Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Покровители Венеции

Море, Богородица, Феодор Тирон, святой Марк... За 15 веков существования город сменил немало заступников. Возможно, поэтому крохотная Венеция на протяжении столетий диктовала свою волю многим странам.

Город средь болот

Согласно легенде, Венеция была основана в 421 году нашей эры в день Благовещения Девы Марии жителями теперешней северной Италии, которые спасались от готов на пустынных островах побережья. Заселение островов продолжилось, когда в 452 году гунны Аттилы вторглись в провинцию Венетия, разрушив прибрежный город Аквилея. Взоры беженцев обратились к Венецианской лагуне и разбросанным среди болот островам.

Вчерашние жители Аквилеи стали осваивать самые труднопроходимые места. Их упорство и смекалка, вызванные желанием выжить, стали сутью пресловутого венецианского характера. Эти качества помогали одолевать болота, хвори и недругов.

Благополучие жителей Венеции было связано с морем. От того, как итальянские робинзоны познавали и укрощали его нрав, зависела их судьба. Вчерашние обитатели суши обретали навыки моряков, рыбаков, судостроителей. Они становились и купцами, которые прокладывали торговые пути.

Люди пришли на острова, и им пришлось подружиться с неласковым морем. Оно всегда было смертельно опасной стихией, которую надо усмирять. Поэтому венецианцы начали формировать круг покровителей, помогавших им выжить в суровых условиях.

Обряд обручения

Сначала будучи язычниками, а затем и христианами, люди занялись примирением с водной стихией. Дож, правитель Венецианской республики, выходил в море на своем судне и бросал в волны жертву: кольцо - символ власти.

Поначалу церемония носила языческий характер. Это была просьба, адресованная морю: будь ласковым и спокойным. С годами ритуал изменился. Кольцо из искупительной жертвы превратилось в знак брачного союза. Обряд стали называть «обручение с морем».

По традиции, в день Вознесения Христа (40-й день после Пасхи) в Венецианской лагуне устраивалась регата. Дож на главной великолепно украшенной галере (она называлась «Бучинторо» - «Золотая барка») бросал в воды лагуны перстень с драгоценным камнем, произнося: Desponsamuste, Маге, что в переводе с латыни означает «Обручаюсь с тобой, море».

Церемония символизировала расположение моря к венецианскому флоту, благодаря которой город усиливал свое могущество. Венеция и море как бы заключали политико-экологический договор о совместном властвовании. Море должно было кормить и защищать город, а люди давали обязательство не обижать водную стихию. Высшим гарантом союза выступал небесный покровитель. Поскольку венецианцы верили, что город их основан в день Благовещения Девы Марии, мать Спасителя и стала главной заступницей Венеции.

Навстречу крылатому льву

В воде и на небе покровители городу уже были найдены. Оставалась суша. Нашли персону из обычных смертных: воина, прославившегося в IV веке отказом приносить жертвы языческим богам и потому убитого, а затем и прославленного - речь идет о великомученике святом Феодоре Тироне.

Святой Федор

Его фигура - Феодор, поражающий копьем то ли крокодила, то ли змия - высится на колонне, установленной у главного венецианского причала, рядом с дворцом дожа. А напротив - другая колонна, которую венчает лев.

Колонны в Венеции - как две свечи, обозначающие вход в иные пространство и реальность. В далекие времена меж колоннами стоял глашатай. Он озвучивал приговоры преступникам. Отсюда уголовный люд отправлялся в заточение и загробный мир.

Однако иной реальностью уже много веков предстает открывающаяся за двумя колоннами площадь Сан-Марко, сердце Венеции. Она напоминает нам о самом грандиозном преображении. К IX веку островитяне, унаследовавшие характер упорных предков и получившие бесценный собственный опыт, были уникальной этнической группой. Дерзостью венецианцы стали напоминать своих былых гонителей - кочевников Аттилы. Их увлекла идея независимости. Формально венецианцы подчинялись Византии. Однако чувствовать себя в чьем-то подчинении они не желали.

Мощное развитие морской торговли обогащало город. Венеция брала под контроль главные водные дороги, овладевала средиземноморскими портами и островами, становясь быстро богатеющим городом-государством.

Венеция стала южными морскими воротами континента, за которыми открывались пути, ведущие в глубь материка, к странам Центральной и Западной Европы. Влияние ее росло. Деньги давали уверенность в том, что столица Венецианской республики могла вести самостоятельную политику и стать, наподобие Рима, центром мировой державы.

Купцы покупали ресурсы и титулы, что гарантировало городу власть и дальнейшее обогащение. Оно усиливалось кораблями, которые строились на местной верфи. Это обретение военно-морской мощи города обозначено фигурами Марса и Нептуна на Лестнице гигантов во Дворце дожей.

На пути из Аквилеи

Море, Богородица и Феодор Тирон в лице заступников уже не устраивали островитян. Венецианцы желали благосклонности от кого-либо из главных апостолов, имевших непосредственное отношение к Венеции. Выбор пал на современника Спасителя - Марка, который записал рассказы своего учителя апостола Петра, составившие основу Евангелия от Марка с одобрением непосредственно из уст первого читателя - самого Петра.

Существует предание, что по повелению Петра Марк проповедовал в Аквилее, в то время процветающем городе на берегу Адриатического моря, в стране венетов. До Аквилеи что морем, что сушей добраться из Венеции можно было к вечеру, отправившись в путь на рассвете. Понадобилось обоснование для того, чтобы накрепко привязать Марка к Венеции. Срочно сочинили миф: на пути из Аквилеи в Равенну корабль, на котором путешествовал Марк, причалил к одному из венецианских островов. Во сне Марку явился ангел (по другим источникам, сам Иисус Христос) и сказал, что здесь будет построен большой прекрасный город, где Марку суждено обрести последнее пристанище: Pax tibi, Магсе, Evangelista meus, hie requiescet corpus tuum («Мир тебе, Марк, евангелист мой, здесь твое тело упокоится»).

В действительности Марк не добрался до Венеции, завершив земную жизнь в Александрии. Там в одной из христианских церквей упокоились мощи апостола и евангелиста после того, как он принял мученическую смерть от рук язычников.

Многоцелевая акция

Венецианцам обязательно нужно было обрести мощи евангелиста. Так достигались бы сразу две цели, политическая и экономическая. Венецианцы использовали пророчество Спасителя (или его небесного посланника) в качестве стратегического ориентира. Получив мощи святого Марка, город обретал иной статус в европейской духовной иерархии: менялась значимость местного прихода, обеспечивался приток паломников, в том числе из стран христианского мира.

Средневековый менталитет имел важную особенность. Считалось, что город без церковных святынь неполноценен, а стало быть, посещения недостоин. Поскольку влияние Венеции в мире росло, требовалось подтверждение роста ее авторитета, в том числе и перед лицом вечно задирающего нос Рима. Кроме того, паломничество означало пополнение городской казны. Смешались, что называется, в одном флаконе пророчество, идея отделения от Византии, независимость от Рима, амбиции, духовные, финансовые и торговые интересы.

Требовалось только одно. Договориться с христианской общиной Александрии - города с титульной мусульманской религией - о добровольной передаче мощей святого Марка. Но кто же сам отдаст бесценную святыню?

Тайное или очевидное?

Добыть мощи из александрийской церкви, где они хранились с 310 года, и доставить их во дворец дожа взялись венецианские купцы, обладавшие не только навыками мореплавателей, но и выдающимся умом, - Буоно с острова Маламокко и Рустико с острова Торчелло.

История не сохранила подробностей, почему мусульмане, которым строжайше было запрещено общаться с христианским миром, разрешили купцам причалить к александрийскому берегу. Скорее всего, фортуна тут ни при чем, а имел место подкуп таможенников.

Ну а дальше Буоно и Рустико оставалось найти ответственных за хранение мощей и вступить с ними в сговор. Так в числе сообщников оказались священник Феодоро и монах Ставриций.

Венецианцы с тугими кошелями помогли хранителям обнаружить в себе недюжинные преступные наклонности. Александрийские духовники оказались искусными взломщиками. Извлекая из раки святыню, они умудрились не нарушить печати, которой было скреплено шелковое покрывало, и заменили останки апостола Марка другими мощами.

Если бы Феодоро и Ставриций попались и предстали перед судом единоверцев, у них было оправдание: венецианцы в условиях, когда халиф Египта разрушает храмы, делают благое дело - сберегают святыню для христианского мира.

Перед Буоно и Рустико стояла еще одна сложная задача. Вторично миновать таможню. Тут взятка могла бы не помочь, а испортить дело. На помощь пришла смекалка. Завернутые в парус мощи святого Марка укрыли под свиными тушами. А к свинине мусульмане не притрагивались.

Кто же помогает?

Так Венеция заполучила желаемое. Вначале мощи святого Марка заняли достойное место в домашней церкви дожей. А к 832 году была воздвигнута базилика Святого Марка.

Изображение крылатого льва (символа святого Марка) в Венеции было узаконено. Евангелист как в древности, так и теперь помогает врачам, реставраторам, владельцам отелей и ресторанов, мастерам часовых дел, правителям города, чтобы туристы быстрее расставались с содержимым своих кошельков.

За много лет существования легендарный город сменил немало заступников перед лицом стихий, врагов, империй. Говорят, только благодаря их благосклонности он смог остаться самим собой. Правда, столь представительная охрана не уберегает Венецию от наводнений. В 2012 году уровень моря в лагуне был на 23 сантиметра выше, чем в 1900-м. Вот и бросай после этого перстни в Адриатику...

Александр МЕЛАМЕД








Предыдущая    Статьи     Следущая











Друзья сайта:




Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг