Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Бессмертие на крови

Недавно произошло событие, делающее честь отечественной науке. Выдающиеся учёные запада наконец-то восстановили историческую справедливость, признав, что первые тропинки к повсеместному внедрению кибернетики наряду с американским физиком и математиком Джоном фон Нейманом проложил русский врач Александр Богданов.

Надо признать, Богданов, настоящая фамилия которого Малиновский, будучи директором первого в мире Научно-исследовательского института переливания крови, как никто другой в середине 20-х годов минувшего века владел вопросом. Что, впрочем, его, ставящего на себе самом дерзкие опыты, погубило. Смерть в 1928 году этого выдающегося мыслителя, талантливого писателя, убеждённого большевика, соратника и друга Ленина сразу породила массу вопросов. Всё из-за непроницаемого покрова тайны, наброшенного на неё и, как ни странно, не сорванного поныне. Впрочем, как бы то ни было, биографам Богданова известны, по меньшей мере, две поразительные её составляющие. Первая заключается в том, что Богданову удалось-таки приблизить нас к обретению если не бессмертия, то завидного долголетия. Вторая в том, что отец отечественной космонавтики Константин Циолковский, будучи его другом, проектировал «ракетные поезда» не столько для того, чтобы изучать ближние и дальние планеты Солнечной системы, сколько для того, чтобы заселять «избыточными, ставшими бессмертными землянами, всякое небесное тело, для этого пригодное». В том, что вопрос с бессмертием и внешней космической колонизацией ставился именно так и не иначе, сомневаться вряд ли приходится.

Воскрешение мёртвых возможно

Именно с таким заявлением в 1924 году выступил инженер, политик, дипломат Леонид Красин, один из членов комиссии по увековечению памяти В.И. Ленина. Заявил он это тремя годами ранее, участвуя в похоронах Льва Карпова, «генератора идей» не имеющей аналогов в тогдашней мировой практике биохимической лаборатории, вскоре преобразованной в экспериментальный исследовательский центр ленинского мавзолея. На базе этого центра возник Физико-химический институт имени Карпова. Отметим, что этого видного деятеля большевистской партии не решалась репрессировать царская охранка, потому что в противном случае Россия лишилась бы новых разрабатываемых и внедряемых им технологий в производстве скипидара, канифоли, медного купороса, хлороформа, жидкого хлора, хлорида кальция. «Химические заслуги грандиозны», - отзывался о делах Карпова его ближайший друг Красин. При этом он утверждал: «Для будущего равноправного человечества им сделано больше - удалось в нетленности законсервировать ткани усопших, процесс предполагающий воскрешение усопших». Заявление, надо признать, вполне корректное. Красин, взывая к всесилию науки будущего, призывал Богданова «не дремать, учиться у других». Под другими он подразумевал, конечно, философа Рудольфа Штайнера, с которым лично был знаком Богданов, - «исправный парижский слушатель его изумляющих лекций». Лекции и впрямь не могли не изумлять. Штайнер, например, говорил, что ему доподлинно известно, что на пластины крови идёт непрерывная запись информации о малейших изменениях в состоянии внешнего мира с целью организации жизнедеятельности организма человека.

Старость - состояние противоестественное - вносит в запись и обработку информации сбои. Следовательно, если нам действительно нужно бессмертие, мы обязаны научиться понимать язык крови, научиться записывать на её пластины максимальное долголетие субъекта. Богданов, будучи студентом-медиком, на призыв учителя откликнулся активно в том смысле, что согласен с непризнанным гением Николаем Фёдоровым в том, что человечество обречено жить вечно, так как у исчерпавшего себя человеческого рода в дело ныне вступает активная преобразующая сила разума. Она требует не ограниченного временем совершенствования, вечной жизни. «Мы далеки от идеи Фёдорова собирать прах предков, оживляя его, - говорил Богдзнов, - мы будем собирать, изучать, оживлять кровь, чтобы эта жидкая текучая жизнь гарантировала жизнь вечную».

Если не мы, то кто?

По инициативе Александра Богданова на одном из предприятий германского электротехнического концерна «Сименс» был размещён заказ на изготовление рефрижераторного оборудования для Института крови. Требования к холодильникам предъявлялись жёсткие - близкая к абсолютной надёжность! Благодаря чему с тех пор в России хранится более 20 тысяч образцов замороженной крови. Её сохранность ныне обеспечивает другое оборудование, поддерживающее сверхнизкие температуры. Банк этой крови - редчайшей по группам, факторам резуса, генетике - в прямом смысле служит максимальному продлению долголетия. То есть, современным учёным есть из чего выбирать, на чём экспериментировать. Другое дело - первые шаги Александра Богданова - ему, идущему по минному полю неизведанного, выбирать было не из чего. Оставалось рассчитывать лишь на «непрогнозируемый отклик собственного организма, на отклик организма единственного сына Александра», ставшего впоследствии авторитетным генетиком. Сын - Александр Александрович Малиновский - первый триумфальный совместный с отцом эксперимент всегда характеризовал скупо, открывая собеседникам только то, что, когда ему было 25 лет, по методике отца они обменялись с ним полностью кровью, что омолодило Богданова-старшего и до неузнаваемости изменило конституцию тела сына. Действительно, как записано в экспериментальных листах, до замены крови Богданов-сын был худощав, хлипок, быстро утомлялся. После переливания крови осанка сделалась коренастой, кость широкой, мускулатура выпукло приросла, как у прадеда его. «Кровь вспомнила предка, на человеке мы получили прогнозируемый результат», - возликовал Богданов-старший, подчеркнув, что имела место мутация. Корректировка корневых, возможно, генетических, записей на пластинах крови.

От триумфа к трагедии

Автор книги по истории отечественной медицины, изданной в 1954 году, профессор Алексей Квашнин, рассматривая становление науки о старении организма - геронтологии, уверяет, что истинная причина смерти Александра Богданова никогда никем не скрывалась и хорошо изучена коллегами учёного. Она якобы в том, что директор Института переливания крови, пытаясь добиться предельного долголетия одновременно с омоложением, возвёл в культ прямой обмен кровью с самим собой. Говоря конкретнее, оказывается именно Богданов-старший первым в СССР и одним из первых в мире начал повсеместно применять чудодейственную, без преувеличения, методику, ныне хоть и рискованную, но на современном уровне развития медицины выказывающую потрясающие воображение результаты.

Достаточно напомнить, что благодаря методу круговорота крови, замкнутой на пациента, существенно была продлена жизнь таким известным государственным деятелям недавнего прошлого, как Л. И. Брежнев, Ю.В. Андропов, М.А. Суслов. Разумеется, ни о каком бессмертии речи не шло. И всё же уже первое десятилетие нынешнего века расширило возможности омоложения организма, по образному выражению американского учёного Вили Стерна, настолько контрастно, что дряхлеющий субъект реально возвращал свой облик 10-15-летней давности. Метод, впрочем, стоит денег и немалых. Их охотно выкладывают представители политики, шоу-бизнеса. Стерн, в частности, не называя фамилий, утверждает, что возглавляемая им клиника живёт в основном за счёт «российской богатенькой попсы, идущей на колоссальный риск, дающей расписки в случае отрицательных результатов претензий не выдвигать». Отрицательные результаты имеют вполне конкретное имя - Смерть.

Химическая кровь не всем на пользу

Только так, ибо эффективность процесса этого вида трансфузии - переливания крови пациента «на самого себя» - зависит от всевозможных, далеко, ещё раз подчеркнём, не безвредных химических реагентов при этом применяемых, являющихся ноу-хау, потому засекреченных транснациональными фармацевтическими корпорациями. Во времена Богданова, разумеется, ничего подобного в помине не было. Этот мужественный человек, желавший, по его словам, сделать «главный подарок человечеству в виде абсолютного здоровья», химические, биологические добавки к крови и плазме крови испытывал на себе самом. Профессор Квашнин уверен, что погиб он «из-за разбалансировки неких несбалансированных элементов, которые, сбалансированные, благодаря стараниям его последователей когда-нибудь обязательно дадут ожидаемые результаты». Квашнин прямо говорит о том, что Богдановым была получена искусственная кровь. Та самая, что спасла жизни многим солдатам и офицерам Великой Отечественной войны. «Полное замещение крови естественной кровью искусственной - вот твёрдые шаги к завидному долголетию!», - с пафосом восклицает Квашнин.

Александр ВОЛОДЕВ








Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: