дураками.

«Говорить оттуда некому, никого там нет. Сам прикинь, умник, дом за твоей стеной и кончается... Проулок там...»

Разобраться, где «кончается дом», куда стена выходит, было непросто в лабиринте проходных дворов. Всё же умникам удалось прикинуть: верно, стена - в проулок. И вот через эту стену на следующий день Олег, не задумываясь, «как оно работает», и назначил свидание.

На семинарах Зарубин не вдавался в подробности их разговора. Но оказалось, что Олег любил прогуляться по Большому проспекту Васильевского острова, а Галя - по Большому проспекту Петроградской стороны. Там она и живёт, и её угловая комната, как выяснилось, тоже упиралась в какой-то проулок.

После свидания стена перестала «работать». А вскоре дом Галины пошёл под снос... И она переселилась на Васильевский остров - в комнату с той самой стеной, которая их «познакомила».

Через несколько лет история имела продолжение. В середине 80-х, когда в Армении случилось землетрясение, Олег был в командировке в Спитаке. Под завалами оказались сотни людей, и выживших искали почти наугад. Олег оказался в лифте сложившейся многоэтажки.

Прошло уже двое суток. Олег решил попытаться воспользоваться нетрадиционным способом связи. Прижавшись к стене, он словно вживался через эту стену во что-то непостижимое... Эта стена должна была сделаться проводником в нечто всеобъемлющее, в некую сферу, где уже нет границ. Когда-то это получилось само собой, но теперь он сам должен был «выйти на связь»...

И вот Галя, не спавшая третьи сутки, услышала тихое постукивание из той самой старой стены на Васильевском. Вопрос: «Кто в тереме живёт?» Ответ: «Я, лягушка-квакушка!» И Олег назвал адрес в Спитаке - где надо его искать. Галя сообщила спасателям, что каким-то чудом муж дозвонился из разрушенного здания в Спитаке... Вскоре Олег был дома.

Пётр Зарубин воздерживался делать выводы из всей этой истории, как бы за гранью разумного.

Максим СИВЕРСКИЙ







Предыдющая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: