Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Поддельный человек, или загадки Пилтдауна

В современной литературе, посвященной теме происхождения человека, любопытствующий в качестве наших предков может найти австралопитека, человека умелого и человека прямоходящего. В качестве близких родственников, боковых ответвлений и самого древнего предка свежайшие издания по антропологии рассматривают неандертальца, человечков с острова Флорес и сахелантропа, более известного под забавным прозвищем Тумай. Однако существо под названием эоантроп или «человек зари Доусона» современные антропологи всерьез не принимают. Между тем без малого сто лет назад, Eoanthropus dawsoni претендовал на то, чтобы его признали «переходным звеном между последней обезьяной и первым человеком». Даже более того — «первым англичанином». Начало ХХ столетия было временем триумфальных побед дарвиновской теории эволюции. То, что человек произошел от обезьяны, воспринималось практически как постулат. Оставалось найти лишь материальные свидетельства существования «недостающего» или «отсутствующего звена» — некоего вида или цепочки видов, которые связали бы воедино «последнюю обезьяну» и «первого человека». Ученые сходились во мнении, что гипотетическое существо должно «поровну» сочетать в себе черты обезьяны и человека. Например, иметь обезьянью челюсть и человеческий свод черепа, ходить на двух ногах, но при этом сохранять оволосение по обезьяньему типу.

В 1910-12 годах в местности Пилтдаун в Великобритании был найден очень удачно вписывающийся в эту концепцию череп ископаемого гоминида. Его нашел адвокат и геолог-любитель Чарльз Доусон. Он имел привычку в поисках интересных находок посещать карьеры добычи гравия на общественных землях в Пилтдауне близ поместья Бэкхем и местечка Люис, что в графстве Сассекс. И вот однажды он обнаружил фрагменты черепа, челюстной кости и зубы странной формы. Осознавая слабость своих познаний, Доусон поспешил со своими находками к Артуру Смиту Вудварду — известнейшему в то время ученому, хранителю отдела палеонтологии Британского Музея.

Вудвард сам приехал на место загадочной находки. После внимательного, хотя и недолгого изучения костей, он решил дать делу законный ход, — на заседании Лондонского Геологического общества 18 декабря 1912 года официально объявив об уникальном открытии.

Вудвард, опираясь на свои опыт и авторитет, заявил перед всем научным миром, что находки представляют собой доселе неизвестную разновидность исчезнувшего гоминида, который и являлся недостающим эволюционным звеном между обезьянами и ранними людьми.

Находка получила почетное и громкое имя — «Человек зари Лоусона» (Eoanthropus dawsoni). Отныне она заняла самое важное место в науке о возникновении человека.

Научный мир настолько заждался этогo недостающего звена, что практически сразу признал ее. Особенно «человек зари» радовал англичан, ведь Британские острова становились ключевым регионом планеты в возникновении человека. Питекантроп, который ранее был найден на Яве, был обьявлен то ли тупиковым звеном, то ли просто обезьяной — его «дикость», судя по костям, была столь велика, что иметь такого «предка», к тому же из Азии, современному просвещенному человечеству просто не хотелось. Мало кто тогда сомневался, что эоантроп был прямым предком современного человека. Научный мир, и прежде всего сторонники теории эволюции, праздновали победу. Ведь находка выглядела точно так, как и предсказывали. Но затем начались определенные неприятности.

Началось с того, что в результате исследования по установлению возраста слоев гравия в Пилтдауне, проведенных в 1926 году, выяснилось, что они моложе, чем предполагалось ранее. Это означало, что эоантроп не мог быть столь древним предком человека, как думало большинство ученых. Оставалась надежда на то, что в результате подвижек слоев грунта древние останки «человека зари» поднялись в более «молодые» слои. Но вот с начала тридцатых годов в разных частях мира стали обнаруживать все новые и новые находки ископаемых гоминидов. Среди них было немало останков человека прямоходящего, питекантропа. Были открыты австралопитеки, найдены новые кости неандертальцев. Свежих находок эоантропов не было. К тому же на гипотетических эволюционных древах он оказывался полностью изолированным от других видов. Количество таких «странностей» увеличивалось год от года.

В первой половине пятидесятых сразу несколько групп ученых принялись за новые исследования «человека зари». Результаты оказались шокирующими! Выяснилось, что в течение почти полувека перед всем научным миром лежала откровенная подделка. Пусть умело сделанная, но фальсификация. Останки эоантропа были составлены из вполне современного человеческого черепа, которому было около 600 лет, челюсти орангутана и обточенных зубов шимпанзе. Затем все это было помещено в гравий. Химические тесты показали, что фрагменты были искусственно состарены: их выдержали в ванне с хромом и кислотными железистыми растворами, в том числе сульфатными. Все эти элементы без труда определились во время химического анализа, причем выяснилось, что ни хром, ни сульфат отдельно в месте находки не встречаются. Было также достоверно установлено, что зубы тоже были искусственно состарены — их подвергли трению, тем самым смоделировав плоский тип истирания зубов, характерный для человека, а не для обезьяны.

Последствия подделки и ее разоблачения были весьма значительными — научный мир долго с подозрением относился к новым находкам гоминидов. Это заметно помешало быстрому научному признанию подлинности находок, сделанных в пятидесятые-шестидесятые годы в Африке — скептикам теперь везде мерещились подделки. Кроме того, хотя такая «аномалия» как «человек зари» была устранена со схемы эволюционного развития человека, проблему недостающего звена это не решало. Ситуация скорее еще больше запуталась: ни австралопитек, ни питекантроп, ни другие находки не подходили на эту роль.

Начались поиски: кто же был автором подделки? Может быть, сам Доусон — столь удачная находка открывала ему двери в престижнейшее британское Королевское Общество, в которое он никогда бы не попал при других обстоятельствах? А может быть, это Вудвард, который получил немалую долю славы от столь замечательного открытия? Другие считали, что он сам стал жертвой, что некто решил посмеяться над амбициозным ученым, подсунув ему откровенную подделку, чтобы опозорить его. А что, если это друг Вудварда — Сэмюэль Вудхед, имевший доступ к костным останкам и химикалиям, которые он поставлял для экзаменов на получение лицензии доктора?

В перечне подозреваемых были и более громкие имена. Например, Пьер Тейяр де Шарден, французский иезуитский священник и палеонтолог, который сопровождал Доусона во время первых совместных раскопок в Пилтдауне вместе с Вудвардом. Называли и имя сэра Артура Киса, выдающегося анатома, в то время хранителя Музея Королевского колледжа хирургов. Но, пожалуй, самым громким именем было имя сэра Артура Конан Дойла, автора произведений о Шерлоке Холмсе, который жил рядом с Пилтдауном, лично знал об увлечениях Доусона, интересовался окаменелостями и к тому же, как известно, отличался немалой изобретательностью.

Все-таки имя фальсификатора долгое время оставалось загадкой. Вполне возможно, это была целая группа английских джентльменов, которые решили всего лишь подшутить над скромным и неопытным Доусоном, даже не предполагая, куда это может завести.

Свет на тайну Пилтдауна был пролит лишь в 1996 году, спустя сорок лет после разоблачения фальсификации. В хранилищах Британского Музея еще в 1975 году был обнаружен ящик с какими-то костями внутри и инициалами М.А.С.Н., на который поначалу никто не обратил особого внимания. Лишь через два десятилетия после его находки британские палеонтологи Брайан Гардинер и Эндрю Керрант решили провести анализ костей и установить, кому же принадлежал загадочный ящик. Первый же анализ костей показал, что они принадлежат вполне современному человеку, но были состарены с помощью тех же химических соединений, что и знаменитые останки «человека зари». Вскоре раскрылась и тайна инициалов М.А.С.Н. — под ними скрывалось имя Мартина А. К. Хайтона. После изучения его биографии все встало на свои места.

Хайтон был весьма известным ученым, который в 1936 году стал хранителем отдела зоологии в Британском Музее. Сама история с подделкой началась гораздо раньше, когда в 1912 году он работал в качестве добровольца в Британском Музее. Через какое-то время Хайтон решил, что уже стал достаточно профессиональным сотрудником, чтобы его труд был оплачиваемым. Он обратился к Вудварду с просьбой о еженедельной заработной плате. Тот отказал. И тогда Хайтон, чтобы пристыдить и опозорить Вудварда, решился на «изобретение» Пилтдаунского человека. Он вряд ли рассчитывал, что эта глупая шутка превратится в «важное научное открытие» и хотел лишь доставить неприятности своему врагу. Когда же дело приобрело столь широкую огласку, скромный доброволец из Британского Музея уже не решился выступить с саморазоблачением. Те кости, что были обнаружены в ящике, являлись, скорее всего, пробным материалом для шутника, на котором он испытывал свой метод состаривания находок.

Впрочем, до сих пор подробности этой истории покрыты мраком. Хайтон мог быть не единственным шутником и даже не автором идеи. Любители запутанных детективов могут предположить, что некто намеренно положил эти кости в ящик с инициалами Хайтона, чтобы увести следствие в сторону. Но главного это не меняет. С какого-то момента славный Eoanthropus dawsoni исчез со страниц учебников по антропологии.

Виктор БУМАГИН








Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: