Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Открытие Вселенной

Читатели старшего поколения наверняка помнят рисунок в школьном учебнике, предварявший историю географических открытий: на большой плоской тарелке стоят домики и бродят маленькие человечки. Тарелка, в свою очередь, лежит на спинах слонов, стоящих на панцире черепахи. А черепаха плавает по водам безбрежного океана. Так древние представляли устройство нашего мира. Логично бы сразу убрать тарелку, а людей и строения разместить прямо на полусферическом панцире черепахи, ан нет. Земля, в представлении древних и невежественных людей, должна была быть плоской.

Есть и более оригинальные представления, которые тогдашняя цензура вряд ли бы пропустила на страницы школьного учебника: например, в древнеегипетской мифологии. Там небесный свод изображает богиня Нут, изогнувшаяся над лежащим богом земли Гебом. А воссоединиться им не даёт бог воздуха Шу (Нут и Геб - брат и сестра).

Древние греки тоже начали с титана Атласа, подпирающего спиной небесный свод. Но они же, в более поздние времена, чисто философским путём пришли к идее, что окружающий мир бесконечен в пространстве и времени и не имеет ни начала, ни конца.

А также, что Вселенная не создана никем из богов. И именно так, до начала XX века, мы представляли устройство нашего мира, состоящего из бесконечного числа звёзд и планет. Что произошло дальше, можно описать одним известным всем физикам и астрономам шуточным четверостишьем: «Был этот мир глубокой тьмой окутан. Да будет свет! - и вот явился Ньютон. Но Сатана недолго ждал реванша. Пришёл Эйнштейн - и стало всё, как раньше».

Первую мину в построенную греческими философами картину мироздания заложил американский астроном Слайфер (1875-1969). Он занимался изучением самых больших объектов во Вселенной - галактик. Занимался весьма успешно, так что заслужил высшую честь у астрономов: некоторые типы галактик теперь называются галактиками Слайфера. Он же первым из нашей троицы в революционный 1917 год сделал открытие: обнаружил красное смещение спектральных линий в спектрах далёких галактик. А это по закону Доплера значило, что все эти галактики удаляются от нас. Все, кроме нескольких ближайших.

Оставался всего лишь шаг до открытия, потрясшего в наших представлениях основы мироздания. Но Слайфер был всего лишь талантливым классификатором галактик. А классификатор, например, бабочек, вовсе не интересуется тем, почему они летают.

Так что следующий шаг был сделан его соотечественником Хабблом (1889-1953), чьё имя теперь присвоено всего лишь недолговечному орбитальному телескопу. Подтвердив наблюдения Слайфера и убедившись, что величина красного смещения увеличивается с расстоянием до галактик, он открыл закон Хаббла, отображающий линейную связь скорости космологического разбегания галактик и расстояния до них.

Когда выяснилось, что самые удалённые галактики удаляются от нас со скоростью, превышающей половину скорости света, астрономы вспомнили, что по постулату Эйнштейна скорость ни одного материального объекта не может превышать скорость света. А это значит, что наша Вселенная конечна в пространстве и представляет собой сферу, ограниченную радиусом, где скорость убегания галактик достигает почти световой. И хотя эта сфера непрерывно расширяется, астрономов это мало утешило.

Но настоящий удар в спину им нанёс их коллега-астроном, а по совместительству священнослужитель, аббат Леметр. Он решил заглянуть не вперёд, а назад: раз галактики сейчас разбегаются, значит, было время, когда все они находились в ограниченном объёме пространства, в точке, по-математически, сингулярности. И эта точка представляла собой «отца-атома», разумеется, созданного Богом. Этот «атом» взорвался, и образовалась наша Вселенная. Позже, за возвращение Бога на роль Демиурга Вселенной (откуда столетием раньше его изгнал Лаплас), он был назначен Президентом Папской Академии наук.

Большой Взрыв

На смену простой и понятной греческой модели мироздания пришла другая, где оно имеет ограниченные массу и пространственный объём, а заодно и начало во времени. По современным представлениям породивший её Большой взрыв (БВ) произошёл около 13 миллиардов лет назад. Как следствие, новомодная теория БВ в те годы вызвала отторжение у большинства астрономов всех стран.

В нацистской Германии приняли свою концепцию «ледяного мира» Гербигера, ещё более нелепую. В СССР теорию БВ просто игнорировали, и, по крайней мере, до 60-х годов в школьных учебниках по-прежнему излагалась древнегреческая концепция Вселенной, бесконечной в пространстве и времени. Последовательные материалисты не могли воспринимать Вселенную, имеющую начало и ограниченные массу и объём, т. е. имеющую конечные размеры.

И хотя в конце прошлого столетия теория БВ стала почти общепринятой, к вышеперечисленным непонятным моментам добавились и неприятные для науки вопросы: Что было до БВ? Почему он произошёл? Что будет дальше со Вселенной - будет ли она продолжать расширяться или начнёт сжиматься? И если третий вопрос подлежал обсуждению и даже математическому расчёту, то от двух первых сторонники БВ отмахивались - задавать их просто некорректно.

Естественно, что при таких натяжках у теории БВ появилось много противников, которые пытались найти другое объяснение эффекту «красного смещения». В частности, высказывалось предположение, что он никак не связан с эффектом Доплера, а «покраснение» фотонов вызвано тем, что за миллиарды лет полёта они теряют энергию при столкновении с частицами рассеянной в космосе материи. Эта гипотеза оказалась несостоятельной, когда выяснилось, что эффект «красного смещения» наблюдается и у радиоволн.

Правда, когда были открыты квазары, то выяснилось, что вопреки Эйнштейну, некоторые из них, находящиеся на самом краю Вселенной, удаляются от нас со сверхсветовой скоростью.

Пришлось науке как-то выкручиваться, чтобы объяснить этот парадокс. Но поскольку скептики не уставали задавать некорректный вопрос, что же было до Большого взрыва, современные физические теории всё же попытались заглянуть за точку отсчёта существования нашего мира. Как ни парадоксально, нашлось даже несколько непротиворечивых вариантов. Не буду углубляться в тонкости этих теорий, но, к примеру, в одной из них мироздание состоит из множества двумерных структур - супермембран. Эти мембраны могут колебаться (т. е. периодически переходить в трёхмерное состояние). А если две такие колеблющиеся мембраны соприкоснутся, то в этой точке возникают локальный БВ и новая трёхмерная структура - например, наша Вселенная. Причём таких БВ и новых вселенных может быть бесконечное множество.

Есть ещё варианты возникновения Вселенной. Удивительно точно сказал академик Крылов: «Математика может всё, был бы толковый математик». Российский академик Зельдович поручил своему аспиранту (ныне профессору) Новикову рассчитать, как будет выглядеть Вселенная через микросекунду, секунду и минуту после своего рождения. Новиков спокойно ушёл считать и, поскольку был толковым математиком, досчитался до машины времени! Правда, потом появился ещё один талантливый физик-теоретик Линде (ныне работающий в США), который своей ещё более «сумасшедшей» теорией инфляционного раздувания Вселенной сразу после БВ спутал все прежние теории, изящно обойдя постулат Эйнштейна.

Так что не успеет закончиться наше столетие, и мы, скорее всего, будем свидетелями ещё более новой теории нашего мироздания.

Валентин ПСАЛОМЩИКОВ
кандидат физ.-мат. наук









Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: