Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Призраки оперы

Более 150 лет назад известный французский композитор Жак Фромантапь Галеви (1799-1862) написал оперу «Карл VI». Мог ли он тогда предположить, какая горькая судьба уготована его детищу!

Это цветочки

Как только опера была готова, счастливый Галеви отнёс её в Парижский оперный театр. Вскоре начались репетиции…

До поры до времени всё шло как нельзя лучше. Музыканты быстро выучили свои партии и с удовольствием играли произведение. Неприятности начались неожиданно. То на скрипках и виолончелях лопались струны, то бесследно исчезали инструменты, то принимались сипеть трубы. А у певцов и певиц, исполнявших разные партии, внезапно по различным причинам пропадали голоса.

Но это ещё что! Хуже всего обстояли дела с арией главного героя. Несчастный певец был в полной растерянности: впервые в жизни он безбожно забывал слова либретто, постоянно давал петуха — фальшивил, путал мизансцены и в самый ответственный момент внезапно замолкал, не в силах издать ни звука. В конце концов актёр пришёл к выводу, что с ним приключилась неизвестная ему болезнь, и отправился к доктору. Однако эскулап, обследовав пациента, пожал плечами — ни одного отклонения от нормы он не обнаружил. Тогда бедолага решил, что виной всему злосчастная партия Карла. А что ещё? Ведь никогда прежде, репетируя новую роль, он не испытывал таких мучений. После долгих раздумий певец явился к директору театра с просьбой вывести его из спектакля. Узнав об этом, Галеви пришёл в полное отчаяние: его опера под угрозой срыва, в то время как до премьеры остались считанные дни! Однако дирекция театра заверила его: контракт с исполнителем главной роли будет расторгнут в установленное время.

Премьера

Вечером в день премьеры в театре собрались сливки парижского общества — на показе новой оперы знаменитого композитора каждый желал присутствовать лично. Во время первого действия все шло нормально. Во втором акте рабочий сцены стал наверху закреплять канаты и менять декорации для следующей картины. В этот момент певец начал свою злополучную арию. То ли рабочий увлёкся чарующими звуками его голоса, то ли некие неведомые силы подтолкнули его, но бедолага сорвался с опоры и полетел прямо на сцену! С минуту актёры в растерянности смотрели на неподвижное тело, пока к одному из самых сообразительных не вернулись чувства, и он бросился к несчастному. Увы, служащий не подавал никаких признаков жизни.

Разумеется, действие было сразу же остановлено. Что творилось в этот момент с Галеви, не передать словами. Какая страшная, трагическая, зловещая премьера! Но, пожалуй, более всех был шокирован исполнитель главной партии. Он носился за кулисами, как раненый зверь, рвал на себе волосы и вопил на весь театр: «Я чувствовал это! Я знал, что произойдёт беда! Ну почему я дал себя уговорить участвовать в этой постановке?!».

Неудачи Наполеона

Прошло время, которое, как известно, все лечит. Страсти вокруг неудачной премьеры улеглись, и дирекция театра решила вопреки всему возобновить показ оперы. Не снимать же её с репертуара! В конце концов, в театре всякое возможно, и никто не виноват, что так сложились обстоятельства, рассуждали администраторы. Иначе говоря, никто не желал связывать трагическую смерть служащего с исполнявшейся музыкой. Однако очень быстро стало ясно: опера «Карл VI» словно заколдована — во время каждого спектакля что-нибудь, да случается! В итоге за пьесой закрепилась дурная слава. Сами посудите: то вдруг по непонятной причине в одночасье гасли все свечи, то ни с того ни с сего зрители теряли сознание, то падала декорация. А однажды в театре прямо во время постановки начался пожар!

Наконец суеверные музыканты и певцы взбунтовались, и дирекция вынуждена была исключить оперу из репертуара. Казалось, больше никто и никогда не услышит ни звука этого проклятого произведения. Но спустя некоторое время нашёлся один человек, заявивший, что не побоится послушать его от начала до конца. Мало того, он утверждал, что не верит ни в какие потусторонние силы, якобы преследующие сочинение Жака Фроманталя Галеви. Это был сам император Франции — Наполеон III. В 1858 году он велел возобновить постановку оперы.

Слово монарха закон, и вот через некоторое время город пестрел афишами. В назначенный день блестящая парижская публика собралась на представление. Любопытство зрителей подогревалось недавним скандалом, а также разговорами о том, что спектакль лично посетит государь.

Как ни странно, опера прошла без сучка без задоринки от начала до конца. В конце представления зрители устроили исполнителям и композитору бурную овацию.

— Я же говорил, всё пройдёт как нельзя лучше, — сказал, направляясь к своему экипажу, довольный Наполеон III. — Думаю, нечисть, заметив меня в ложе, предпочла вести себя тихо и мирно!

И что бы вы думали? В тот же вечер на венценосца было совершено покушение, и только чудо помогло Наполеону избежать смерти от руки убийцы. Дальше — больше. Судя по всему, после рокового спектакля счастливая звезда отвернулась от правителя, и неудачи стали преследовать его одна за другой. Сначала был трагически закончившийся поход в Мексику, затем монарх допустил несколько серьёзных ошибок во внутренней политике, а развязанная по его инициативе война с Пруссией привела к окончательному и безоговорочному поражению. Вскоре французы объявили его низложенным с престола.

Виновата ли во всём опера Галеви или это лишь цепь случайных обстоятельств? Кто знает… Но, как бы там ни было, с тех пор «Карл VI» больше не шёл на театральных подмостках. Откровенно говоря, режиссёры побаивались связываться с этим произведением. Поговаривали, будто сам дух бывшего короля Карла противится исполнению этой музыки.

Любовь и ревность

Опера «Карл VI» не единственная, за которой закрепилась дурная репутация. Немало мистических историй связано с другим музыкальным произведением — оперой «Фауст». Вот одна из них. Публика парижского зала Гранд-опера надолго запомнила день 20 мая 1869 года, когда давали «Фауста». В зале присутствовало более 1000 зрителей. В тот самый момент, когда главная героиня, Маргарита, произнесла свою реплику: «О, тишина! О, счастье! Непроницаемая тайна!» — зал содрогнулся от ужасающего грохота. Что же произошло? Канат, на котором крепилась знаменитая люстра оперы, оборвался, и 700 килограммов позолоченной бронзы и хрусталя с грохотом рухнули на головы испуганных зрителей. При этом, как ни странно, погиб один-единственный человек, зато многие зрители получили ранения.

Как позже выяснилось, именно на этот роковой спектакль предприимчивое руководство Гранд-опера нарушило многолетний «контракт» с мифическим призраком, согласно которому за ним навечно закреплялась ложа номер пять, и продало билеты на эти места. Согласно легенде, в старой опере обитал некий призрак, который был влюблён в молодую и чрезвычайно одарённую певицу, загадочный покровитель девушки всячески пытался устроить её карьеру. Но та, испугавшись подобных знаков внимания, предпочла фанатичным ухаживаниям своего невидимого обожателя любовь нормального человека, тем самым пробудив в призраке безумную ревность.

О том, что «Фауст» — мистическая опера, не понаслышке знают и в Киевском оперном театре. «В 1993-м я играл Фауста в опере Гуно. Когда я пел молодого Фауста, то видел, как у моих коллег распухали ноги прямо на сцене! Люди бросались друг на друга ни с того ни с сего после первого акта. Сейчас я отказываюсь от подобных ролей, потому что в этой музыке идёт заигрывание с потусторонними силами. Фауста не пою даже за большие гонорары», — признавался тенор Владимир Гришко.

А знаменитый украинский баритон Иван Пономаренко считает мистической оперу «Макбет»: «Этот персонаж продаёт душу и совершает несколько подлых убийств. Перед тем как разучивать партию, я — освятил клавир святой водой». Ещё певцы не любят играть роли, где их убивают, и часто именно поэтому изображают смерть плохо, неубедительно.

Не любят киевские оперные певцы и «Травиату» Верди. Во времена СССР после её исполнения на колосниках, где расположено освещение сцены, повесился кларнетист: он был недоволен тем, как сыграл. Осветители говорят, что иногда встречают призрак музыканта, скептики же уверяют, что это игра света. Однако «Травиата» чрезвычайно редкая гостья на киевской сцене. Режиссёры признаются, что никакая сила не заставит их ставить эту оперу.

Любовь ШАРОВА







Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: