Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Падение чёрного вещества

В 1887 году журнал «L'Astronomic» заинтриговал читателей следующей заметкой: «Доктор Рико, сотрудник обсерватории города Палермо, сообщает, что 30 ноября 1880 года, ровно в восемь часов утра, когда наблюдал Солнце, увидел, что поверхность солнечного диска медленно пересекают какие-то тела, движущиеся двумя длинными параллельными рядами, оставляющими черные следы в форме четких линий. Еще одна группа тел, укороченная, двигалась параллельно первой. Сеньору Рико показалось, будто тела имели крылья. Он подумал, что в сектор обзора телескопа попали крупные птицы, такие, как журавли».

Вывод вполне согласовывался с мнением орнитологов, у которых он проконсультировался и выяснил, что журавли имеют в полете аналогичный строй. На этом бы успокоиться. Но видения на солнечном диске нельзя было оторвать от других увязанных с ними странностей. 25 дней локально на кирпичное строение, где установлен телескоп, проливались дожди, совсем не задевающие округу. Согласитесь, прицельные ливни — полнейший нонсенс. Но они были. Вторая незадача заключалась в том, что в часы наблюдений, когда не было дождя, с неба обильно падал крупнозернистый графитный порошок и предметы обихода, облепленные этим черным веществом. Предметы обихода — печные колосники, заслонки, кочерги, железный ящик для хранения угля - были облеплены мокрым графитом. Графитом этим был испорчен травяной газон и цветники. Он испортил, побив, кроны деревьев. С 5 по В декабря доктор Рико, наблюдая Солнце, вновь видел на его поверхности крылатые объекты. На сей раз, прерывая наблюдения, он выходил наружу, осматривал небосклон. Никаких крупных птиц не замечал. Стало быть, птицы тут ни при чем? Тогда что видел сеньор Рико? Он затрудняется сказать. Ничто вещественное — дождь, предметы — с неба не падало. 11 декабря, явившись на службу, доктор обнаружил на телескопе тонкий слой сырого графита».

Пятью годами позже на страницах журнала «Popular Science» был опубликован найденный в архивах отчет астронома Эрни Шреттера, датированный 1788 годом, где есть, следующие свидетельства: «По 'загадочной причине в ночь с пятого на шестое июля, когда я навел телескоп на Луну,началось обильное выпадение черного вещества, похожего на хлопья сгоревшей бумаги. Падали также обгоревшие до скелетов мелкие птицы и мыши. Пробив навес, чуть ли не на меня упали бронзовый подсвечник и фарфоровая кружка. После чего началось немыслимое. Как-то наведенный на Луну инструмент показал в районе Лунных Альп идеально квадратную световую область — обширную и яркую. На ней просматривалось сначала неподвижное, потом затеявшее перемещения по спирали красное яркое пятно. Оно отбрасывало самостоятельную тень, из чего следует, что пятно, являясь твердым образованием, либо стояло на лунном грунте, либо зависало на небольшой высоте и умело передвигаться вольготно на немыслимо больших скоростях с резкими толчками. Наблюдать пришлось семнадцать минут пятнадцать секунд. Затем весь лунный диск накрыла огромная черная тень, отбрасываемая летающей горой, подрагивающей, висящей вплотную к Луне и касаясь ее. Что это могло быть? Я испытал подозрение, что планета, открыв свое нутро, что-то выбросила из него. Означенное таинственное «что-то» упало на Луну, теперь накрыв непроницаемым покрывалом половину нее. Другая половина светилась и сверкала несравнимо ярче, чем бывает при затмениях.

Английский журнал «The Metrological Magazine» в апрельском номере за 1904 год поведал о том, что среди бела дня внезапно опустившаяся кромешная темень создала благоприятные условия для работы астрономов, позволив им увидеть Луну, звезды и световые эффекты причудливых форм. Звезды и Луна предстали в бледно-розовом цвете на нежно-голубом фоне. А когда кромешная тьма рассеялась, листья деревьев, крыши домов, мощеные дороги обнаружились в неудобном состоянии. Их покрывало, словно пыль, черное вещество. Незамедлительно устроенное лабораторное тестирование выявило, что это толченый мел в смеси с древесным пеплом и грифельной пылью. Подобную смесь в нашей стране производить нет надобности», — пишет журнал. Пять десятилетий минуло, и в Бразилии выпала такая же смесь, при таких же обстоятельствах, если не считать еще интенсивных выбросов сернистого газа из отверстий, раскрывшихся в глинисто-песчаной почве. Обстоятельства этого невероятного происшествия стоят того, чтобы изложить их, сделав ссылку на журнал «Fresco» от 22 сентября 1954 года.

Итак, репортер Пол Буоше, ссылаясь на рассказы свидетелей — астрономов Национальной региональной обсерватории, пишет: «4 января в 0 часов 57 минут по Гринвичу на площадку, прилегающую к наблюдательным пунктам, обрушились резкие порывы ветра, бьющие под углом в 45 градусов. Ветер содержал в себе мокрую смесь необычного крупнозернистого черного песка и столь Ж необычной черной глиняной субстанции. Вскоре асфальт покрылся этим, непонятно откуда взявшимся, липким месивом. Ветер стих так же неожиданно, как возник. Мы, подивившись, поднялись на рабочие места, открыли бленды малых инструментов. Предстояло плановое фотографирование звездного неба, на сей раз идеально прозрачного для наблюдений. Начавшаяся работа была прервана появлением в секторах обзора телескопов посторонних, покачивающихся несколько ниже лунного диска, по размерам превосходящих его втрое, объектов, отдаленно похожих на кляксы с рваными краями. Объекты при рассмотрении представлялись прозрачными, янтарного цвета. Нами было сделано 354 их цветных снимка. После обработки фотопленки не осталось сомнений в том, что это достаточно толстый листовой лед. Кстати, в этом мы убедились гораздо ранее, еще до проявки пленки, когда ледяные щиты начали падать в буквальном смысле с ясного неба, повреждая кровли, к счастью, никого не поранив, потому что на территории комплекса не принято гулять по ночам. Нельзя молчать и еще об одной, поистине «дьявольской» накладке, не имеющей ровно никакого отношения к астрономии. 8 января, опять ночью, территорию комплекса растревожили землетрясения. Были они такой силы, что на погосте, расположенном в ста метрах от здания большого телескопа, поистине разверзлись могилы, их содержимое поперечными и вертикальными ударами было выброшено наружу. Такого ни здесь, ни где-либо в наших краях никогда не случалось. И вот случилось же! Когда муниципальные рабочие приводили кладбище в порядок, шесть раз их накрывал ливень, вместе с которым выпадал зернистый черный порошок, как выяснилось — зола перегоревшего каменного угля. Очевидно, это добро было принесено откуда-то издалека дождевыми тучами. У нас каменный уголь для отопления не используется. Оставляем наше изложение без комментариев».

А теперь гипотеза, предложенная американским философом русского происхождения, Роем Масловым. Выпадение черного вещества, другие сопутствующие астрономическим наблюдениям аномальные явления он объясняет тем, что по определению не существует четких границ между материальным и нематериальным. «Без исключения все существующее в бессчетном разнообразии объектов и субъектов окружающего нас мира — изменчивая, перестраивающаяся, перестраиваемая пластичная материя. Эволюционируя, человек обречен на бесконечное ее познание. Вокруг нас нет ничего абсурдного, невероятного. То, что казалось невозможным вчера, во что мы отказывались верить, стало возможным сегодня и не подлежит сомнению. Не следует огульно отвергать непривычное. Каждый «дикий» факт достоин внимания, изучения. Материальный вакуум — этот рог изобилия — отнюдь не пуст, он неустанно созидает, формируя новые формы вещей в непривычных ракурсах и условиях. Это трудно принять, но принять придется», — делает вывод Маслов. Вывод, нужно добавить, не противоречит представлениям современной физики о природе вещей.

Александр ВОЛОДЕЙ









Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: