Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Свастика на орбите

Так называется книга Ганса-Ульриха фон Кранца, выпущенная в 2007 году петербургским издательством «Вектор». Сведения, якобы раздобытые автором чуть ли не с риском для жизни, необходимо рассмотреть в свете уже изложенных фактов. Тем более что в соответствующей литературе она обросла разными фантастическими домыслами, включая «документальный фильм» о полете немецких космонавтов на Марс.

Со дня окончания войны прошло более 65 лет, и уже из этой цифры ясно, что свидетелей тех событий осталось совсем немного. А когда проходит время очевидцев, наступает время домыслов и легенд. Особенно если отсутствуют официальные документы.

Первая ласточка, как и следовало ожидать, прилетела из-за разрушенной Берлинской стены. Тогда, в начале 90-х, многие СМИ сообщили, что некий немец, бывший житель ГДР, сообщил журналистам, что он еще в 1944 году выходил в космос на модернизированной ракете ФАУ-2. Естественно, что в тогдашней ГДР подобный «космонавт» угодил в психушку.

Это заявление вызвало тогда большой ажиотаж, поскольку по времени почти совпало с сообщением одного из украинских журналистов, что летчик-испытатель, Герой Советского Союза С.Анохин перед смертью поделился с друзьями тайной. Он якобы сразу после войны в качестве пилота испытывал немецкую трофейную ракету. По-видимому, речь в обоих случаях может идти об одной и той же ракете: крылатой ФАУ-2 проекта А-4Б. А существование ее в пилотируемом варианте можно считать подлинным фактом, поскольку среди чертежей ракеты, попавших в руки американской разведки еще в 1945 году, был обнаружен вариант, снабженный шасси и катапультируемым креслом пилота.

По ряду причин, в отличие от стандартной ФАУ-2 (проекта А-4), о ее крылатом варианте сведения крайне скудны и противоречивы. Даже в нашей печати сообщалось, что она была испытана лишь в единственном экземпляре, у которого во время полета отвалились крылья, и проект был забыт, Но в то же время в другом источнике приводились данные, что ее дальность действия составляла 600 километров, то есть вдвое больше типовой ФАУ-2.

В это объяснение трудно поверить, поскольку очень много неудач было и при первых запусках обычной ФАУ-2, и прекращать испытания ракеты с вдвое большим радиусом действия только из-за того, что во время первого запуска что-то отвалилось, просто нелепо.

Так и оказалось: при тщательном изучении соответствующей литературы, в основном зарубежной, были обнаружены целых четыре (!) фотографии А-4Б на стартовых позициях, причем все эти позиции были разные! То есть как минимум испытания проходили четыре экземпляра. И если у единственного экземпляра оторвались крылья, то откуда появилась эта цифра — 600 километров? Или крылья отвалились уже на заключительном этапе полета при ударе о землю?

Как известно, С.Королеву пришлось воспроизводить обычную ФАУ-2 (в советском варианте Р-1), и он в последующих модификациях своей ракеты добился большей дальности, не используя крылья. Выходит, этот вариант нам не достался, а его прихватили американцы. Но тогда какую ракету испытывал Анохин? И для кого было предназначено кресло пилота?

Впрочем, на последний вопрос американцам дал ответ сам ее конструктор — кресло пилота предназначалось для известнейшей немецкой летчицы-испытателя Ганны Рейч. Вернер фон Браун назвал ее имя, будучи уверенным, что она погибла. На самом же деле Ганна была тяжело ранена то ли во время, то ли после завершения какой-то секретной операции в Берлине, когда ее самолет взлетел практически последним прямо с одной из берлинских улиц в последних числах апреля 1945 года, увозя из окруженного советскими войсками города еще двоих человек.

Так и было. Именно она, посетив однажды своего старого знакомого — «ракетного барона» фон Брауна, уговорила его дать ей возможность испытать ФАУ-2 в пило- тируемом варианте, А до этого она ухитрилась провести испытание самолета-снаряда ФАУ-1, у которого действительно во время полета из-за сильной вибрации, создаваемой пульсирующим прямоточным двигателем, отваливались крылья. Причем испытывала она его не в пилотируемом варианте, появившемся позже, а просто забравшись в узкий носовой отсек, предназначенный для взрывчатки, и наблюдая за крыльями в перископ.

Ганна Рейч

И это было не единственным ее сумасшедшим поступком: она испытала практически все реактивные и ракетные летательные аппараты рейха, включая реактивную авиабомбу, и ракетный перехватчик конструкции Липпиша, поднимавшийся на высоту 15 километров со скоростью до 1000 км/ч, и у которого после взлета сбрасывалось шасси.

Зная об этих ее подвигах, Вернер фон Браун и решил рискнуть, дав ей возможность испытать крылатый вариант ФАУ. Как позже он признается уже на службе у американцев, он сам не афишировал этот вариант, поскольку у него на него были другие планы: она фактически являлась проектной второй ступенью гигантского 130-тонного двухступенчатого монстра — проекта А-9/А-10 с расчетной дальностью действия свыше 5000 километров. То есть ракета А-4Б была фактически проектом А-10. И естественно, своим новым хозяевам барон клятвенно божился, что она изначально не предназначалась для боевого применения, и лишь бесноватый фюрер хотел использовать ее для демонстративного уничтожения самого высокого небоскреба Нью-Йорка (Empire State Building).

Но и вокруг проекта А-9/А-10 множество загадок и неувязок. Во всех опубликованных у нас источниках сообщается, что было проведено всего два ее запуска, и оба неудачные, причем последний - уже в феврале 1945 года.

Одним из первых о проекте двух-ступенчатой межконтинентальной ракеты сообщил в своей книге бывший ракетчик, ставший популяризатором науки, Вилли Лей. Фотографий он раздобыть не смог, и в книге есть лишь рисунок ракеты, Причем Лей упоминает, что аппаратуру управления и наведения разрабатывал один из ближайших помощников Вернера фон Брауна, инженер Греттруп, который и присутствовал при запусках.

По-видимому, Вилли Лей тоже не знал дальнейшей судьбы Греттрупа, который был вывезен вместе с семьей в СССР и возглавлял «немецкое КБ», восстанавливавшее образцы ФАУ-2. Поскольку он же разрабатывал системы управления и для зенитных ракет типа «Вассерфаль», то задержался в СССР дольше других немецких специалистов, работая и над советскими зенитными ракетами. Вернувшись в ГДР, Греттруп мемуаров, естественно, не писал, но контакт с советскими коллегами поддерживал. На вопрос о своем участии в пробных запусках А-9/А-10 он отвечал, что не имел к ним никакого отношения и узнал о них лишь из книги Вилли Лея. Итак, круг замкнулся, и все последующие авторы фактически ссылаются лишь на Лея. Правда, фон Кранц в своей книге уверяет, что он разыскал новую информацию об этих запусках, не соответствующую официальным вариантам.

Теперь есть повод вернуться к личности Ганса-Ульриха фон Кранца. Он родился в Аргентине в 1950 году и, как честно признается, «мой отец эмигрировал (вернее сказать — бежал) сюда из Германии, потому что был офицером СС». Но, как выяснил уже повзрослевший Кранц, его папа оказался сотрудником одного из секретных институтов Гиммлера — Анэнербе, и знал множество тайн гитлеровской Германии. Знал, но помалкивал. Зато его сын, соприкоснувшийся с некоторыми из них, в последние годы выпустил целую серию книг под весьма характерными названиями: «Наследие предков» (это и есть Анэнербе), «Свастика во льдах» (о секретной нацистской базе в Антарктиде) и «Атомная бомба фюрера». И вот теперь еще один бестселлер из той же серии: «Свастика на орбите». В отличие от папы-эсэсовца, сын не имеет за собой нацистских грехов и, оглядываясь на исторические события, позволяет себе быть вполне объективным.

Для понимания личности автора всех этих книг я приведу лишь одно его высказывание: «Очень позабавили меня слова про американцев, которые спасли Землю от нацистов. Надо думать, Москва находится в Техасе, а Сталинград — где-то в джунглях Амазонки. Холодная война вроде бы давно кончилась, но журналисты, как заведенные, пытаются убедить нас в том, что русских в Берлине не было и что вообще советская Россия к поражению Гитлера никакого отношения не имеет». В общем, наш человек, и в этом плане попытаемся в соответствующем ракурсе взглянуть на то, что он там накопал. А все началось с опубликованной сенсации в местной (аргентинской) газете.

«Прошлой ночью, — писала газета, — Аурелиано Гарсиа, проживающий неподалеку от города Санта-Рос, и члены его семьи были разбужены страшным грохотом: на их поле рухнул какой-то объект, объятый пламенем. Затем раздался взрыв. Аурелиано решил, что это упал самолет, и попытался к нему приблизиться. Но от горящего объекта воспламенилась трава, и хозяин дома вместе с домочадцами бросился копать ров, чтобы огонь не распространялся дальше.

Утром, когда объект догорел, Аурелиано и его соседи смогли приблизиться к нему и обнаружили странный остов, состоявший из рваного металла. В разные стороны торчала обгоревшая арматура, и свисали провода. Сначала сын его предположил, что это упал спутник, но когда стали собирать обломки металла, на одном из них сосед, сеньор Ластрас, обнаружил отчеканенную свастику. Нашлось еще несколько обломков со свастикой, но в это время появились военные. Район оцепили, свидетелей попросили разойтись, а находки сдать. Потом обломки неизвестно чего сфотографировали, погрузили на машины, укрыли брезентом и увезли».

Поначалу автор книги расценил эту заметку как очередную журналистскую утку, но поскольку Санта-Рос находился довольно близко, любопытство одолело, и он решил провести собственное расследование. К его изумлению, описанные в газете события имели место, и реально существовавший Аурелиано Гарсиа провел его на место события. К удивлению фон Кранца, военные (это же Аргентина, а не Штаты!) отнеслись к своей миссии довольно небрежно, да и соседи расстались далеко не со всеми сувенирами. В результате после почти целого дня работы на поле фон Кранц собрал целый мешок всяких железок и укатил домой. Дома, как заправский археолог, он высыпал находки на расстеленную на полу чистую ткань и начал рассматривать добычу более подробно. А на следующий день отнес все своему другу, который работал в аналитической лаборатории.

Через некоторое время приятель сообщил фон Кранцу невероятные вещи: принесенный металл выплавлен в 40-х годах на заводах Круппа. Но сам объект, по-видимому, сделан в Чехии, поскольку нашлись клейма чешских оружейных заводов. Но вовсе невероятной находкой оказался мумифицированный, а затем обгоревший палец пилота!

И тут фон Кранц вспомнил рассказ отца о запуске самой грандиозной ракеты в направлении Америки с пилотом на борту! Пилотом этим был некий штандартен-фюрер Вернер Альт, родившийся в 1911 году в Саксонии, в 1930 году ставший пилотом компании «Люфтганза», а в 1934 году перешедший на работу в создававшийся потихоньку военный флот в качестве летчика-испытателя. Именно ему был доверен полет к Америке, состоявшийся 14 февраля 1945 года. И здесь фон Кранц приводит любопытную фразу: «Значительная часть пробных полетов, проведенных во второй половине 1944 года, закончилась неудачно, и устранены были не все дефекты». Если верить этим словам, запусков было больше, чем два. По его же версии неудача этогo запуска могла быть связана с тем, что не сработала система запуска в полете второй ступени, и ракета просто упала в Атлантический океан на полпути к цели.

Но тогда каким же образом некий запущенный на орбиту немецкий аппарат проторчал на ней более полувека и упал только в начале 2000 годов?

Чтобы как-то выкрутиться из этой странной ситуации, автор книги отдал обгоревший палец на экспертизу в медицинский исследовательский центр. Заключение его потрясло: «В результате мумификации в клеточной и генной структуре произошли значительные изменения, которые затрудняют идентификацию данного фрагмента ткани как человеческого». «Иными словами, — поясняет заключение экспертизы фон Кранц, — палец этот принадлежал не человеку! Поэтому предположение о том, что первый нацистский космонавт имел неземное происхождение, нашло себе полное подтверждение. Русские могут быть спокойны: первым человеком, побывавшим в космосе, был и остается Юрий Гагарин».

А ведь вроде хороший человек! Я имею в виду автора книги. И действительно раскопал кое-какие интересные документы (наверное, нашел в отцовском сундучке). Но в итоге скатился до примитивного подражательства уже осточертевшей теме — американцы и инопланетяне. Теперь вот нацисты и инопланетяне. Наверное, очень захотелось ему написать очередную книжку, несмотря на многочисленные несуразности, которые в ней может заметить только специалист, который ее читать наверняка не будет. Да и был ли пальчик?

Валентин ПСАЛОМЩИКОВ,
кандидат физико-математических наук







Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: