Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Приглашённые оккупанты

17 июля 1610 года в Москве вспыхнул бунт — разгневанный народ сбросил с трона «боярского царя» Василия Шуйского. Тут же встал вопрос: кому же теперь достанется российский престол? Ведь государство осталось без правителя. И это в то время, когда с одной стороны к столице подступила армия самозванца Лжедмитрия II, с другой к ней рвались польские полки. А пока что судьба державы оказалась в руках совета из семи бояр, вошедшего в историю под названием Семибоярщина.

Без царя

В совете не было единого мнения о том, кому следует возглавить государство. Одни предлагали посадить на трон Василия Голицына, другие — Михаила Романова. Кое-кто даже советовал поддержать «тушинского вора» Лжедмитрия. Однако этот вариант отвергли сразу, ведь самозванец взойдёт на престол со своими «ворами», которые и станут новой русской знатью.

— Сам я не желаю трона, но и не хочу видеть царём кого-нибудь из братьев своих бояр, — заявил глава Семибоярщины князь Мстиславский. — Должно избрать государя из царского рода!

И он предложил отдать русский престол… Владиславу — сыну польского короля Сигизмунда III! Мстиславский объяснил, что, во-первых, это позволит остаться при дворе им — нынешней знати, во-вторых, поляки из врагов станут союзниками, а в-третьих, армия Сигизмунда поможет остановить Лжедмитрия. На раздумья времени не было — столица находилась в клещах двух армий. Взвесив все «за» и «против», большинство членов совета решили:

— Примем совет Мстиславского!

Тут же к предводителю польской армии гетману Жолкевскому были направлены послы. На вопрос: «Друг ли ты Москве или неприятель?» гетман ответил:

— Желаю не крови вашей, а блага России!

Сразу же обговорили условия вступления Владислава на русский престол, одним из которых было принятие королевичем православия.

Ночные гости

Минин и Пожарский

Однако решение знати пришлось не по вкусу русскому народу. С чего это вдруг бояре решили поставить над ними какого-то поляка, к тому же сына врага и иноверца?! Это ещё больше увеличило популярность Лжедмитрия, к его воинству люди присоединялись целыми городами. Тем более что многие считали его настоящим сыном Ивана Грозного, а значит — законным наследником.

Бояре забеспокоились, что в столице вот-вот вспыхнет новый мятеж. Чтобы его предотвратить, 20 сентября 1610 года они решили впустить поляков в Москву. Иноземная армия входила в город тихо: ночью, по пустынным улицам, безмолвно, со свёрнутыми знамёнами.

Каково же было удивление москвичей, когда, проснувшись утром, они обнаружили свой город оккупированным!

— Ляхи будут у нас не господствовать, а служить: хранить жизнь и достояние Владиславовых подданных, — успокаивали народ бояре.

Между тем поляки заняли все столичные укрепления, захватили пушки и боеприпасы и расположились на постой в лучших московских домах, в том числе и в царских палатах. А вскоре после этого Сигизмунд III вдруг заявил, что вовсе не намерен отправлять в Россию своего 15-летнего сына и категорически против того, чтобы тот сменил веру. Более того, польский король пожелал править русским государством сам. Узнав об этом, даже те, кто поддерживал власть поляков, зароптали:

— Мы избрали Владислава, а не Сигизмунда!

К тому же иноземные солдаты часто вели себя в Москве не как защитники, а как оккупанты: грабили, насиловали, убивали.

В это время Лжедмитрий II одерживал победу за победой и отвоёвывал город за городом. Многие именно в нём увидели единственное спасение для России. Число сторонников самозванца продолжало расти. И неизвестно, чем бы все это кончилось, как вдруг… в декабре 1610 года самозванец неожиданно погиб — его убил из мести татарский мурза.

Город в огне

В январе 1611 года московский патриарх Гермоген начал тайно рассылать из столицы по русским городам гонцов с призывами освободить Россию от поляков. На зов патриарха откликнулись бывшие сторонники Лжедмитрия, которые после смерти самозванца избрали своим предводителем одного из его приближённых рязанского дворянина Прокопия Ляпунова. В марте их воинство двинулось к Москве.

В столице в это время тоже назревали волнения. На улицах все чаще звучали призывы:

— Мы по глупости выбрали ляха в цари, однако ж не с тем, чтобы идти в неволю к ляхам. Время разделаться с ними!

Назревал бунт. Польские патрули время от времени задерживали людей, пытавшихся тайно провезти в столицу оружие, останавливали гонцов с призывными грамотами Гермогена. Патриарха взяли под стражу и велели ему усмирить народ.

— Усмирю, если увижу крещёного Владислава в Москве и ляхов, выходящих из России, — ответил патриарх.

19 марта в столице на рынке Китай-города произошла стычка между поляками и москвичами. Дошло до того, что иноземцы принялись открыто убивать и грабить купцов. Увидев, как конные поляки рубят бегущих за Москву-реку жителей Китай-города, за гонимых вступились русские стрельцы. Над столицей загремел набат. Услышав его, горожане вооружились, кто чем мог, и попытались дать отпор иноземцам, но оказались слабы против их регулярной армии. Тут выяснилось, что в Москве уже находятся тайно проникшие в город передовые отряды народного ополчения. Один из его лидеров, князь Дмитрий Пожарский, пришёл на помощь восставшим — он со своей дружиной снял с башен пушки и обрушил на поляков шквал ядер и пуль. Те поспешно отступили обратно в Китай-город.

Оккупанты жестоко отомстили за своё поражение. Утром следующего дня они совершили вылазку и со всех сторон подожгли город. Князь Пожарский со своей дружиной пытался остановить поджигателей, но был тяжело ранен. Москва пылала больше двух суток. В тех местах, где гасли пожары, появлялись поляки и вновь поджигали дома.

Совет всей земли

Московский пожар лишь ещё больше распалил ярость в сердцах людей. Уже никто не сомневался, что поляки — враги, и их нужно во что бы то ни стало изгнать с Русской земли. К ополчению Ляпунова присоединялось всё больше людей. И вот 25 марта 1611 года народная армия подошла к столице. Началась битва за Москву. За апрель и май ополченцы отбили у иноземцев Белый и Земляной город, а также часть Китай-города. Между тем Ляпунов и его сторонники сформировали временное правительство — Совет всей земли, которое присягнуло:

— Клянёмся не чтить ни Владислава царём, ни бояр московских правителями, служить Церкви и государству до избрания государя нового!

Однако постепенно между главами Совета начались разногласия. Этим и воспользовались поляки. Они подсунули в русский стан бумагу, якобы отнятую у русского гонца, в которой Ляпунов отдавал приказ городским воеводам: «Немедленно истребить всех казаков в один день и час!» 30 июня Ляпунова вызвали на совет.

— Писано не мною, а врагами России! — уверял тот.

Ему не поверили, и прямо на совете предводитель ополчения был убит восставшими казаками. Впрочем, полякам это не помогло: оставшиеся воеводы продолжили осаду Кремля.

1611 год стал одним из самых тяжких для Российского государства. В столице засели поляки, воска Сигизмунда III захватили Смоленск и многие другие города. Недавние союзники России, шведы, взяли Новгород и стали разорять северные территории. Пользуясь смутой, крымские татары огнём и мечом шли по Рязанской земле. Астрахань неожиданно заявила о суверенитете — пожелала стать самостоятельным царством, отдельным от Москвы. А в Пскове собирал войско новый самозванец Лжедмитрий III.

Второе ополчение

Осенью 1611 года в Нижний Новгород доставили грамоту от Гермогена. Патриарх взывал к согражданам из темницы: «Постоим за святое дело освобождения Руси!». На площади Нижнего Новгорода собрался народ. Недавно избранный земским старостой Кузьма Минин обратился к людям:

— Захотим помочь московскому государству, так не жалеть нам имения своего, не жалеть ничего.

Он предложил собрать в городе ополчение, а чтобы его вооружить, каждый горожанин должен отдать «третью деньгу» (треть своего имущества). Во главе народной армии Минин предложил поставить князя Дмитрия Пожарского, который в нижегородском имении оправлялся от полученных в Москве ран. В октябре князь прибыл в город и начал собирать войско.

Битва за Москву

В начале июля 1612 года ополченцы Минина и Пожарского узнали, что на помощь осаждённым спешит гетман Ходкевич с продовольствием. Больше медлить было нельзя, и народная армия выступила к столице. Русские первыми подошли к Москве и в августе встретили войска Ходкевича. Гетман так и не смог пробиться к своим и был вынужден отступить.

Теперь ополченцам предстояло освободить Москву. На её улицах закипели бои, и уже в сентябре русские контролировали большую часть города. Пожарский направил изнемогающим от голода полякам послание, предлагая сдаться. Однако иноземный гарнизон отказался сложить оружие.

22 октября русские отбили Китай-город. Поляки укрепились в Кремле. Пожарский снова предложил врагам сдаться, обещая отпустить их даже со знамёнами и оружием, но без награбленного. И снова получил отказ. Да только в Кремле наступил такой голод, что оккупантам пришлось пожирать человечину. 26 октября поляки не выдержали и всё-таки подписали капитуляцию. А на следующий день под звон колоколов в Кремль торжественно вошли победители. Теперь перед ними стола сложная задача: навести порядок в разрываемом на части государстве, избрать нового царя и, наконец, положить конец Смутному времени.

Виктор ГОРОСОВ








Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: