Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Последний осколок империи

Крестовые походы западноевропейского рыцарства должны были по замыслу их организаторов привести к освобождению Иерусалима, а на самом деле подтолкнули к краю пропасти Византию. В 1204 году Константинополь был взят и разграблен крестоносцами, после чего огромная империя распалась на части.

Убежище на скале

Крым (у византийцев - Готия), как и все причерноморские владения Византии, остался за Трапезундской империей (греческое государство, образовавшееся в 1204 году на анатолийском побережье Черного моря в результате обособления восточных византийских провинций. - Прим. ред.), созданной потомками династий Комнинов и Палеологов. Наместником в Готию был отправлен дальний родственник правителя Феодор II Гаврас. Но метрополии было не до удаленной провинции. Трапезундцы вели постоянные войны с соседями.

Крепость Мангуп-Кале

Так Феодор Гаврас оказался предоставлен сам себе. Он повелел отреставрировать древний город на горе Мангуп и перенес туда свою резиденцию, а его наследник принял титул ауфента (владетеля) Феодоро и Поморья и стал вполне независимым монархом.

Феодор приказал возвести на Мангупе крепость, а разросшийся город обнесли высокой стеной с семью защитными башнями. В честь Феодора стали называть и новую столицу, и все княжество.

В административном плане оно делилось на турмы, которых было 11. Готы и русины составляли аристократию, армию и администрацию. Армяне и греки - торговое и ремесленное сословие. Господствующей религией было православие. По приказу ауфента его вассалы обязаны были выставить определенное число солдат и явиться со свитой сами.

Есть свидетельства, что основой княжества все же были готы. Например, миноритский монах Гийом де Рубрук в 1253 году следовал с посольством из Константинополя в Солхат. Его корабль вынужденно пристал к берегам Феодоро. Почтенный монах отметил в отчете, что видел на южном берегу Крыма множество замков, населенных готами, «язык которых был германским».

В 1223-м в Крым вторглись монголо-татары, и полуостров стал улусом Золотой Орды. Но воевать с феодоритами ордынцы не пожелали, и отношения между небольшим княжеством и государством кочевников установились вполне дружеские.

Насмехающийся над врагом

Увы, мирная жизнь закончилась быстро. В Крыму появились генуэзцы. Они прибрали к рукам все старые города, а в удобных гаванях возвели новые крепости. В распоряжении ауфента осталась небольшая полоска побережья.

Генуэзцы положили глаз и на последний порт феодоритов - Авлиту (нынешний Инкерман). С этих пор началась нескончаемая череда войн. Зачастую феодориты могли положиться на помощь крымских ордынцев. С княжеством правительство в Солхате поддерживало по-настоящему союзнические отношения.

Чего, кстати, не скажешь о Большой Орде. Там довольно косо смотрели на стремление крымского эмира к независимости и устраивали карательные походы. Ордынцы у своих соплеменников просто вымогали отступные, а по прибрежным факториям генуэзцев проходились с погромами. Заканчивалось обычно все тем, что объединенное войско крымчаков и феодоритов преграждало незваным гостям дорогу, и те убирались восвояси.

В зените славы

В середине XIV века Феодоро достигло своего расцвета. Правящий дом породнился не только с византийскими династиями, но и со многими царствующими семьями Восточной Европы. В Москве даже было некое подобие торгового представительства феодоритов - двор гостей-сурожан.

При Дмитрии Донском на Русь перебрался из Мангупа Стефан Коверя, купец и чиновник крымского княжества. Коверя получил боярское достоинство и подворье на территории Кремля. От него, кстати, пошел род Ховриных, который позже разделился на Ховриных, Третьяковых и Головиных.

Коверя был участником посольства феодоритов в Москву, которое прибыло накануне Куликовской битвы вместе с отрядом рыцарей и воинов. Потом они сражались на стороне русской армии с Мамаем.

Крымчаки смотрели на такой союз сквозь пальцы, потому что хорошо помнили: феодориты прошли рядом с ними не одну военную кампанию против могущественной Литвы. Например, в битве на Синих Водах в 1362 году дружина крымчанина-русина Дмитра оказала союзникам неоценимую услугу.

Литовский князь Ольгерд начисто переиграл горячих крымчан тактически, и лишь упорное арьергардное сражение готско-русского отряда помогло остаткам татар уйти в Крым. Литовцы потом дважды вторгались на полуостров, но Мангуп штурмовать не решались.

В начале XV века княжество так окрепло, что его правители решились начать серьезную войну с генуэзцами. Князь Алексей в 1434 году заключил договор с эмиром Крыма Тенигэ, укрепил свой единственный порт Авлиту и, выражаясь современным языком, объявил всеобщую мобилизацию.

Большая Орда поддерживала Геную, литовцы от вхождения в коалицию отказались, Москва была занята внутренней распрей.

Тенигэ и Алексей остались вдвоем. Они могли выставить не больше 7000 воинов. Тем не менее начал Алексей с большого успеха, захватив неожиданным штурмом Чембало (ныне - Балаклава). Гарнизоны генуэзцев засели в городах и запросили помощи. И она пришла: эскадра из 20 судов и около 6000 солдат.

Вскоре после месячной осады и нескольких штурмов генуэзцы отбили Чембало. Когда пал нижний город, сын Алексея, командовавший обороной, собрал остатки феодоритов и укрылся в замке Святого Николая. После ожесточенного боя, в котором погибли все защитники, генуэзцы одержали победу. Потом настал черед Авлиты, оставленной без боя.

Через месяц армия в 9000 человек начала наступление из Кафы на Солхат. Генуэзцев подвели незнание принципов войны в степи и уверенность в собственных силах. Феодориты устроили им засаду, а крымчаки ударили с флангов. Генуэзцы побежали, оставив на поле боя около 2000 убитых и около 1000 пленных.

Говорят, что Тенигэ и Алексей пригласили парламентеров осмотреть поле боя под Солхатом, где до этого сложили две гигантские пирамиды из голов убитых в бою генуэзцев. Те были потрясены, согласились заплатить огромный выкуп и больше не препятствовать морской торговле Феодоро. Однако Чембало оставили за собой.

Последний штурм

Не прошло и 20 лет после смерти Алексея, а турки-османы, захватив все владения Византии, стали посматривать на восток. Тогда Феодориты, крымчаки, генуэзцы и правитель Молдавии Стефан Великий (для укрепления союза он женился на сестре ауфента Исаака) заключили оборонительный союз.

Пытался Исаак привлечь на свою сторону и далекую Московию. Был составлен план брака дочери ауфента с Василием III. Московского князя привлекала перспектива породниться с потомками византийских правящих домов. Но когда русские послы прибыли в Крым за невестой, Мангуп уже находился во вражеской осаде.

В 1475 году у берегов Крыма появился флот из 400 судов с 45 ООО солдат султана Мехмеда Завоевателя. Один за другим сдавались портовые города. Стены Кафы были разрушены артиллерией, в огне пожаров погибли Авлита, Сугдея, Фуна. Всего полчаса боя понадобилось туркам, чтобы принудить к капитуляции крымчаков и пленить их хана Менгли Герая.

Враг подошел к отвесным обрывам Мангупа. Там собрались все оставшиеся силы феодоритов (около 5000 бойцов), 300 молдавских солдат и несколько десятков генуэзцев. Полгода продолжалась осада, крепость выдержала несколько штурмов.

Султан грозился отозвать командующего армией Гедика Ахмеда-пашу. Исаак, хотевший сдать город османам, был убит военачальниками, и во главе обороны встал его брат Александр.

Тогда турки пошли на хитрость. Они сделали вид, что отступают, и оставили лагерь. Но вместе с тем оставили в засаде корпус янычар. Феодориты, измученные полугодовой осадой и голодом, вышли из крепости в надежде поживиться продовольствием. Тогда турецкая конница пошла в атаку, а от Мангупа осажденные оказались отрезаны янычарами.

Несколько часов продолжался бой. Феодориты смогли прорваться в крепость. При этом весь корпус янычар был перебит. Один чудом выживший генуэзский офицер, впоследствии вернувшийся на родину, рассказывал, что именно в тот день понял смысл прочитанной когда-то старинной книжки о правителе гуннов Аттиле.

«Готы сражались с такой яростью, что страшно становилось мне, что говорить об османах. Так, наверное, дрались воины Аттилы» (генуэзец, судя по всему, был не слишком учен и перепутал готов с гуннами).

Но вместе с дружиной Александра в город ворвались и турки. Последние защитники Мангупа укрылись в княжеском замке, где и полегли все до последнего человека. Лишь Александр и несколько израненных солдат были схвачены и доставлены в Константинополь, где их впоследствии казнили. Спустя семь лет, уже другой султан - Баязид - узнал, что Ахмед-паша обещал Александру сохранить жизнь, если тот сдастся, но ничего не сказал об этом. За это бывшему визирю отрубили голову.

Но последний осколок Византии пал безвозвратно.

Забытый город

После штурма 1475 года в Мангупе еще теплилась жизнь. Княжеский замок османы использовали как опорный пункт. Впоследствии крымчаки возвели укрепления на Перекопе, и военное значение Мангупа сошло на нет. В 1774 году крепость покинул турецкий гарнизон.

Чуть позже русский ученый и путешественник Богуш-Сестренцевич, посетивший Крым, обнаружил в Мангупе и других городах общины людей, сильно отличавшихся обликом от крымчаков. Да и язык их показался до странности похожим на... немецкий.

Как знать, если бы не это сообщение Богуш-Сестренцевича, возможно, никто бы и не обратил внимания на дневники фламандского дипломата Ожье де Бусбека. В конце XVI века ему довелось повстречать в Константинополе двух торговых посланников из Крыма. Один оказался греком, говорившим на крымско-готском языке, а второй - готом, однако, свой язык забывшим.

Де Бусбек был немало удивлен, услышав историю Феодоро и населявшего его когда-то народа. Он даже составил краткий крымско-готский словарь (всего 90 слов) и записал готскую песню. Но сами потомки древних германцев прочно забыли и свою историю, и горную столицу Мангуп.

Борис ШАРОВ








Предыдущая    Статьи     Следущая











Друзья сайта: