Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Через тернии - к звёздам

Отгремели бои Второй мировой, человечество вернулось к мирной жизни и уже безбоязненно обратило свой взор в ночное звездное небо. Конечно, наивно полагать, что руководители США и СССР, получив немецкое ракетное наследство, тут же стали примерять его к проблемам космонавтики и звездоплавания. Ведь не секрет, что ракета С.П.Королева Р-7, прежде чем с ее помощью были запущены первые искусственные спутники и послан в космос Гагарин, стояла на боевом дежурстве с ядерной боеголовкой.

Но любое научное достижение всегда двойственно: атомные бомба и электростанция, боевая и космическая ракеты, медицинский и военный лазер. Но как бы то ни было, детища немецких ракетчиков (а они продолжали работать в странах-победительницах и после войны) значительно приблизили человечество к выходу в космос. Генерал США Тофтой, получавший это немецкое ракетное наследство, как-то признал: «Мы были жалкими приготовишками, когда мой штаб привез из Германии эти ракеты. Немецкие ФАУ-2 сэкономили для американских военных исследований десятки миллионов долларов и пять лет времени». То же могли сказать и мы, пострадавшие от войны неизмеримо больше.

Но прежде чем первые земные ракеты робко вышли в космос, их взяли на вооружение фантасты всех стран. Теперь к Луне, Марсу и Венере земляне летали исключительно на химических ракетах. А вот дальше — увы! Даже не шибко подкованный в науке и технике фантаст понимал, что до ближайших звезд на ракете с химическим топливом долетишь разве что за сотни тысяч лет. Так что когда фантасты принялись осваивать другие звезды, астронавты стали летать на «атомных ракетах», к тому же в замороженном состоянии. И лишь основатель американской «космической оперы» 3.Гамильтон изобрел собственный путь к звездам: землянин обменивается разумом с принцем из Галактической империи.

Надо отдать ему должное: он придумал идеальный способ межзвездных путешествий. Некоторые контактеры даже всерьез уверяют, что им уже воспользовались и побывали в других звездных мирах.

И все же хочу напомнить, что изобрел реальный межзвездный корабль не фантаст, а бывший немецкий инженер-ракетчик, а затем директор Института реактивного движения в Штутгарте 3.Венгер. В 1958 году он опубликовал свой труд «К механике фотонных ракет», ставший настольной книгой не только специалистов, но и многих фантастов. Он открыл человечеству путь к звездам, создав реальный проект межзвездного корабля с фотонным двигателем, работающим на антиматерии.

В реальности все оказалось не так просто. Специалисты подсчитали, что для достижения ближайшей звезды надо отправить туда ракету весом в десятки миллионов тонн, чтобы потом вернуть назад десятитонную капсулу с двумя астронавтами. И истратить на это путешествие немыслимое количество энергии. А если лететь чуть помедленнее, то к финишу (в один конец) прибудет лишь, по К.Саймаку, «Поколение, достигшее цели». Чуть более оптимистично подобный рейс описан в романе С.Лема «Магелланово облако», но и он не вдохновляет.

Почти непреодолимые трудности реального межзвездного перелета заставили одного из известных специалистов, профессора С.Корнера, в сборнике «Межзвездная связь» (М., 1965) прийти к весьма пессимистическому выводу: «Космические полеты даже в самом отдаленном будущем будут ограничены пределами нашей Солнечной системы, и то же справедливо для любой другой цивилизации, независимо от уровня ее развития».

Циолковский в гробу бы перевернулся, услышь такое заключение авторитетного специалиста!

Как бы то ни было, этот ушат холодной воды не отрезвил фантастов, а, напротив, заставил их наконец оторваться от современных научно-технических представлений и изобретать свои способы полета к иным мирам. Пока физики робко высказывались на эти темы, фантасты освоили всякие там над- под, а заодно и гиперпространства и теперь, подобно их собратьям из 60-х, не тратят свою фантазию и бумагу на описание длительных космических путешествий. В их романах «космический крейсер» будущего стартует прямо с Земли, входит в подпространство и тут же выныривает у заданной цели. Или почти у цели, чтобы потратить на конечный отрезок пути пару часов. Ну и что из того, что теория относительности двигаться со сверхсветовой скоростью не позволяет! Появятся другие Эйнштейны, и если закон нельзя нарушить, то его можно будет обойти. Некоторые фантасты даже знают, как обойти.

Вот, например, как это сделали Стругацкие в «Попытке к бегству»: «Эпсилон-деритринитация закончилась, и корабль перешел в состояние подпространства. С точки зрения земного наблюдателя он был сейчас «размазан» на протяжении всех полутораста парсеков от Солнца до EH-7031. Теперь предстоял обратный переход».

Вот и всех дел, разве что путешественников слегка затошнило, как в допотопном самолете. Хотя здесь как раз даже с точки зрения современной физики все чисто: именно так для постороннего наблюдателя должны выглядеть гипотетические сверхсветовые частицы — тахионы. И если обычное материальное тело при приближении к световому барьеру начнет сокращаться в размерах, тахион при бесконечной скорости, наоборот, растягивается, «размазывается» по всей трассе до финиша. Правда, тахионы, чтобы не вступать в противоречие с теорией относительности, должны делать все наоборот по сравнению с обычными частицами, но когда-то и антиматерия казалась вещью совершенно невозможной. Во всяком случае, в некоторых лабораториях продолжается поиск тахионов и других сверхсветовых частиц.

Еще в середине 30-х годов ХХ века произошел крупный спор между двумя мэтрами современной физики: Эйнштейном и Бором. Бору не нравилась теория относительности, и он в своей квантовой теории допускал мгновенные взаимодействия квантовых объектов. Эйнштейну, в свою очередь, не нравился «принцип неопределенности» Бора. Вместе со своими помощниками Подольским и Розеном Эйнштейн придумал мысленный эксперимент, чтобы обойти этот принцип. При жизни спорщиков в реальности, из-за бол ших технических трудностей, этот эксперимент поставлен не был. Тем более что это был не только «подкоп» под принцип неопределенности, но и под саму теорию относительности. Если результат сработает в пользу Бора, он почти автоматически сработает против Эйнштейна. В результате эксперимент поставили лишь в 1982 году. Через несколько месяцев, вследствие большого научного резонанса, было проведено его публичное обсуждение на Би-би-си, куда пригласили ведущих физиков из разных стран.

Эксперимент показал правоту Бора, и тогда же прозвучали заявления некоторых физиков, что Эйнштейн не прав, и сверхсветовые взаимодействия все-таки возможны. Кстати, пример тому - гравистатика. Она мгновенно связывает все объекты во Вселенной, и лишь ее вариации в виде гравитационных волн, по Эйнштейну, должны распространяться со скоростью света.

К тому времени и астрономы подкинули любопытный факт: некоторые квазары, судя по веичине красного смещения в их спектре, удаляются от нас со скоростями, в несколько раз превышающими световые. Правда, этому факту пытаются найти какое-нибудь иное, более удобное объяснение. Затем в лабораторных условиях с ультракороткими лазерными импульсами были зарегистрированы сверхсветовые скорости их распространения в парах рубидия и цезия. Стоит вспомнить и эксперименты Козырева по определению истинного положения звезд на небосклоне путем регистрации неизвестного фактора, распространяющегося мгновенно. Внесли сюда свою лепту и исследователи телепатии, обнаружив эффект опережающего опознавания, фактически, нарушения закона причинности, предполагающего наличие сверхсветового фактора. Наконец, из лабораторий ряда стран приходят сообщения об успешных экспериментах по телепортации, также запрещенной теорией относительности.

Во всяком случае, человечество, вопреки Хорнеру и прочим скептикам, не хочет вечно оставаться в своей звездной колыбели.

Валентин ПСАЛОМЩИКОВ









Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: