Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Кремниевая доска мудрости

Вопреки расхожему мнению знаменитый комплекс египетских пирамид расположен вовсе не в пустыне, а на окраине модернового жилого массива «Гиза». И эта близость одного из величайших чудес света к густонаселенному микрорайону, где множество увеселительных заведений, доставляет немало хлопот военизированной охране, учрежденной для того, чтобы днем и ночью препятствовать проникновению к усыпальницам фараонов всякого рода авантюристов и корыстолюбцев.

Но можно ли украсть то, что по определению украсть невозможно? По той причине, что если и есть древние сокровища, то они либо в непроницаемых толщах пирамид, либо в пустотах глубоко под ними, либо их не существует вообще. Архитектор-недоучка, поляк Ежи Лукович, в августе прошедшего года доказал, что вполне получиться вырвать желаемое даже из рук дьявола, если проявить хитрость, упрямство, наглость и изобретательность. Как бы это не показалось невероятным, ему и троим подельникам, удалось из подвала жилого дома «Гизы», раскрошив взрывчаткой неподатливый скальный монолит, обустроить сносный подземный лаз и выйти на некую камеру сокровищ, прежде, по-видимому, вскрываемую египетскими учеными. Однако даже частично не исследованную, по той причине, что кислород непременно разрушил бы деревянные, папирусные, кожаные раритеты. Разрушил бы все, кроме золота, серебра, бронзы, меди. Разумеется, если только для защиты от агрессивных внешних воздействий не применить методики современных консерваций полимерами.

Методики эти чрезмерно дороги. Археологи поэтому терпеливо ждут, пока правительство профинансирует проект десятками миллионов долларов. Воры не пожелали ждать. В результате на черном рынке, откуда толстосумы черпают для личных коллекций сомнительного происхождения шедевры искусства, всплыла так называемая Кремниевая доска мудрости — достояние цивилизации, процветавшей на нашей планете задолго до древнеегипетской. Доска, купленная группой банкиров, если верить Луковичу, является одной из пяти, которые грабители «пощадили», оставив в сокровищнице. Толщиной она пять сантиметров, площадью метр на полтора. Обладает свойствами сверхъестественными, а при неправильном с ней обращении, довольно специфическими. Видимо, Лукович гораздо более других знает о сюрпризах, которые может преподнести чудесный артефакт, ибо от фемиды его неусыпно берегут банкиры-покупатели, обеспечившие идеальное убежище. Впрочем, Саша Гера не исключает и другого варианта. Луковича, свершившего неправедное дело, могли устранить физически. Точно так, как он сам расправился с недавними подельниками, перестреляв их.

Саше Гера в известном смысле повезло. После того, как в руках Луковича оказался сенсационный артефакт, он, разыскав его на Гавайях, уговорил того, как можно полнее проконсультировать. А в качестве гонорара за оказанные услуги «под честное слово» предложил еще одну доску из древней сокровищницы. Гера, выразив сомнение в том, что доски подлинные, отказался говорить что-либо конкретное по поводу сомнительных предметов. Лукович, возразив, что рисковал жизнью во время «изъятия кремниевой летописи», выложил ее на стол. Гера удивился еще более. Беглого взгляда на янтарную, нежели на кремневую полупрозрачную плиту, хватило, чтобы убедиться в ее необычности и, вероятно, колоссальной ценности. Лукович после того, как археолог сказал ему, что на плите начертаны десять библейских заповедей, имена Христа и его учеников, рассмеялся и назвал Гера шутником. Он сказал «Никак и ни при каких обстоятельствах не могла попасть в сокровищницу фараонов доска, на которой отображена квинтэссенция Библии, сведения, относящиеся к ранней христианской истории». Археолог, понимая, что Лукович прав, предположил: «А не поместили ли артефакт в помещение, принятое им за сокровищницу, относительно недавно? Не побывал ли Лукович в современной секретной правительственной камере хранения?» Собеседник решитльно привел аргумент, отметающий эту версию.

По его словам, лаз под пирамиду Хеопса, идущий существенно ниже, он с подельниками прокладывал на протяжении шести лет. К тому же пришлось преодолеть несколько объемных, кубической формы пустот, прежде чем образовался пролом, открывший вход в сокровищницу. На вопрос Гера, что увидел Лукович в сокровищнице, тот ответил, что там слишком много золота, сияние которого невыносимо для глаз. Так что запросто можно организовать «экспедицию на двоих», так как для него было бы честью иметь в компаньонах столь классного профессионала. Гера отверг предложение, сославшись на преклонный возраст. Лукович попросил «неделю, либо месяц позаниматься трофеем, чтобы выяснить, что он из себя представляет». На том и сошлись. Уходя, Лукович предупредил, чтобы археолог осторожнее «вертел» доску — во избежание поражения электрическим током. Он пояснил: «Эта штука работает как конденсатор, не любит прикосновений синтетики и шерсти». Гость ушел. Вооружившись лупой, археолог приступил к работе. Он изумился тому, что многослойные, отстающие друг от друга письмена, не были нанесены с внешних сторон, а компактно располагались «в нутре» полупрозрачной доски.

Рассказывая об артефакте, Саша Гера предельно осторожен в оценках. Например, он не совсем уверен в том, что доска «древнее всех самых древних древностей». Почему? Да потому, что наряду с начертанными «в ней» библейскими заповедями, есть прямые цитирования из Священного Корана и иудейской Торы. «Кому и для чего понадобилось слияние, сублимация цитат первоисточников мистических текстов, лично мне совершенно не ясно. Я даже не могу строить предположений», — расписывается в бессилии археолог.

Он сожалеет о том, что не представилось возможности произвести тонкий изотопный анализ, чтобы в приемлемом приближении вычислить возраст трофея Луковича. Смущает его и то, что нынешние технологии позволяют, не напрягаясь, изготовить нечто похожее, чтобы тексты были залиты с обеих сторон и как бы зависли в монолите кремния. Кремний, между тем, какой- то странный. Мало того, что он почти прозрачен, так еще и в зависимости от освещения существенно меняет цвет и прозрачность.

Обладает доска и другим непостижимым свойством. Если ее потереть лоскутом шерсти, отдав избыток статического электричества, в темной комнате она начинает светиться голубым светом, становится непроницаемой, поочередно проецируя на поверхности надписи, выгравированные послойно. Вот это с технологической точки зрения уже более, чем серьезно! Если кто-либо из фараонов имел такую «игрушку», то, демонстрируемая толпе, она убеждала ее в богоравных способностях правителя Египта.

Странно, но откровения Сашы Гера об удивительном артефакте абсолютно не вдохновило сообщество уфологов. Не появилось ни одной версии об инопланетном происхождении кремниевой доски. Причина столь прохладного отношения к сенсационной находке кроется в политике правительства Египта по отношению к древнейшей и средневековой истории. Пирамиды, например, peryлярно и тщательно реставрируются и ремонтируются. Никто не скрывает, что усыпальница Хеопса охраняется тщательнее ядерных объектов, а доступ туристов внутрь из-за естественного стремительного разрушения камня категорически запрещен. Более того, египтяне, похоже, прекрасно осведомлены о том, что скрывает в себе этот памятник.

Любая историческая находка, являясь достоянием страны, не может пересечь ее границы. Несмотря на это, Саша Гера уверяет, что долгое время кремниевая доска мудрости была в его владе-нии. Теперь она, скорее всего, в США. Так что нужны безотлагательные меры для возвращения артефакта «в общечеловеческую собственность», ибо доска — голографический носитель информации об эволюции многих цивилизаций, в том числе — неземных.

Александр ВОЛОДЕВ







Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: