Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Просто повезло

Сколько невероятных случаев помнят ветераны, когда солдата от смертельного осколка спасают звёздочка на пилотке или портсигар, спрятанный в нагрудном кармане. Когда мина от вражеского миномёта попадает прямиком бойцу под ноги, но не взрывается, и он чудом остаётся жив.

Лейтенант «Огонь»

Иногда говорят, что смерть обходит человека раз, другой, ну а уж на третий раз её точно не избежишь. Для лейтенанта Алексея Яковлевича Очкина один из первых его боёв с фашистами чуть было не оказался последним — пуля немецкого снайпера попала ему в голову. Но Алексей Яковлевич каким-то чудом выжил и вновь вернулся из госпиталя на фронт.

И вот очередное сражение. Немецкий крупнокалиберный пулемёт строчит из дота. Очкин берет гранату и ползёт к амбразуре. Фашистская пуля попадает ему в бедро, но лейтенант, оставляя за собой кровавый след, ползёт дальше, швыряет гранату в плюющееся смертью чёрное отверстие. Раздаётся взрыв… но пулемёт продолжает стрелять!

Из последних сил Алексей поднимается и закрывает амбразуру своим телом. Пули изрешетили его насквозь. Но подоспевшие солдаты захватывают дот, и пулемёт замолкает навсегда. Тело лейтенанта выносят с поля боя на плащ-палатке. Санитаров никто не зовёт — и так всем видно, что врачи уже бессильны. Солдаты, молча, прощаются с командиром, достают сапёрные лопатки, начинают копать могилу… Тут Алексей открывает глаза и, видимо, решив, что попал в плен, достает из кармана гранату и выхватывает чеку! Вовремя подоспевший боец перехватывает гранату и швыряет её в овраг. Потом санитарный поезд, госпиталь и снова фронт.

Казалось бы, на одного человека более чем достаточно «везения». Но во время форсирования Днепра Алексей вновь получает тяжёлую контузию и приходит в себя уже в морге, заваленный окоченевшими трупами. Он выбирается на свет божий и пугает до обморока одну из санитарок. К счастью, у второй санитарки нервы оказываются покрепче, и она бежит за врачами.

Алексей Яковлевич Очкин, прозванный за свою феноменальную живучесть «лейтенант Огонь», бился за Сталинград, дошёл до Праги, где снова был ранен, дожил до Победы. После войны окончил институт кинематографии, снял несколько фильмов и написал документальную книгу о войне. Умер Алексей Яковлевич 16 февраля 2003 года.

Шубка

Следующий случай феноменального спасения от смерти нескольких десятков человек может показаться не таким эффектным, но, если вдуматься, объяснить его можно только счастливой случайностью, а иначе говоря, чудом.

Эту историю описал генерал-лейтенант морской авиации Александр Васильевич Пресняков, служивший во время войны на летающей лодке в 41-й отдельной разведывательной эскадрилье Балтийского флота.

10 сентября 1941 года немцы разбомбили на Ладоге несколько барж, перевозивших в осаждённый Ленинград хлеб, а обратно — людей. Экипажу лодки необходимо было отыскать тех, кто остался в живых и, по возможности, принять меры к спасению. Затопленные баржи обнаружили быстро, но людей поблизости видно не было. Лодка уже легла на обратный курс, когда наблюдатель заметил далеко в стороне, примерно в четырёх километрах от маршрута, светлую точку. Подлетев ближе, пилоты увидели трубу и верхнюю часть рубки затонувшего буксира.

И труба, и рубка были буквально облеплены людьми. Лётчики вызвали катера ладожской флотилии, и три десятка человек были спасены.

Казалось бы, что тут удивительного? А все дело в той самой светлой точке. Этой «точкой» оказалась серая беличья шубка, одной из эвакуированных женщин. Шубка оказалась единственным светлым пятном в непроглядной ночи, благодаря которому лётчики заметили затонувший буксир и спасли людей. А самое странное, что при ближайшем рассмотрении как раз шубка-то лучше всего сливалась своим цветом со свинцовыми водами Ладоги. И почему лётчики смогли увидеть её издалека «светлой», никто объяснить так и не смог.

Подлодка по заказу

Спасительная подводная лодка

Следующую историю можно объяснить лишь невероятным везением и просто удивительным совпадением.

Январь 1943-го года. Старший сержант Николай Аверкин, служивший в 164-м истребительном авиационном полку, был сбит над Чёрным морем примерно в 40 километрах от берега.

Надо сказать, что полк Николая Аверкина был приписан к суше, а потому у лётчика не было с собой никаких плавсредств, даже спасательного жилета. Да, если бы он и был, что толку. Температура воды зимой в Чёрном море — градусов семь-восемь, долго на поверхности не продержишься — окоченеешь. Рассчитывать на спасение со стороны своих тоже смысла нет — над морем в тот момент летали за редким исключением лишь немецкие асы.

И вот когда Николай уже мысленно попрощался с родными, буквально в десятке метров от него всплыла… подводная лодка. Наша, советская подводная лодка. Всплывает в открытую, среди бела дня. И кто-то с палубы ему кричит: «Залезай скорее, долго ты там купаться будешь?». И одновременно к пилоту летит спасательный канат.

Здесь надо сказать, что ситуация в Чёрном море была критической не только для советских лётчиков, но и для моряков. Фашисты господствовали и в воздухе, и на воде. Наши подлодки сидели тихо и всплывали для зарядки аккумуляторов только по ночам, как можно дальше от берега и на максимально короткое время. Но тут обстоятельства сложились так, что лодка по техническим причинам просто вынуждена была всплыть днём, в зоне видимости береговой линии. И как раз на том самом месте, где прощался с жизнью наш сбитый лётчик. И как раз в тот самый момент, когда прощаться ему оставалось уже совсем недолго. Совпадение?

Карма

Ну и напоследок ещё несколько удивительных совпадений.

Немецкая подводная лодка обнаруживает в Баренцевом море идущий в Мурманск транспорт союзников без охраны. Лодка всплывает и даёт торпедный залп по транспорту буквально в упор. Мощная взрывная волна подбрасывает стоящие на палубе судна танки, два танка перелетают через борт и падают аккуратно на вражескую подводную лодку, которая тут же идёт ко дну.

А закончить хочется всё-таки на положительной ноте. В ноябре 1944-го года в 1229-й гаубичный артиллерийский полк пришли подарки с «гражданки». Среди них — уже ставший традиционным безымянный подарок «Самому храброму бойцу». Посовещавшись и проголосовав, коробку решили вручить связисту Григорию Турянчику за его бесстрашные регулярные «путешествия» по самой кромке передовой с катушкой провода за плечами. Здесь надо заметить, что семья Григория была эвакуирована из Ленинграда в неизвестном ему направлении, сам он в это время лежал в госпитале и потому потерял с родными всякую связь.

Так вот. Когда коробка была открыта, поверх необходимых бойцу вещей лежало письмо: «Дорогой боец, прими привет из глубокого тыла». А в конце — короткая приписка: «Очень прошу сообщить, не встречал ли ты солдата Григория Турянчика. С глубоким уважением, его жена Елена».

Екатерина КРАВЦОВА








Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: