Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Самоубийственная зараза

С тех пор как человечество стало страдать от онкологических заболеваний, лекарство от рака ищут учёные большинства стран мира. Увы, панацея пока не найдена - лишь средства, которые облегчают страдания.

Сегодня метод лечения, который более ста лет назад предложил английский врач Уильям Колей, вспоминают нечасто: «вышибать клин клином» — так часто называют его идею бороться с раком, заражая пациентов стрептококками. И, как считают специалисты, ирония тут совершенно напрасна.

1 октября 1890 года молодой хирург Уильям Колей (он только двумя годами ранее окончил Военно-медицинскую академию) принимал одного из первых пациентов в своей частной практике в Мемориальной больнице города Нью-Йорка. Несмотря на то, что как специалист он был еще весьма неопытен, титулованные коллеги уже разглядели в нем недюжинный талант и прочили ему большое будущее на хирургической «сцене». Ему вполне доверяли непростые клинические случаи.

Семнадцатилетняя пациентка доктора Колея страдала от болезненной опухоли на руке, которая постоянно увеличивалась в размере. Несчастная пострадала от нелепой случайности: несколькими месяцами ранее в поездке на Аляску руку Элизабет Дашилл зажало между двумя железнодорожными вагонами. Когда неудачливая пассажирка поняла, что ушиб не собирается заживать, стало ясно, что в рану попала инфекция. Тогда она поспешила к врачу. В клинике сделали несколько анализов, но болезнетворных организмов не нашли. Между тем ушиб перерос в опухоль, которая с каждым днем болела все сильнее. Врачи обратились за консультацией к Колею — будучи хирургом, он никогда бы не подумал, что один клинический случай направит его практику в совершенно другое русло. Это направление медицины сегодня называют иммунотерапией онкологических заболеваний.

После длительного осмотра доктор Колей также не смог точно поставить диагноз. Но общее состояние девушки, ее постоянная слабость, увеличение опухоли и потеря чувствительности в области травмы указали на неприглядную правду. У нее была прогрессирующая саркома (тип рака, который затрагивает кость и соседние соединительные ткани). Степень болезни заставили Колея принять решение, единственно верное для хирурга конца XIX века. 8 ноября руку ампутировали.

Несмотря на то, что операция, казалось бы, прошла успешно, три недели спустя у Элизабет начались сильные боли в брюшной полости. Вскоре после этого девушка заметила множество уплотнений в груди и области подмышек — признаки того, что метастазы распространились по всему телу. Она быстро теряла силы и 23 января 1891 года, всего через три с половиной месяца после первой консультации врача, умерла на глазах Уильяма Колея.

Смерть Элизабет сильно поразила молодого хирурга. В то время как более опытный врач, возможно, просто пожал бы плечами над неудачей и забыл о ней, Колей не был настроен сидеть сложа руки. Его дальнейшие усилия привели к изобретению знаменитой жидкости, которая, казалось, могла бы приблизить человечество к осуществлению мечты и создать панацею от рака.

Колей начал с анализа похожих случаев: особое внимание он уделил отчетам о болезни тех пациентов, чью саркому удалось-таки победить. Вскоре он нашел то, что искал. Семь лет назад в больницу приехал мужчина, немец по национальности, страдающий от опухоли размером с яйцо на левой щеке. Было проведено несколько операций, ни одну из которых нельзя назвать успешной — онкология возвращалась с еще большей агрессией. Последняя операция смогла лишь частично избавить мужчину от огромной опухоли, а позднее в рану еще и занесли инфекцию. Пациента сочли безнадежным.

Однако через четыре месяца иммигранта выписали из больницы как абсолютно здорового человека. Колей разыскал его и уверился в том, что от саркомы не осталось и следа — мужчина был здоров и начал в Соединенных Штатах новую счастливую жизнь. В истории болезни содержался отчет о том, что после инфицирования раны банальной бактерией Streptococcus pyogenes (стрептококки группы А), пациент пережил несколько приступов лихорадки. С каждым приступом опухоль все уменьшалась, пока, в конечном счете, не исчезла полностью, напоминая о себе лишь большим шрамом под левым ухом. Колей посчитал, что инфекция стимулировала иммунную систему немца (что подтверждается фактами последующих приступов лихорадки), и именно этот «ответный удар» иммунитета уничтожил злокачественную опухоль.

Этот случай так убедил Колея, что он — возможно, целенаправленно — умудрился заразить своих следующих пациентов, страдающих от саркомы, стрептококками. Его подход состоял в том, чтобы ввести состав, содержащий живые бактерии, глубоко в опухоль, если после операции случается рецидив в течение нескольких месяцев. Первый пациент, которого хирург подверг такому лечению, был прикованный к постели мужчина с неоперабельной опухолью в брюшной полости. В ходе эксперимента он совершенно избавился от онкологии, полностью восстановился и умер лишь через 26 лет от сердечного приступа. Другие результаты были не столь удачны: порой было трудно заставить инфекцию «заработать», а в двух случаях стрептококк убил ослабленных пациентов раньше, чем они избавились от онкологии.

Фактически, идея Уильяма Колея была вторична. Гипотеза о связи острой инфекции с излечением от опухоли была не нова — явление «непосредственного регресса» онкологии в истории медицины уже встречалось. Один из итальянских святых, живший в XIII веке, судя по исследованию его мощей, страдал от запущенной саркомы в колене. После того, как он поранил ногу и получил инфекцию, обе ноги покрылись грубыми нарывами — однако от рака он вылечился. Методы, сравнимые с первыми экспериментами Колея, были известны в ХVIII и XIX столетиях, а мо-ут и вообще уйти корнями во времена фараонов. Древние летописи говорят о том, что известный египетский врач Имхотеп применял метод искусственного заражения больных рабов, чтобы исследовать действие инфекции на пораженные ткани.

Уильям Колей перенес опыт древних коллег в двадцатое столетие. После первых неудач, окончившихся гибелью «опытного материала», врач разработал улучшенный состав жидкой «вакцины от рака», включив в него мертвые бактерии двух видов: Streptococcus pyogenes и Serratia marcescens. Этот раствор ослабленных стрептококков, названный позднее «колейтоксином» и «колейвакциной», по выводу медиков в 1999 году, вполне мог соперничать по эффективности с современными методами лечения онкологических больных. Соблюдая дозировку и контролируя инфекцию, можно добиться улучшения общего состояния и даже полного выздоровления пациента.

Несмотря на то, что Колей пошел в своих исследованиях дальше, чем древнеегипетские лекари, он не имел четкой идеи, как именно работают его токсины и как лучше ими пользоваться. Но ученый рассчитывал на быстрый научно-технический прогресс, который поглотил все области науки на рубеже веков, и считал, что более глубокое понимание его терапии придет довольно скоро. Хотя истинная сила колейтоксина была подвергнута сомнению, результаты его опытов до сих пор иногда цитируются в научных трудах по исследованию онкологических заболеваний.

В течение нескольких лет после начала эксперимента Уильям Колей продолжал совершенствовать свою методу. Эстафету подхватили другие врачи США, а также медики из Европы. Многочисленные эксперименты показали, что токсины Колея работают не только в случаях саркомы, но и карциномы, меланомы и других злокачественных образований. Сам Колей провел лишь около ста опытов на людях — остальные врачи проводили на порядок больше экспериментов над пациентами.

Популярность колейтоксина росла, приобретал известность и сам автор: в 1915 году он занял место заведующего одного из отделений в Мемориальной больнице Нью-Йорка, а ко времени его смерти в 1936 году изобретенный им состав позиционировался во многих учебниках по хирургии как стандартная антираковая терапия.

В современной медицине колейтоксины используются очень редко. Главная причина тому — не до конца изученный иммунный аппарат человека: неизвестно, какие коленца может выкидывать человеческий организм при введении ему инородной жидкости. А всего, что не до конца понятно, медики стараются избегать.

Вторая причина непопулярности метода Уильяма Колея — параллельное развитие лучевой, а позднее химиотерапии. Если два эти метода, при известной осторожности врача, могли использоваться вместе и дополнять друг друга, то токсинотерапия могла применяться только отдельно — иначе она просто обрушивала всю иммунную систему.

Чтобы избежать ненужных экспериментов, госуправление США по контролю за качеством пищевых продуктов и медикаментов назвало колейтоксин «новым наркотиком», применимым лишь в особых случаях.

Сегодня эта передовая для конца XIX столетия технология до сих пор остается за пределами официальной медицины. Но исследователи продолжают изучать возможности иммунотерапии: когда было высказано предположение, что иммунная система способна распознавать чужеродные антигены, в том числе и те, которые способствуют появлению злокачественных опухолей, к этому направлению исследований возвратились. Ведь существующий арсенал противоопухолевого лечения не устраивает ни врачей, ни больных: у химиотерапии свои недостатки, у лучевой терапии свои, а хирургия как метод достигла своего пика.

Аутовакцину делают из «продукта» взаимодействия микроба с опухолевой клеткой для каждого пациента индивидуально. Ее очищают от ненужных антигенов, а нужные вводят в структуру опухоли. В результате повышаются защитные силы организма. Через сто лет теория Уильяма Колея о том, что болезнь нужно лечить с помощь другой болезни, находит, наконец, подтверждение у онкологов.

Светлана КОНДРАШОВА









Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: