Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Любимая крестница королевы

Африканская принцесса Айна и представить не могла, как странно сложится ее жизнь. Ей, против ожидания, не довелось стать королевой народа йоруба. Но она и не погибла от рук кровавых дагомейцев, хотя дата казни уже была назначена. Айна прожила не очень долгую жизнь, но стала любимицей самой могущественной повелительницы мира - английской королевы Виктории - и первой африканкой, которой даровали дворянский титул Британской империи. Именно благодаря этому Айна вошла в историю.

Спасенная от казни

Как страшно было жить на западном побережье Африки в середине позапрошлого века! В междоусобных войнах местных племен гибли тысячи людей. Под корень вырезались или продавались в рабство целые народы. Пощады не было ни крестьянам, ни королям...

Айна родилась в 1843 году в семье вождя племени йоруба на территории современной Нигерии. Главным врагом этого племени был воинственный народ дагомейцев, ныне населяющих Бенин и Того. Дагомейцы то и дело совершали набеги на территорию йоруба. Однажды нападению подверглось и селение, где жила семья Айны. Йоруба вступили в бой, но были побеждены. Все родственники Айны погибли.

Юную принцессу (ей было пять лет) пощадили по личному указу короля дагомейцев Гезо. Конечно, не из милосердия. У Гезо сильно болел брат, и он рассчитывал принести Айну в жертву богам ради его выздоровления.

Но надо же такому случиться, что как раз в то время в столицу Дагомеи Абомей прибыл британский военный корабль «Бонетта», командовал которым капитан Фредерик Форбс. Посетив дворец короля, он узнал о маленькой принцессе йоруба, которая со дня на день ожидает смерти, - Гезо даже предложил почетному гостю принять участие в жертвоприношении.

Бог знает почему, но Форбсу стало жалко девочку. И он предложил Гезо выгодную сделку. Надо сказать, что в те годы с работорговлей уже боролись (по крайней мере, официально) во всем мире. Однако воинственные дагомейцы, постоянно нападавшие на соседей, с удовольствием продавали пленных контрабандистам-европейцам, взамен приобретая у них огнестрельное оружие и боеприпасы. Это давало им возможность вести успешные войны против йоруба, главным оружием которых оставались копья и луки. Может быть, Гезо и отказался бы, но тут как раз умер его брат, и принцесса Айна стала ему не нужна. Хитроумный Форбс не только предложил Гезо за принцессу большую партию оружия из корабельного арсенала, но и льстиво заявил:

- Это будет прекрасный подарок от великого Черного короля могущественной Белой королеве. Разве сможет потом сестра отказать брату в какой-либо его просьбе?

Подумав, Гезо решил, что это будет действительно умный ход - подружиться с британской королевой, которую он, конечно, никогда в глаза не видел. Так Айна избежала смерти и оказалась на борту «Бонетты».

Новая жизнь

Капитан Форбс ожидал, что Айна станет для королевы Виктории чем-то вроде куклы или домашнего питомца. Как и большинство англичан того времени, он был не слишком высокого мнения об умственных способностях «дикарей». Однако внезапно выяснилось, что юная принцесса племени йоруба - исключительно талантливая девочка, схватывающая все на лету. Уже через пару недель плавания она сносно изъяснялась на английском языке. Видно было, что это не простая африканская девочка, в ее жилах течет благородная кровь. Подумав, капитан решил, что надо дать ей новое имя. Его жену звали Сарой. Поэтому капитан решил, что имя Сара Форбс Бонетта (последнее - по названию его корабля) прекрасно подойдет юной принцессе.

Вернувшись в Лондон, Форбс удостоился аудиенции у королевы Виктории, желавшей узнать об его экспедиции в Дагомею. В Виндзорский замок капитан взял с собой и юную Сару. Думается, королева Виктория повидала в своей жизни немало, но, как вспоминали современники, она была очарована гостьей.

- Сразу видно королевскую повадку, - сказала правительница кому-то из приближенных.

И удивительный итог: весьма и весьма прижимистая Виктория, ограничивавшая в расходах даже собственных детей, сняла для Сары (которую стала называть Салли) дом, наняла ей гувернантку, учительницу и выделила вполне приличное денежное содержание. Более того, девочка часто получала приглашения в Виндзорский замок - честь, которой удостаивались далеко не все сановники Британской империи. И наконец, Салли крестили, а ее крестной стала сама королева.

За год, проведенный в Лондоне, Салли перестала чем-либо - кроме цвета кожи - отличаться от ребенка, воспитанного в высшем обществе. Она освоила английский язык, научилась музицировать и петь. Однако девочка, непривычная к холодному климату, жестоко страдала от постоянных простуд. В 1851 году королева, пожалев свою любимицу, велела ей ехать в британскую колонию Сьерра-Леоне. Здесь та продолжала получать образование, вступила в Женское общество Фритауна, столицы Сьерра-Леоне. А четыре года спустя Виктория, соскучившись по Салли и узнав, что у крестницы со здоровьем все в порядке, велела ей вернуться в Лондон.

Свадьба вопреки всему

Сара Форбс Бонетта

Следующие несколько лет Салли провела в британской столице, ведя жизнь дамы высшего света. На некоторых фотографиях тех лет ее можно заметить на королевских приемах в Виндзорском замке, что говорит о ее достаточно высоком положении в обществе. Стоит сказать, что далеко не все британские леди были в восторге от сложившейся ситуации. Конечно, явно пренебрегать любимицей королевы они не могли, но при каждом удобном случае пытались каким-то образом выставить ее в дурном свете. Однако Салли блестяще отбивала все эти атаки, чем весьма забавляла королеву.

В 1862 году Салли попросила у Виктории разрешения вступить в брак. Ее избранником стал весьма богатый бизнесмен-африканец (тоже йоруба) Джеймс Пинсон Лэбуло Дэвис из Фритауна. Однако королеве желание любимицы пришлось не по нутру. Она отправила девушку в своеобразную ссылку в Брайтон, поместив ее под надзор двух пожилых и чрезвычайно скучных компаньонок. Однако затем в голову Виктории пришла весьма остроумная, на ее взгляд, идея. Королева вернула Салли свою милость и велела готовиться к свадьбе.

Торжества проходили в Брайтоне. Представьте себе: кортеж из нескольких десятков карет, запряженных серыми лошадьми, подъезжает к церкви. В них, помимо самих молодоженов и королевы, находятся 16 «подружек» невесты (из числа наиболее ярых недругов Салли) и их мужья. Но в церковь они идут не вместе. Спутниками чопорных британских леди становятся 16 полуголых африканцев. Спутницами их мужей - африканки. Стоит сказать, что для того времени это была более чем экстравагантная выходка. Даже в весьма продвинутых в этом плане северных штатах США зайти в церковь под руку с чернокожим было бы просто невозможно. Но королева пригрозила тем, кто откажется исполнить ее прихоть, опалой. Отказать ей не посмели даже самые гордые леди и джентльмены.

Об этой королевской шутке потом еще долго говорили в высшем свете Британии, а недруги Салли стали посмешищем.

Продолжение традиций

Щедро одарив крестницу, королева разрешила ей отправиться с мужем во Фритаун. Следующие годы Сара проводила то в Сьерра-Леоне, то в Англии. Свою дочь она назвала Викторией в честь королевы, и та стала крестной матерью и для малютки тоже.

Увы, британский климат и последующие роды (всего у пары было трое детей) подорвали и без того не слишком крепкое здоровье Салли. Она заболела туберкулезом. Муж отправил ее в Португалию, на остров Мадейра - врачи предполагали, что островной климат поможет крестнице королевы поправиться. Увы, прямо там Салли и умерла в 1880 году.

Королева Виктория, узнав о смерти своей любимицы, была очень огорчена. Она вызвала в Британию ее дочь, свою крестницу Викторию, выделила ей солидное содержание, хотя та не нуждалась в деньгах, но главное - позволила ей, как и матери, бывать при дворе. Дочь Салли пользовалась этим правом до самой смерти королевы в 1901 году, после чего уехала во Фритаун.

До сих пор не совсем понятно, почему Салли Форбс Бонетта так полюбилась суровой королеве и почему правительница решила бросить вызов свету, пожаловав дворянский титул и свободный доступ во дворец чернокожей девушке и ее дочери. Некоторые исследователи склонны полагать, что крестница оказалась для Виктории чем-то вроде игрушки, питомца - и этот поступок был сродни выходке Калигулы, который назначил сенатором своего коня. Такие вот были шутки у повелительницы Британии.

Андрей ЛЕШУКОНСКИЙ








Предыдущая    Статьи     Следущая











Друзья сайта: