Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Мать атамана

Мировая история почти не знает примеров, когда женщине удавалось победить государство. Зато у представительниц слабого пола много раз получалось выиграть в тайном, скрытом противостоянии. Одна из таких интриг изрядно попортила кровь русским государям в XVI веке. А противостояла им инокиня Покровского монастыря в Суздале София, в миру Соломония Сабурова.

Невеста из хорошей семьи

Будущая государева супруга происходила из не слишком знатного, но богатого и уважаемого боярского рода. Прадед Соломонии - Федор Сабур - во время Куликовской битвы спас раненого князя Дмитрия Донского, чем заслужил благодарность Рюриковичей. Отец девушки служил окольничим у московских князей. Сама Соломония получила обыкновенное по тем временам «теремное» женское воспитание, никакими политическими талантами как будто не блистала, зато слыла отменной рукодельницей - вышитые ею пелены лицевого шитья «Явление Божией Матери преподобному Сергию», «Богоматерь Петровская» и другие сохранились до наших дней и упоминаются в трудах искусствоведов как яркие примеры русского рукоделия XVI века.

В 1505 году Соломонию отдали замуж за наследника русского престола Василия Ивановича. В том же году его отец Иван III скончался, и Василий III стал властителем русского государства, а Соломония - великой княгиней. Существует легенда, что задумавший женить сына царь Иван III пошел на могилу своей прабабки, преподобной Ефросинии Московской, жены Дмитрия Донского, которого спас предок Сабуровых. Во время молитвы он мысленно попросил у Ефросинии совета о женитьбе сына, и свеча, установленная великим князем на могиле, склонилась в виде буквы С, что царь Иван принял за подсказку: сыну нужна жена из своего, русского рода Сабуровых. Впрочем, возможно, кандидатура именно этой невесты и раньше приходила Ивану на ум, а на могиле Ефросинии он лишь получил подтверждение собственным мыслям. Однако хоть невесту и выбрали заранее, царские смотрины были обставлены с поистине византийской пышностью. 500 девиц собрали в Москву на смотр невест, затем из них осталось 300, потом 200, и лишь последних десятерых в поисках скрытых изъянов придирчиво осматривали повивальные бабки. Из «вышедшей в финал» десятки этого своеобразного конкурса красоты выбрали Соломонию Сабурову, на которой и женился Василий Иванович.

«Неплодная смоковница»

По свидетельству современников, царствующая семья жила в полном согласии, разлучаясь, супруги вели переписку, которая, к сожалению, не сохранилась до наших дней. Персонально великая княгиня Соломония упоминается в летописях трижды. Впервые - в записи о переезде великокняжеской семьи на новый двор в Кремле у церкви Благовещения, затем в связи с выездом вместе с мужем в осенний объезд русских земель и наконец в рассказе о похоронах брата Василия III Семена Ивановича. Поскольку упоминаний о женщинах в русских летописях очень мало, приходится признать, что великая княгиня занимала значимое место в жизни своего мужа.

Василий Иванович получил, видимо, вполне подходящую ему супругу. Омрачала их жизнь одна беда, не только человеческая, но и династическая: отсутствие потомства. Государь пребывал в большой печали от своей бездетности. Он даже запрещал жениться своим братьям, чтобы не заступили дорогу к престолу российскому его собственным не рожденным детям. Великокняжеской чете не помогали никакие средства - ни врачи, ни священники, ни молитвы, ни паломничества по святым местам.

И Василий Иванович задумал осуществить неслыханное доселе на Руси дело: развестись с женой и отправить ее в монастырь. Историки считают, что в тот момент на примете у него уже была новая невеста - польская красавица Елена Глинская, и, возможно, ее родственники всячески подогревали в государе желание избавиться от «неплодной» первой жены. Против развода выступали братья Василия, надеявшиеся после его смерти захватить престол, возражали и бояре, опасавшиеся усиления великокняжеской власти. Однако митрополит Даниил поддержал государя подходящей библейской цитатой: «Неплодную смоковницу посекают и измещут из винограда». Оставалось лишь доказать, что в отсутствии наследников виновата именно Соломония.

Тут необыкновенно кстати подвернулись сведения очевидцев о попытках ворожбы, которую великой княгине помогала осуществить некая Стефанида-рязанка, дававшая княгине «наговорную воду». Следствие, целью которого был оговор Соломонии, утверждало, что с помощью воды княгиня хотела навести порчу на Василия Ивановича. На самом деле цель у ведовства была совсем другая - вернуть любовь мужа и обрести наконец чадо, наследника. «У великой княгини детям не быти», - говорила будто бы на следствии Стефанида-рязанка, и эти слова окончательно решили судьбу Соломонии.

«Пострижеся в черницы, болезни ради»

Есть две версии первого в истории пострижения русской государыни в монахини. Согласно одной - официальной - Соломонию отправили в монастырь «по совету ея», то есть с ее полного согласия. «Повесть о пострижении великия княгини Соломониды» говорит, что княгиня «видя неплодство чрева своего, яко же и древняя она Сарра, начат молити государя великого князя, да повелит ей облещися в иноческий образ». Интересно, что в этом произведении Соломония сравнивается с библейской героиней, которая после многих лет бесплодия принесла-таки мужу потомство.

Однако существует свидетельство иного рода, рисующее совсем другую картину пострижения Соломонии. Австрийский дипломат Герберштейн в «Записках о московитских делах» пишет, что великий князь Василий отправил жену в монастырь насильно, и она всячески сопротивлялась этому. По словам дипломата, «несмотря на ее слезы и рыдания, митрополит сперва обрезал ей волосы, а затем подал монашеский куколь, но она не только не дала возложить его на себя, а схватила его, бросила на землю и растоптала ногами». Лишь после того как ей сказали, что все происходящее делается по воле государя, Соломония подчинилась, но и тогда проклинала род Рюриковичей и грозила ему скорым пресечением (что, как мы теперь знаем, произошло менее чем через столетие со смертью Ивана IV).

Бывшую великую княгиню под именем инокини Софии перевезли в Покровский монастырь в Суздале, подальше от царевых глаз. А Василий III меньше чем через два месяца сочетался браком с Еленой Глинской, которой едва исполнилось 16 лет. Самому государю на тот момент было уже 42 года, и, чтобы выглядеть моложе и «по-европейски», он даже сбрил бороду - беспрецедентный для того времени случай отказа от традиций.

Возможно, Василий рассчитывал никогда больше не услышать о женщине, с которой прожил 20 лет, но история рассудила иначе.

Тайна царевича Георгия

Спустя несколько месяцев до Москвы дошло известие, что Соломония в монастыре родила сына и нарекла его Георгием. Василий III так испугался, что срочно снарядил в Суздаль двух дьяков выяснить, сколько правды в слухах. Означенных дьяков не пустили дальше крыльца, Соломония лишь объявила им, что они «недостойны того, чтобы глаза их видели царевича, а когда он облечется в величие свое, то отомстит за обиду матери». Тут государь впал в абсолютную панику, ибо живой наследник от первого брака делал его преступником-двоеженцем и сильно расшатывал под ним престол. В Суздаль была отправлена более представительная делегация из бояр и церковников. Их встретили вежливее, сообщили, что царевич умер от оспы, и предъявили обмазанный известью гробик. Проверять, что внутри домовины, никто не стал, опасаясь заразы. Сошлись на том, что раз царевича больше нет, то, стало быть, нет и проблемы. Однако это была лишь официальная точка зрения.

Народ считал иначе, и со временем без вести пропавший царевич Георгий превратился в народных сказаниях в атамана Кудеяра, грабившего торговых людей по лесам между Суздалем и Шуей. Это был знаменитый разбойник, можно сказать, русский Робин Гуд, отнимавший добро у богатых и отдававший его беднякам. Считалось, кроме того, что Кудеяра не берет пуля, и удача никогда ему не изменяет. Образ яркий, но вряд ли имеющий отношение к реальному отпрыску великокняжеских кровей.

Насколько верил Василий III в рождение первого сына - неизвестно. Однако он совершил два поступка, косвенно подтверждающих рождение Георгия. У великих князей существовал обычай строить храм в честь появления на свет сына. И в 1527 году, через год после предположительного рождения царевича, по приказу государя у Фроловских ворот Кремля возвели церковь во имя Георгия Победоносца. Кроме того, в том же году монахиню Софию пожаловали селом Вышеславским - также обычный подарок для знатной женщины за благополучное рождение наследника.

Однако само существование царевича оставалось бы под вопросом, если бы не одна находка археологов уже в наше время. В 1934 году при ремонте в подклете Покровского собора рядом с могилой старицы Софии (то есть Соломонии Сабуровой) нашли небольшое надгробие, а под ним - гробик, обмазанный известью. Внутри лежала деревянная кукла, обряженная в шелковую рубашечку, расшитую жемчугом. Так обрели плоть легенды, рассказывающие, как Соломония, чтобы спасти сына от царя, отправила его на воспитание верным людям, а посланникам от государя предъявила гроб с куклой, и ее же приказала захоронить как умершего младенца.

А если так, возможно, следы рожденного в великой тайне царевича затерялись где-то на российских просторах, и еще одна ветвь Рюриковичей тайно прорастала среди дворянства. Но правда ли это, никто уже не узнает. Тайну царевича Георгия унесла с собой в могилу его мать, Соломония Сабурова.

Екатерина КРАВЦОВА









Предыдущая    Статьи     Следущая











Друзья сайта: