Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Святыня белого города

Белград или Београд, как пишут его название сами сербы. Один из древнейших городов Европы. Столица многострадальной Сербии, город на слиянии Савы и Дуная, ставший прибежищем огромной волны белой эмиграции после кровавых событий 1917 года в России. Много памятных мест в Белграде, но есть одно, особенно дорогое русскому человеку, интересующемуся историей своего народа. В самом центре города, на Ташмайдане, недалеко от здания Парламента (Народной Скупщины), возле величественного здания собора святого Марка, сияет на солнце золотыми крестами маленькая белая церковка Святой Троицы - русский Православный храм. Уже почти 86 лет церковь Святой Троицы - духовный центр русских в Белграде. Открытый в 1924 году Храм стал не только центром духовной жизни русской эмиграции, но и местом встречи русского и сербского Православия. Под сводами русского храма в Белграде совершал богослужения выдающийся иерарх Русской Церкви митрополит Антоний (Храповицкий), здесь же молился и известный богослов Сербской Церкви святой Иустин Попович.

Возрождение

В воскресенье 25 марта 2007 года состоялось Великое освящение Свято-Троицкого храма Подворья Русской Православной Церкви в Белграде. Знаменательно, что чин великого освящения в этом храме совершался впервые: в силу исторических обстоятельств, при создании белградской русской церкви в 1924 году ее великое освящение провести не удалось. Но время пришло, и правда восторжествовала. Патриарх всея Руси Алексий II в своем послании сказал: «Находящийся в сербской столице русский храм является свидетельством братской любви и помощи сербского народа в тяжелые для нашей страны времена.

Когда на Родине бушевали революционные бури и гонения на Церковь Христову, многие из наших соотечественников нашли тихое пристанище в единоверной сербской стране. «Брат от брата помогаем, яко град тверд и огражден» (Притч. 18. 19), - этими словами Священного Писания руководствовались единоверные сербские братья, предоставив нашим предкам место для строительства храма в честь Святой Троицы».

Этот храм-часовня был одним из наиболее известных и чтимых православных храмов Русского Зарубежья 20-30х годов.

Сразу после начала братоубийственной войны в России, православная Сербия, тогда Королевство сербов, хорватов и словенцев (СХС), приняла около 50 тысяч беженцев - из России, из лагерей в Турции и Греции, из Болгарии и Китая. Среди них были и простые люди, и представители аристократических семей - графы Толстые, Уваровы, князья Волконские, Гагарины, Долгорукие, Трубецкие, известные дворянские семьи - Апухтины, Державины, Раевские, Сперанские, Третьяковы. Представители русского офицерского корпуса и интеллигенции внесли огромный вклад в науку, культуру, церковную и общественную жизнь Сербии. Строили народную церковь «всем миром» православных россиян-беженцев, в октябре 1923 года заложили первый камень, а уже 4 января 1924 прошло первое богослужение.

Возведенная церковь долгое время почиталась в Зарубежье своеобразным символом Русского Белого дела, здесь до 1944 года хранилась и великая святыня русского зарубежья - чудотворная икона Божией Матери «Знамение», известная как Курская-Коренная. Здесь хранились знамена полков Русской Императорской и Добровольческой армий. В храме и до сих пор находятся могила последнего Главнокомандующего белой Русской армии генерала Врангеля и памятный киот с иконой святого князя Александра Невского, сооруженный в честь и память Верховного Правителя России адмирала Колчака. Во дворе церкви свой последний приют нашел и Михаил Васильевич Алексеев, генерал-адъютант, во время Первой мировой войны ставший фактически вторым лицом в империи после Николая II, основатель Белого движения юга России.

Именно генерал Алексеев 15 декабря 1917 года подписывает воззвание ко всем российским офицерам, оставшимся верными долгу и присяге с призывом идти на Дон и влиться в армию, способную освободить Россию от большевизма. Этот день стал днем рождения Белого движения России, и его до сих пор вспоминают в семьях потомков российских эмигрантов.

Основатель белого движения

Несмотря на то, что ему приписывают роковую роль в отречении Николая II, сам Алексеев позднее рассматривал свою роль в этом событии как большую ошибку. «Никогда себе не прощу, - говорил он, - что поверил в искренность некоторых людей, послушал их и послал телеграмму главнокомандующим по вопросу об отречении государя от престола».

Временное правительство назначило генерала Алексеева верховным главнокомандующим русской армии, в которую уже ворвались политические страсти, раскалывавшие и разваливавшие ее. Алексеев делал все возможное, пытаясь сохранить боевую мощь войск и довести войну, которой было принесено уже так много жертв, до победоносного конца. Смиряя генеральскую гордость, он апеллировал к разуму, совести и чувству долга солдат. Когда в начале мая 1917 года в Ставке собрался съезд для организации «Союза офицеров армии и флота», на который прибыли и солдатские депутаты, Алексеев пришел в казарму, где они остановились. Сняв фуражку с седой головы и низко поклонившись им как «честным великим русским гражданам», призвал забыть о «собственных интересах» и отдать все «изнемогающему Отечеству». «Вы - лучшие люди ваших полков, - говорил старый генерал, - у меня к вам, как к лучшим людям, просьба, мольба, приказ...» Тронутые, взволнованные солдаты клялись воевать до победы, до полного «выздоровления и воскресения» России.

После переворота, Алексеев уходит на Дон, к нему присоединяются Деникин, Корнилов, добираются офицеры, юнкера, составившие костяк Добровольческой армии. Антон Деникин вспоминал: «Было трогательно видеть и многим, быть может, казалось несколько смешным, как бывший Верховный главнокомандующий, правившии миллионными армиями и распоряжавшийся миллиардным военным бюджетом, тепеоь бегал, хлопотал и волновался, чтооы достать десяток кроватей, несколько пудов сахару и хоть какую-нибудь ничтожную сумму денег, чтобы приютить, обогреть и накормить бездомных, гонимых людей».

Наступление красных заставило уходить с Дона на Кубань. «Мы уходим в степи. Можем вернуться, только если будет милость Божия. Но нужно зажечь светоч, чтобы была хоть одна светлая точка среди охватившей Россию тьмы», - писал Алексеев своим родным. Но 8 октября, не дожив месяца до своего 61-летия, Михаил Васильевич Алексеев, Верховный руководитель Добровольческой армии Юга России скончался. 27 сентября прах генерала при огромном стечении народа, солдат и офицеров погребли в усыпальнице Екатерининского (Войскового) собора Екатеринодара. Впоследствии вдова генерала Анна Николаевна, помня о судьбе праха Корнилова, над которым глумились красные матросы и казаки, настояла в 1920 году на перевозе гроба с телом мужа в Белград.

«В годы великой смуты, - писал о нем А. Деникин, - когда люди меняли с непостижимой легкостью свой нравственный облик, взгляды, ориентации, когда заблудившиеся или не в меру скользкие люди шли окольными, темными путями, он шагал твердой старческой поступью по прямой кремнистой дороге. Его имя было тем знаменем, которое привлекало людей самых разнообразных политических взглядов обаянием разума, честности и патриотизма».

Примирение

История любой страны не может быть абсолютно одноцветна. Так и российская история XX века не может быть только от красных или только от белых. О первых известно достаточно. О белых - значительно меньше. Но ведь офицеры, генералы и солдаты Белой армии были такими же русскими людьми, в том числе простого звания и происхождения. Большинство были небогатыми, обычными людьми, любящими свою родину бескорыстно и безоглядно, готовыми отдать жизнь за свои убеждения. Они остались верными долгу защитников России, сохранили честь русского офицера и солдата и, все-таки, в историческом плане оказались правыми.

Между сербским и русским Православием фактически нет разницы, наши два народа братские и по происхождению, и по вере. На сербской земле это особенно остро чувствуется. Во время службы храм Святой Троицы всегда полон людей. Здесь сербы и русские, как одна семья, как один Православный народ. Горят свечки перед ликами икон, посреди резного деревянного иконостаса - рублевская «Троица».

И нет ощущения, что Россия где-то там далеко, за тысячи километров. В маленьком храме в центре Белграда поселилась русская душа, лампадкой веры и надежды горящая на балканской земле...

Валерий ДМИТРИЕВ







Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: