Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Бульон академика Опарина

Согласно материалистической эволюционной гипотезе, хаотичные атомы и молекулы за миллиарды лет образовали сверхсложные органические системы, затем — миллионы живых организмов. Вот так живое возникло из неживого под воздействием комплекса случайных факторов. Неужто?

Исходная гипотеза официальной теории происхождения жизни — абиогенез — предполагает самопроизвольное возникновение жизни из неорганической материи. Этот вопрос и по сей день остаётся весьма скользким для эволюционистов, несмотря на отчаянные теоретические и практические попытки его решить.

В 1923 году будущий академик биохимик Александр Опарин предположил, что жизнь зародилась в водоёмах древней Земли. Свободного кислорода и азота в атмосфере тогда якобы не было, зато хватало водяных паров, а также метана, аммиака и водорода. Эти вещества и породили органические соединения — аминокислоты. Предполагалось, что катализаторами чудесных реакций-превращений стали молнии (электрические разряды) и ультрафиолетовое излучение. — Когда температура Земли упала, водяные пары, насыщенные простой органикой, хлынули на сушу и образовали моря-океаны. Они и стали «первичным бульоном», в котором аминокислоты дружно принялись образовывать всё более сложные структуры и потихоньку «родили» живую клетку.

Капкан Юри-Миллера

Экспериментальным тестом гипотезы Опарина стал опыт американских учёных Стэнли Миллера и Гарольда Юри.

В 1953-м эти учёные задумали получить органику (аминокислоты) в неорганической среде, а именно в газовой смеси из аммиака, метана, водорода и водяного пара. Опыт проходил неделю: при температуре 100ºC эту атмосферу «били» высоковольтными разрядами (имитируя грозу). В результате (по разным данным) образовалось от 5 до 20 аминокислот.

Казалось, можно праздновать победу. Первоначальная стадия зарождения органики смоделирована! А тут уж и жизнь не за горами…

Однако образование аминокислот Юри-Миллера было искусственным: «новорождённые» сразу же изолировались от окружающей среды посредством «холодного капкана». Без этой ловушки аминокислоты уничтожались бы разрядами, едкими кислотами и другими веществами, образовавшимися вокруг. Тем более что аминокислот в «кастрюле» было всего 2%. Как подтвердили дальнейшие опыты, без «капкана» ни одной аминокислоты не родилось.

Заданная атмосфера тоже была придуманной: как позже выяснилось, в «древней» атмосфере превалировали азот и углекислый газ, а не метан с аммиаком. К тому же был и кислород — разрушитель аминокислот. Плюс ультрафиолетовые лучи. При таком раскладе не сварилось бы ничего!

В любом случае, по мнению учёных, атмосфера с углекислым газом и азотом — очень плохой «бульон» для рождения органики: хватит лишь на несколько капель в море.

Левые и правые

Но, самое главное, аминокислоты Юри-Миллера получились «смешанными», неспособными соединиться в белок, чтобы породить живой организм. Почему?

Конфигурация аминокислот бывает разной формы — левого и правого вращения. Они зеркально отображают друг друга, как руки человека. Живые организмы содержат в основном левые аминокислоты. Откуда такая избирательность — науке неизвестно…

Юри и Миллер получили практически равную смесь аминокислот левого и правого вращения. По мнению учёных, синтезировать «живой» белок из такой «уравновешенной» смеси практически невозможно.

Впоследствии подобные опыты повторяли многие, однако количество не переросло в качество. Принципиально новых результатов не получилось.

Где взять белки

Аминокислоты

Самое главное остался открытым вопрос, как соединить аминокислоты в белки. А ведь они — основа жизни.

Даже если в «первичном бульоне» возникнут соединения аминокислот, они тут же распадутся: согласно второму закону термодинамики, всякая система стремится к минимуму потенциальной энергии и хаосу. Получается, что соединения могут сохраняться только при наличии «руководящей силы»?

Благодаря электронным микроскопам сложность белков сейчас можно представить наглядно — это закрученные спирали, клубки из нитей, лент. Такие хитросплетения отражают структурное строение белка: от первичной структуры (цепь аминокислот) до четвертичной — в форме клубка или ленточных спиралей.

В живых организмах десятки тысяч разных белков: одни в крови, другие в мышцах, третьи в эпителии, в нервной ткани. И всё строго на своём месте. Разве это случайность? Результат слепой эволюции?

Запредельные цифры

Поскольку сложность белковых структур поддаётся количественному определению, математики и физики заинтересовались этой проблемой и подсчитали вероятность возникновения органики.

Например, по расчётам профессора В. Ольховского, вероятность образования белка из 500 аминокислотных остатков составляет 1х10950. Трудно даже представить себе число — 1 и 950 нулей. А ведь для создания клетки требуются сотни белков.

Вот ещё любопытный расклад. Случайное образование белка будет возможно при скорости 10110 соединений в секунду (за миллиарды лет с начала времён). Для этих реакций потребовалось бы 1090 граммов углерода — больше, чем масса Земли, равная 6×1027 граммов. Подобных вычислений очень много, и все они дают какие-то запредельные цифры.

Знаменитый астрофизик Фред Хойл, проанализировав количественную сторону биологической теории эволюции, сделал вывод, что её скорость слишком мала, чтобы за несколько миллиардов лет создать совершенство жизни. «Жизнь создана разумным создателем», — говорит Хойл, считая, что материалисты отрицают это из-за психологического фактора.

Наглядный пример — признание Гарольда Юри, сделанное после серии своих знаменитых опытов: «Жизнь настолько комплексна, что не могла эволюционировать на каком-либо этапе своего развития. Но, следуя своим убеждениям, мы верим в то, что жизнь произошла из неживого».

Получается, всё упирается в веру — либо в Творца, либо в материю.

Горе от ума

Разумеется, у эволюционистов есть свои доводы. Они критикуют математиков: мол, вы «играете в карты» с помощью теории вероятностей, к тому же «вероятность, хотя бы ничтожно малая, возможна». Заодно материалисты призывают не применять математику к биохимии, где действуют другие законы…

Однако тот же Хойл возражает им с биологической точки зрения: «Если бы материя состояла из внутреннего фактора, побуждающего её на образование живого, это можно было бы продемонстрировать в любой лаборатории». И добавляет, что опыты с «бульоном» из неорганических веществ — пустая трата времени: всё равно ничего не получите, кроме нескольких аминокислот и простых соединений.

В 1988 году профессор Клаус Доуз констатировал, что все биохимические опыты не прояснили вопрос о возникновении жизни, а только укоренили его. По мнению Доуза, чем шире наши научные познания, тем менее вероятно естественное происхождение жизни.

Профессор химии, ученик Миллера Джеффри Бейда заключил: «Вопрос возникновения жизни до сих пор остаётся тайной».

А ведь аминокислоты, белки — это только начало, далее идут куда более сложные «запрограммированные» системы: ДНК, РНК, клетка, растения, животные, человек… Откуда они?

Ирина Громова

Разнообразие аминокислот

В природе известно много аминокислот, и лишь 20 из них входят в состав белков. Но эти два десятка порождают бесконечное разнообразие белковых структур. Почему? 20 аминокислот подобны буквам алфавита, они могут чередоваться, повторяться, собираясь в огромные цепи — от нескольких десятков до многих сотен звеньев, которые называют аминокислотными остатками. Например, всем известный белок инсулин состоит из двух цепей — в одной 21 аминокислотный остаток, в другой — 30. В белках дрожжей таких звеньев 466, а белок титин, входящий в мышцы, насчитывает около 40 тысяч аминокислотных остатков. Для каждого белка характерна определённая последовательность аминокислот, если переставить одно из слагаемых — получится другой белок с другими функциями.








Предыдущая     Статьи     Следущая