Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Тибетский пасьянс

Широко известно, что в двадцатых годах прошлого века в СССР большой популярностью пользовалась тибетская тематика. Изыскания семейства Рерих на "крыше мира", проникновение туда агунтов советской разведки, знаменитые "письма Махатм" - обо всём этом на протяжении последних лет много писали в самых разных изданиях.

Однако в 1929 году Советский Союз вдруг отказался от всяких попыток проникновения в эти таинственные земли, начисто утратив как интерес к поискам Шамбалы, так и стремление лишний раз «насолить» англичанам в этом регионе мира.

Случилось это практически одновременно с падением в Афганистане режима падишаха Амануллы-хана — политика, который, с одной стороны, возглавил освободительную борьбу против британского владычества, а с другой, мечтал о создании под своим началом большого центральноазиатского государственного образования. По этой причине он то выступал как союзник Советского Союза, то покровительствовал басмачам, пока не был свергнут вооруженными на английские деньги националистами.

Вновь вспомнить о Тибете пришлось в конце 1939 года, вскоре после подписания советско-германского пакта о ненападении,когда нацистская Германия попыталась привлечь СССР к реализации ее планов по дестабилизации обстановки на северной и северо-западной границе Индии. Это были две секретные диверсионные операции под кодовыми названиями «Аманулла» и «Тибет», разработанные германским внешнеполитическим ведомством совместно с армейской разведкой — Абвером. Главным разработчиком операции «Аманулла» был работник немецкого МИД Вернер фон Хентиг. Ее целью было восстановление на афганском троне Амануллы-хана и последующее его использование для поднятия антибританского восстания пуштунских племен вдоль индо-афганской границы. Что же касается операции «Тибет», то она, по замыслу автора, немецкого натуралиста, путешественника, исследователя Тибета и одновременно штурмбанфюрера СС Эрнста Шеффера, сводилась к подкупу и вооружению вождей воинственных пригималайских и тибетских племен, опять же с целью поднять их на борьбу с колониальными властями Британской Индии. Содействие СССР требовалось нацистам в силу того, что проникнуть в Афганистан и на Тибет они планировали на сей раз кратчайшим путем — через советский Восточный Туркестан.

В сентябре 1939 года у Иоахима фон Риббентропа, министра иностранных дел нацистской Германии, состоялось особое совещание для обсуждения этих операций. На совещании Шеффер, совершивший к тому времени три больших путешествия по Тибету, предложил главе германского МИД организовать весной 1940 года еще одну операцию и заявил, что в течение двух лет берется подготовить тибетские горные племена к выступлению против Индии. Осуществить эту акцию путешественник из СС собирался вполне в духе английского суперагента Лоуренса Аравийского — с помощью маленькой группы немецких коммандос, снабженной значительными денежными средствами. Риббентроп же ждать не хотел, надеясь при поддержке СССР начать действия против подвластной британской короне Индии в духе партизанской войны с территории Афганистана.

Осенью 1939 года на Тибет действительно были заброшены три германских агента со значительной суммой денег. На втором этапе планировалось отправить на Тибет через Афганистан отряд численностью от 10 до 30 человек, каждый из которых имел бы пулемет и автомат. Цель этой группы заключалась бы в подкупе вождей тибетских и гималайских горных племен, для чего агентов собирались щедро снабдить афганской, индийской и британской валютой на сумму эквивалентную трем миллионам рейхсмарок. Наконец, в 1941 году, на завершающем третьем этапе, абверовцы и Шеффер намеревались при содействии СССР организовать «научную экспедицию» из 200 офицеров и унтер-офицеров СС, прошедших специальную подготовку. Эта «экспедиция», сформированная на специально созданной базе СС в одной из среднеазиатских республик Советского Союза, должна была доставить для племен Тибета и северных районов «независимой» полосы Британской Индии крупную партию оружия, включая минометы. Сам Шеффер при этом вроде бы считал более правильным довольствоваться экспедиционным отрядом из 7-12 человек, поскольку большая экспедиция могла спровоцировать вооруженное столкновение с воинственными тибетскими племенами, как это случилось в XIX веке с русским путешественником Пржевальским.

13 сентября германский посол в Москве граф Вернер фон Шулленбург получил из берлина инструкцию: осторожно прозондировать позицию советского правительства на предмет восстановления на троне Амануллы-хана. Дипломатическое зондирование вроде бы оказалось успешным. Советский министр иностранных дел Вячеслав Михайлович Молотов сообщил послу, что советское правительство не имеет «принципиальных возражений» против отправки окопавшегося в Италии Амануллы-хана в Афганистан, а Шеффера на Тибет, но окончательное решение будет зависеть от того, каким образом Берлин планирует осуществить эти акции. Поэтому Молотов попросил предоставить ему более детальную информацию по данному вопросу. Вячеслав Михайлович также дал понять Шуленбургу, что Аманулла и Шеффер «конечно же, должны будут передвигаться по советской территории инкогнито».

В декабре германское внешнеполитическое ведомство отрядило в Москву для ряда конфиденциальных бесед с Молотовым своего эксперта по Восточной Европе П. Кпяйста, который предложил советской стороне принять участие в операции «Тибет» путем предоставления Шефферу конвоя из офицеров НКВД. Молотов вновь выразил готовность поддержать германские планы, поставив при этом условие, что ему будет предоставлена информация о «базе операции и методах ее проведения». Только в этом случае, заявил он, можно будет подробно рассмотреть «идею отправки Шеффера и Афганца в Москву». Канарис и Риббентроп были крайне недовольны уклончивым ответом Молотова. Тем временем, против операции «Аманулла» выступил глава внешнеполитического отдела НСДАП А. Розенберг, опасавшийся, что возвращение бывшего эмира и падишаха может вызвать гражданскую войну в Афганистане, а это заставит правителя страны Захир-шаха искать союза с Туманным Альбионом.

Абвер и МИД решили продолжать переговоры с Советами, ограничивая их теперь тибетской тематикой. В феврале 1940 года Кляйст вновь был отправлен в Москву. Именно к этому времени, как полагают специалисты, относится появление плана большой германской экспедиции на Тибет состоящей из 200 эсесовцев и ЗООО вьючных животных. На сей раз с экспертом по делам Восточной Европы беседовал начальник германского отдела советского МИД по фамилии Александров. Когда речь зашла об экспедиции, Александров сразу заявил, что это должна быть именно научная экспедиция — в таком случае у германской стороны не будет никаких трудностей. Кляйст принялся объяснять ему, что немецкая сторона желает лишь получить разрешение на транзитный проезд через территорию СССР и, по возможности, получить рекомендации к китайским властям, а экспедиция, конечно же «будет носить чисто научный и дипломатический характер». В ответ на эту демагогию Александров вновь заверил эксперта, что лично он не видит никаких трудностей для осуществления подобных планов.

Словом, советское руководство явно спускало проблему на тормозах, не желая ни идти на реальное сотрудничество с нацистами, ни лишний раз вступать с ними в открытые противоречия. Историк Ю.Н. Тихонов считает что переговоры с Кляйстом использовались советской разведкой лишь для получения необходимой информации о планах Германии в отношении Афганистана и Индии. Этому созвучны соображения, приводимые в мемуарах Молотова: «Он (Гитлер) хотел втащить нас в авантюру, а уже когда мы завязнем там, на юге, ему легче станет, там мы от него будем зависеть, когда Англия будет воевать с нами. Надо быть слишком наивным, чтобы не понимать этого». Поэтому, когда Кляйст в начале 1941 года вновь попытался посетить СССР, ему было отказано в визе.

Виктор БУМАГИН







Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: