Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




История «сфинксов и грифонов»

Рассказ и роман «Голова профессора Доуэля» был написан мною 15 лет назад, когда еще не существовало опытов не только С.С. Брюхоненко, но и его предшественников, проложивших ему дорогу: проф. И. Петрова, Чечулина, Михайловского. «Голова профессора Доуэля» была уже напечатана в 1926 году в журнале «Всемирный Следопыт», а первые экспериментальные исследования по оживлению животных были произведены проф. И. Петровым в Ленинградском институте охраны труда в 1928 году. Работы же Брюхоненко относятся к еще более позднему периоду. (См. статью проф. И. Петрова «Проблемы оживления», «Известия» от 10 мая 1937 г., №109.) Таким образом, работы С.С. Брюхоненко никак не могли явиться для меня непосредственным толчком. Мой роман для того времени являлся научным предвидением.

А.Р. Беляев. «О моих работах»

Гонка голов

Гонка голов

Недавно исполнилось полвека с начала секретных медицинских исследований в СССР и США, названных «гонкой голов». Именно тогда началось состязание трансплантологов для создания сверхсолдат для армий будущего. Многие подробности этого удивительного соревнования по созданию «сфинксов и грифонов» из человеческих тел до сих пор скрыты в архивах спецхранов.

Чаще всего в расследованиях крипто-историков всплывают имена советского физиолога Владимира Демихова и американского хирурга Роберта Уайта. Упоминаются также загадочные фотодокументы, на которых изображен некий «автомат сохранения жизни имени В.Р. Лебедева (АСЖЛ)», которым вроде бы планировалось оснастить полевые госпитали в случае третьей мировой войны.

По расхожей городской легенде, модификации АСЖЛ были якобы успешно опробованы на головах собак, кошек и приматов с перспективой сохранения головного мозга смертельно раненых.

«Эликсир молодости» Броун-Секара

...в Москве мне попалась научная статья с описанием работы Броун-Секара (1817-1894 гг.), который делал опыты, еще очень несовершенные, оживления головы собаки. Эта статья и послужила толчком, так как она к личным переживаниям «головы» прибавила научный материал, на котором мне представилось возможным создать научно-фантастический роман.

А.Р. Беляев. «О моих работах»

«Головная трансплантация» началась с исследований видного французского медика и физиолога Шарля Эдуара Броун-Секара. Это был чрезвычайно плодовитый ученый-энциклопедист, оставивший после себя более полутысячи работ в разных областях медицины. Наука обязана Броун-Секару рядом новых идей о составе крови, животной теплоте, болезнях спинного мозга, мышечной и нервной систем.

В конце 1850-х годов Броун-Секар начал серию экспериментов по оживлению голов собак. Он пропускал через кровеносные сосуды животных артериальную кровь и добивался частичного восстановления жизненных функций головного мозга. «Головы Секара» жили несколько часов, и своими демонстрациями академик шокировал научную общественность тех лет.

В своих опытах Броун-Секар настойчиво искал «жизненную силу внутренних секреций», с помощью которой можно было бы продлить жизнь подопытных животных. На этом пути он пришел к идее омоложения организма при инъекциях сыворотки из различных желез животных. В преклонном возрасте Броун-Секар даже рискнул попробовать на себе изобретенный им «эликсир молодости».

На заседании Парижской академии наук ученый доказывал коллегам, что подкожные инъекции водных экстрактов из секреций желез морских свинок и собак существенно поднимают общий тонус человеческого организма и активизируют умственную деятельность.

Газеты были полны репортажей о сеансах «животного омоложения», которые проводили последователи Броун-Секара. Несмотря на то что инъекции часто сопровождались сильной продолжительной болью и спазмами, от желающих пройти сеанс «омоложения» не было отбоя. Многие из пациентов действительно отмечали «увеличение общей мышечной силы», улучшение работы внутренних органов и даже «усиление умственной деятельности». Правда, вскоре выяснилось, что за периодом подъема жизненных функций неминуемо наступают слабость и упадкок Тем не менее сам принцип Броун-Секара - применение вытяжек внутренних секреций - используется в медицине.

Исследователи творчества Михаила Афанасьевича Булгакова считают, что именно история «животного элесира молодости» Броун-Секара вдохновила писателя на сюжет повести «Собачье сердце», где образ профессора Преображенского напоминает французского физиолога.

Автожектор Брюхоненко

Комментируя свои опыты по продлению «изолированной жизнедеятельности голов животных», Броун-Секар с глубоким сожалением отмечал, что для успеха ему не хватает «механического прибора, свободно фонтанирующего запасы свежей крови». Именно такой аппарат искусственного кровообращения (АИК) создал в 1926 году замечательный советский ученый Сергей Сергеевич Брюхоненко.

Будучи широко образованным человеком, врач Брюхоненко знал о неудачах Броун-Секара и сразу же загорелся идеей жизнеобеспечения ампутированной головы животного с помощью своего АИК, названного «автожектор». В 1928 году был проведен знаменитый опыт с оживлением собачьей головы.

С помощью резиновых трубок автожектор, имитирующий сердце, соединялся с ампутированной головой животного в большом круге кровообращения и ампутированными легкими в малом круге. При этом ожившая голова не только реагировала на внешние раздражители, но даже грызла еду!

Из своих экспериментов Брюхоненко сделал очень далекоидущие выводы о возможности «воскрешать необоснованно умерших», за что подвергся, как писал фантаст А.Р. Беляев, жестокой критике. Причем речь шла не о повседневных реанимационных воскрешениях, проводившихся в Московском институте имени Склифософского и других медицинских центрах посредством переливания крови и электрического шока. Брюхоненко критиковали за то, что он высказал предположение о возможности возвратить жизнь спустя долгое время после наступления смерти. Речь шла об известном полярном исследователе Амундсене, пропавшем в арктических льдах. Брюхоненко предлагал вернуть его к жизни, если через несколько лет будет обнаружено застывшее тело.

Но, несмотря на ошибочные суждения ученого, автожектор Брюхоненко впервые на практике реализовал принцип искусственного поддержания жизнедеятельности организма, без которого немыслимы современные реаниматология и трансплантология.

Искусственное сердце Демихова

АИК Брюхоненко послужил основой для прототипа искусственного сердца, созданного в 1937 году студентом физиологического отделения биофака МГУ Владимиром Демиховым. Свою разработку студент-физиолог проверил на собаке, которая прожила с искусственным сердцем более двух часов.

В 50-е годы ушедшего столетия Демихов, работая в Институте экспериментальной и клинической хирургии, впервые в мире выполнил трансплантацию сердца, легких и печени животных. Позже он разработал методику коронарного шунтирования, спасшую десятки тысячи жизней.

В 1954 году Демихов провел удивительную операцию по пересадке собачьей головы на тело другой собаки. Отрабатывая свою уникальную методику соединения сосудов и тканей, он создал более 20 двухголовых собак, проживших длительное время.

Однако резкость и независимость суждений Демихова не позволили ему защитить диссертацию на тему «Пересадка жизненно важных органов в эксперименте». Между тем его одноименная монография стала мировым бестселлером и настольной книгой по практической трансплантологии.

До конца своих дней Владимир Петрович подвергался обструкции отечественных медицинских светил. На это не повлияло даже то, что южноафриканский хирург Кристиан Барнард, впервые пересадивший человеческое сердце, дважды посещал лабораторию Демихова, считая его своим учителем.

От обезьяны к человеку

В 60-е годы прошлого века американское правительство начало «гонку голов», приступив к финансированию работ по трансплантации головного мозга. Первых успехов добился кливлендский хирург Роберт Уайт. В марте 1970 года ему впервые удалось успешно пересадить голову одной обезьяны на тело другой.

Однако следующий шаг Уайту так и не удалось сделать. До конца жизни ученый безуспешно собирал средства на операцию по пересадке головы своему пациенту - парализованному добровольцу Крейгу Ветовицу.

Эстафету Уайта перехватил итальянский хирург Серджио Канаверо, планирующий через пару лет провести первую в мире операцию по трансплантации головы человека. Его пациентом является инженер-программист из России Валерий Спиридонов, страдающий неизлечимой спинальной атрофией. Недавно Канаверо в присутствии Спиридонова выступил на конференции американской Академии нейрохирургов и хирургов-ортопедов в Аннаполисе, столице штата Мэриленд.

Пока еще большинство признанных специалистов в области трансплантационной хирургии скептически относятся к планам Канаверо. Они считают, что итальянскому медику следует вначале продемонстрировать свои инновационные методы на обычных больных, страдающих частичным параличом. Тем не менее итальянский хирург и его русский пациент, по их словам, верят в осуществление своей мечты и настойчиво собирают необходимые средства. Так, Канаверо обратился в благотворительный фонд мультимиллиардера и основателя компании «Майкрософт» Билла Гейтса, а Спиридонов собирается принять участие в ток-шоу с участием российских олигархов.

Остается только пожелать им успешно найти недостающие 11 миллионов долларов для судьбоносной операции.

Олег ФАЙГ








Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: