Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Жертвы стрелецкого бунта

В конце апреля 1682 года в Москве скончался царь Фёдор Алексеевич. Он был слабым правителем. Фактическая власть принадлежала двум соперничавшим боярским семьям - Милославским и Нарышкиным. Каждый из этих дворянских родов имел собственных кандитатов на престол.

Сторона Милославских выдвигала 16-летнего царевича Ивана, матерью которого, как и умершего царя Фёдора, была Мария Ильинична, первая жена царя Алексея Михайловича, тоже уже покойная. Но вот беда: Иван, хоть он и был старшим из царевичей, рос болезненным, с чертами вырождения, проявляя явную неспособность к государственной деятельности.

Группа Нарышкиных, к которой принадлежала вторая жена Алексея Михайловича, действующая царица Наталья Кирилловна, продвигала к трону её сына - здорового, физически развитого 10-летнего царевича Петра. Совет высших сановников государства, как и патриарх, сделал выбор в пользу Петра.

Но Милославские не собирались сдаваться. В лидеры их партии выдвинулись энергичная царевна Софья Алексеевна, одна из старших дочерей царя Алексея от первого брака, и боярин Иван Михайлович Милославский. Известно, что в периоды острого разлада в верхах многое зависит от того, на чьей стороне находятся так называемые силовые структуры.

Самой значительной военной силой в Москве той поры были стрельцы. В их среде давно уже назревал взрыв. Стрельцам годами не выплачивали жалованье, их заставляли участвовать в хозяйственных работах, подвергали телесным наказаниям... Терпение стрельцов истощалось, чем и решили воспользоваться Милославские.

С раннего утра 15 мая по всей Москве прокатились тревожные слухи о том, будто братья царицы Натальи Кирилловны - Иван и Афанасий - задушили царевича Ивана. Во второй половине дня по улицам столицы промаршировали стрелецкие и солдатские полки.

Шли они под барабанный бой, со знамёнами, в полном боевом снаряжении, но без командиров. «Выборный» (гвардейский) полк, нёсший охрану Кремля, не только не пытался остановить стрельцов, но и сам присоединился к ним.

Восставшие столпились вокруг Красного крыльца, требуя показать им царевича Ивана. К ним вышла царица Наталья Кирилловна, ведя за руки обоих царевичей - Ивана и Петра, живых и невредимых. Может, на том обстановка и разрядилась бы, не вмешайся в дело вспыльчивый боярин Михаил Долгорукий, сын начальника Стрелецкого приказа Юрия Долгорукого.

Он принялся отгонять стрельцов от крыльца, замахнулся на них плетью... Через минуту его схватили и изрубили на месте, на глазах у царицы, Ивана и Петра. Следом пронёсся слух, что царевича Ивана всё равно собирались задушить и, мол, только своевременное появление стрельцов спасло ему жизнь. Невесть откуда по рукам пошёл «список заговорщиков».

Тотчас началась охота на всех, кто имел несчастье оказаться в нём, а это, понятно, были сплошь представители партии Нарышкиных. Их ловили по всему дворцу, тащили на Красное крыльцо и оттуда сбрасывали на копья. Многих изрубили бердышами буквально в капусту.

С утра 16 мая стрельцы снова заняли Кремль. Искали брата царицы Ивана Нарышкина - второго из «главных заговорщиков». (Афанасия изрубили бердышами накануне.) Ивана не нашли, но схватили многих других, кто был в списке.

Сначала задержанных подвергали короткой процедуре дознания, после чего вели на казнь. Но уже к полудню убивать стали прямо на месте, без всякого суда. Кровавая вакханалия продолжалась и 17 мая.

В этот день бунтовщикам удалось, наконец, найти Ивана Нарышкина, который прятался в царских хоромах. Его потащили к Константиноелененской башне, где размещался пыточный двор, и там судили, приговорив к смертной казни. На Лобном месте его умертвили остриями копий и бердышей и тут же изрубили на части, которые были подняты на пики и выставлены у Спасского моста.

Всё это время гудел набат, повсюду собирались толпы горожан. Восставших поддерживали холопы, а также многие из посадских людей. Одновременно с казнями проходили грабежи домов и усадеб. Беднота разгромила Холопий приказ и уничтожила хранившиеся в нём кабальные документы. Вплоть до 26 мая столица находилась в полной власти стрельцов.

Лишь после этой кровавой оргии Милославские начали предпринимать попытки сбить накал неуправляемой стихии. Как бы идя восставшим на уступки, правящая элита утвердила Ивана первым царём, а Петра - вторым.

Царевна Софья стала регентшей. Оставшиеся в живых Нарышкины, как и их сторонники, были высланы в ссылку в дальние города. Стрельцам было выплачено задержанное жалованье за 35 лет и выдана жалованная грамота, где подтверждались их привилегии. Главой Стрелецкого приказа назначался популярный в среде восставших боярин Иван Андреевич Хованский. Его сын Андрей возглавил Судный приказ.

Но стрельцам, почуявшим свою силу, эти уступки уже казались недостаточными. Их радикальное крыло заговорило об избрании царём Хованского-старшего. Похоже, что и сам Хованский был не прочь пуститься в эту головокружительную авантюру.

Очевидно, что в какой-то момент Хованский, за которым утвердилось прозвище Тараруй (что значит болтун, пустомеля), всерьёз поверил в свою птицу удачи.

Но и Милославские продолжали вести большую игру. В начале сентября царевна Софья в сопровождении двух царей и двора выехала в Троицкий монастырь, где издала указ о сборе дворянского ополчения. Ситуация быстро менялась в пользу правящего круга.

Упустивший инициативу Хованский согласился на переговоры и 17 сентября отправился вместе с сыном к Софье. Ещё по дороге оба были арестованы, после чего их доставили к царевне уже в качестве изменников. Здесь отец и сын выслушали свой смертный приговор, а затем были обезглавлены. Оставшиеся без вожака стрельцы сдались на милость победителей. Все они были прощены.

Ярослав КЛИНКОВ








Предыдущая    Статьи     Следущая











Друзья сайта: