Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Нерушимый мост

Этот необъяснимый случай из своей практики рассказал заслуженный энергетик, кавалер орденов Трудового Красного Знамени и «Знак Почета» Н.В. Давыдов.

- В пору моей прорабской молодости довелось мне поработать в глубинном районе Каракалпакии, в пустынной и малонаселенной местности, прилегающей к южному побережью Аральского моря. Мы вели высоковольтную трассу из поселка Шахаман, в котором заканчивался всякий асфальт, к рыбацкому поселку Казахдарья на Арале. Между двумя этими пунктами лежало сорок километров совершенно плоской, кочковатой, пропитанной солью степи, где отсутствовал даже намек на какое-либо жилье.

Однако со строительной точки зрения это были идеальные условия для работы. На всей трассе имелось лишь единственное препятствие - магистральный канал, как бы опоясывавший поселок Казахдарья. Водную преграду пересекал крепкий деревянный мост, перед которым стоял столб со знаком, указывавшим предельную величину нагрузки - 10 тонн. Это был единственный мост на всю округу. Никакой другой переправы через канал не существовало. Между тем за каналом, в поселке, нам предстояло поставить еще десяток «свечек».

Проблема заключалась в том, что установить опоры-«свечки» без строительной техники было невозможно. А вес бульдозера составлял 13 тонн. Ну, это еще - куда ни шло! А вот вес специального тракторного крана, называвшегося КЛЭП и похожего на разлапистую каракатицу, тянул почти на 20 тонн! Двойное превышение предельной нагрузки - уже не семечки! И это стало для меня непрерывной головной болью, ведь вся ответственность за строительство трассы лежала на мне.

Наконец мы поставили последнюю опору перед каналом. Хочешь не хочешь, надо было перебираться на другой берег. Всей бригадой мы столпились у моста. Воды в канале в этот знойный летний период текло не так много, но само ложе канала было довольно глубокое, с крутыми забетонированными откосами. С учетом этих откосов длина моста составляла метров двадцать или около того. Мост выглядел прочным, его настил опирался на решетчатую конструкцию из бревен, которые высохли на жарком солнце добела и лишь у самой воды были покрыты бледно-зеленым мхом.

- Мосты вообще-то строят с большим запасом прочности, - изрек мой бригадир Геннадий Петров. - Должен выдержать. - Другие монтажники нестройным хором поддержали его. Но последнее слово оставалось за мной, прорабом. А что я мог сказать? Я ведь только начинал свою трудовую деятельность, и строительного опыта за моими плечами было - кот наплакал. А с другой стороны, я и сам понимал, что другого пути на тот берег у нас нет. Только этот мост! Вдобавок хотелось выглядеть в глазах своих рабочих волевым и решительным командиром.

И вот после недолгих колебаний я бодро распорядился:

- Будем перегонять!

С моей стороны это было, конечно, чистой авантюрой.

Но кое-какие меры безопасности мы все же приняли. Бульдозерист Сагдулла подогнал свой трактор к мосту, выровнял по осевой линии, включил на малый ход, застопорил педаль, а сам выпрыгнул. Бульдозер без механизатора, урча, медленно пополз вперед. Мост повел себя совсем не так, как мы ожидали. Он не гнулся и не трещал, он начал беззвучно раскачиваться, как при землетрясении, так что очертания его элементов сделались зыбкими. Казалось, вот сейчас амплитуда раскачки превысит некий максимум, и мост рухнет вместе с бульдозером в мутные воды канала. Но тут все заметили, что бульдозер миновал середину моста и уже приближается к противоположному берегу. Сагдулла вприпрыжку помчался следом, догнал свою машину и ловко запрыгнул в кабину. Управляемый бульдозер свернул с колеи и замер на пригорке.

так, первое испытание мост выдержал. Но впереди было еще одно, гораздо более тяжелое. Здравый смысл подсказывал, что это крайне рискованное предприятие, но всеми нами уже владел некий азарт. Мы дали мосту отдохнуть полчаса, после чего механизатор КЛЭПа Анатолий Палтусов повторил манипуляции Сагдуллы, так же выпрыгнув в последний момент из кабины.

Вот огромная железная каракатица полностью вползла на деревянный настил. Мост начал раскачиваться, но гораздо сильнее, чем под бульдозером. Его горбатые перила дрожали, как в лихорадке, а затем и вовсе принялись прыгать в буквальном смысле слова. И тут в звенящей тишине послышался звук, подобный тяжкому стону. Мост словно жаловался, что его силы на исходе. В глазах у меня потемнело, к горлу подступил ком. Вот сейчас случится непоправимое! Боже, что я наделал! Вибрации моста становились все интенсивнее, было ясно, что скорое разрушение неизбежно, а ведь КЛЭП не достиг еще и середины...

И вдруг мост исчез! Нет, не рухнул в канал, а мгновенно исчез, растворился вместе с тракторным краном! На их месте словно бы образовался какой-то плотный сгусток воздуха. Да и со мной происходило что-то странное. Я будто утратил представление о пространстве и времени, перестал ощущать, что рядом со мной находятся монтажники. Я оказался совершенно один в каком-то воздушном коконе...

Понятия не имею, как долго длилось это состояние. Но вот привычные ощущения вернулись ко мне, и я с непередаваемым облегчением осознал, что мост цел и невредим, а КЛЭП уже движется по противоположному берегу.

Я повернулся к своим орлам. Все они стояли, застывшие, как статуи, с разинутыми ртами и выпученными глазами.

- Палтусов! - крикнул я. - Не зевай!

Механизатор словно вырвался из небытия и помчался на тот берег вслед за своим краном.

Позднее выяснилось, что все члены бригады пережили те же ощущения, что и я. Все наблюдали дикую вибрацию, исчезновение моста вместе с трактором, а затем испытали чувство утраты связи с реальностью.

Это был первый и последний случай в моей производственной практике, когда я отважился на откровенную авантюру. Правда, и позднее приходилось рисковать, причем не раз. Но этот риск всегда был тщательно просчитан и сведен дополнительными мерами до минимума.

Что же касается случая с мостом, то я, конечно, много размышлял о нем. Позднее даже делал расчеты. Мост никак не мог выдержать тяжести КЛЭПа. Но выдержал. Это, конечно, чудо.

Записал Валерий НЕЧИПОРЕНКО







Предыдющая     Статьи     Следущая











Друзья сайта:




Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг