Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Хрусталь и алмазы

Брестская крепость

26 апреля 1842 года Брест-Литовская крепость вступила в число действующих крепостей первого класса Российской империи. С этого момента началась её героическая история, сопровождаемая многочисленными модернизациями, сделавшими это мощнейшее оборонительное сооружение одним из лучших в Европе.

Но, если об обороне крепости поляками и красноармейцами известно практически всё, то о том, почему солдаты вермахта получили приказ срочно выжечь из бастионов поляков, которыми командовал бывший русский офицер Константин Плисовский, известно лишь в сугубо тактическом плане. За кадром до недавнего времени оставалось главное.

В крепости, удерживаемой полковником Плисовским, хранились дубовые бочки с бесценным наполнением, отнюдь не с динамитом, как значилось в бумагах арсенала цитадели. И вот, когда солдаты по приказу Плисовского вскрыли бочки, намереваясь использовать взрывчатку по прямому назначению, они и их командир были изумлены, увидев изумительной красоты кристаллы. Полковник, в юности увлекавшийся коллекционированием минералов, без труда определил, что перед ним россыпь редкой разновидности горного хрусталя, который соседствовал с изрядными, примерно треть, россыпями необработанных алмазов.

Разумеется, Плисовский сразу разгадал причину прыти немцев, бросающих на его пулемёты волны солдат, делавших всё возможное, чтобы не дать отойти, запереть и уничтожить в крепости. Участник Первой мировой войны, опытный офицер, Константин Плисовский ускользнул из западни, уведя с собой бойцов, под носом у немцев.

Понятно, что в условиях дефицита времени и физических сил он при всём желании не мог взять с собой бочки с сокровищами. Не достались ценности и немцам, что ныне подтверждено архивными материалами. Тогда, куда подевались бочки с хрусталём и алмазами?

Миссия комбрига

Один из военачальников Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза, комбриг Семён Моисеевич Кривошеин известен, прежде всего, тем, что 22 сентября 1939 года вместе с немецким генералом Гейнцем Гудерианом принимал парад в Бресте. Почти неизвестна его роль в поисках бочек с хрусталём и алмазами после того, как в Брестской цитадели обосновались советские солдаты и офицеры. Роль эта, если верить послевоенной западно-германской периодике, была определяющей.

В частности, некий Христиан Величко, завербованный на территории Белоруссии агентами абвера в 1937 году и после разоблачения, раскаяния помогавший искать сокровища, много лет спустя вспоминал, что оказался под надзором сотрудников НКВД в группе следопытов Кривошеина не случайно. А потому, что в 1940 году, будучи на хозяйственных работах в Брестской крепости, в минуты затишья между боями помогал бойцам Константина Плисовского сталкивать в затон Буга крепчайшие и очень тяжёлые дубовые бочки.

Поляки, которым удалось выскользнуть из огненного капкана немцев, уверяли Величко в том, что в бочках взрывчатка, от которой надо избавиться, чтобы противник не применил её против них. Величко, не будучи наивным, конечно, не поверил: в бочках было что-то шуршащее, подобное камушкам. Такие звуки не характерны для прессованного динамита либо пороха. В таком случае, что было в бочках? Комбриг Кривошеин, ставя задачу перед поисковиками, сказал, что в бочках «величайшей пробы ценности, которые необходимо найти и вернуть государству».

Величко особенно запомнилось то, что эту нелёгкую задачу Кривошеин всегда называл миссией. Но его расчёт на Величко, знатока окрестностей, подземелий, как под цитаделью, так и в пойме Буга, оправдался лишь в том, что эти «грунтовые полости» были обысканы почти все. Кроме подтопленных, разумеется. Их планировалось тоже обыскать. Не успели.

Во время обороны крепости-героя красноармейцами немцы вели ужасающие бомбардировки и подрывные работы. Большая часть рукотворных подземелий была утрачена вследствие земляных подвижек, обвалов, осыпей. Тем не менее Христиан Величко, после распада СССР оказавшийся в Ганновере, ничуть не сомневался в том, что утраченное можно вернуть, ибо, по его мнению, бочки, утопленные в затоне, «покоятся почти на виду, очень глубоко, что сберегло от бомб, в одной из пустот».

Просьба сидельца

Достоверных сведений о том, при каких обстоятельствах Константин Плисовский оказался в Старобельском лагере, на территории Луганской области, нет. На основании свидетельств его боевых товарищей, воевавших в Великую Отечественную войну на стороне Красной армии, можно лишь предположить, что он предпочёл советский плен плену немецкому, где ждала неминуемая гибель. По крайней мере, эту версию отстаивал начальник Старобельского лагеря, майор Пётр Супруненко.

Уже после войны в польской печати были опубликованы протоколы допросов Константина Плисовского, косвенно подтверждавшие то, что он соглашался на «ограниченное» сотрудничество, желая вернуть Польше некое, принадлежавшее ей достояние. Что за достояние? Супруненко утверждает, что это «драгоценные и полудрагоценные, в больших количествах, камни». Ещё Супруненко настаивал на том, что Плисовский соглашался в присутствии польских представителей указать место, где лежат сокровища, что данный вариант был отклонён как неприемлемый. Тогда, может, хрусталь и алмазы к моменту допросов уже были найдены?

Маловероятно, вернее - совсем невероятно, потому что, когда Плисовский давал показания в Старобельском лагере, группа комбрига Кривошеина, по выражению Христиана Величко, безрезультатно усердствовала в пустотах территории Брестской крепости. Здесь невольно напрашивается вопрос: а не повезло ли немцам, ненадолго оккупировавшим цитадель? И этот ответ отрицателен. Ибо нельзя не верить Гейнцу Гудериану, высказывавшемуся в смысле, что крепость на Буге не представляет никакой ценности - арсенал уничтожен, запасы продовольствия отсутствуют. И вот всплывает любопытнейшая деталь.

В докладной записке Гитлеру Гудериан пишет: «Даже следов того, что необходимо было отыскать, мы не обнаружили. Надежда вернуть утраченное будет тогда, когда крепость станет нашей». Крепость так и не стала немецкой. А надежда как бы зависла. Надолго ли?

Достояние империи

Вопрос этот, безусловно, останется актуальным, сколько бы времени ни прошло. Ведь ценности, не поддаваясь тлению, в денежном эквиваленте колоссальны. Они принадлежат России, потому что горный хрусталь ещё в начале минувшего века был добыт в Белорецком районе Башкирии, алмазы добыты в Якутии. Это подтверждено документально. Англоязычные источники, посвящённые поискам сокровищ, подчёркивая то, что исторический аспект, хоть и немаловажен, останется в глубокой тени до тех пор, «пока кто-то отыщет и прольёт солнечный свет на весь этот слепящий глаза блеск».

Эти же источники, будто сговорившись, уверяют, что в Брестской крепости, её окрестностях под надёжной государственной защитой клад совместно ищут русские и белорусы. Вот это уже действительно похоже на существующее положение вещей.

Александр ВОЛОДЕВ








Предыдущая    Статьи     Следущая











Друзья сайта: