Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...









Интересные сайты:




Сюрпризы Нептуна

Поиск подводных кладов в последние десятилетия превратился в весьма доходный бизнес. В нашей стране у истоков кладоискательства стоял флотский инженер Владимир Сергеевич Языков. Какие же сюрпризы приготовил охотникам за сокровищами бог морей Нептун?

«Черный принц»

- Феликс Эдмундович, меня привело к вам очень важное для нашего молодого государства дело, - начал свою речь гражданин, который несколько недель упорно добивался встречи со всесильным руководителем ОГПУ Дзержинским.

Дело происходило в 1923 году. Чтобы получить аудиенцию у Железного Феликса, нужны были действительно очень веские причины. И, как оказалось, они у настырного визитера имелись.

Хозяин кабинета кивнул:

- Мои помощники докладывали о вас, товарищ Языков, но мне хотелось бы услышать суть дела, так сказать, из первых уст. Садитесь и подробно изложите ваше предложение.

Посетитель нервно откашлялся и начал, энергично жестикулируя:

- 2 ноября 1854 года на рейде Балаклавы в результате ужасного шторма затонул английский пароход «Черный принц». Погиб весь экипаж злополучного судна, на дне оказалась и золотая казна английских экспедиционных войск. Вот я и предлагаю, Феликс Эдмундович, организовать работы по подъему золота из морских глубин с помощью водолазов и специальной техники. Затраты на данные работы несравнимы по стоимости с подводным кладом, а именно так его нужно рассматривать сейчас. Естественно, все ценности поступят в казну государства и будут обращены на пользу нашему трудовому народу, в чем я не сомневаюсь.

По реакции главного чекиста страны было видно, что пылкая речь товарища Языкова затронула его. Феликс Эдмундович встал, походил по кабинету, что-то обдумывая, а затем произнес:

- Подайте подробную докладную записку на мое имя, в которой изложите все, что нужно для проведения данной экспедиции. Я имею в виду необходимое техническое оборудование, количество спецов для его обслуживания, финансовую смету на проведение работ и прочее. Уверен, что вы затеяли нужное и полезное для страны дело. Со своей стороны сделаю все, чтобы помочь вам в его осуществлении.

Дзержинский сдержал слово, и вскоре на свет появилась новая организация - «Экспедиция подводных работ особого назначения» (ЭПРОН). В распоряжении Языкова оказалось три десятка опытных специалистов по подъему судов и водолазному делу, которые горели желанием поскорее приступить к подъему ценностей с «Черного принца».

Работы продолжались до 1926 года. По инициативе Языкова к ним были привлечены даже японские специалисты. На то время они имели репутацию самых квалифицированных и умелых подводников. С ними подписали контракт, по которому все поднятое золото делилось пополам между советской и японской сторонами. Но, несмотря на размах и неуемное желание поднять груз, добычей фанатичных кладоискателей стали всего лишь семь золотых монет викторианской эпохи. Три из них передали японцам.

А золота не было!

Чтобы как-то оправдать гигантские затраты, был запущен слух: самого «Черного принца» водолазы так и не нашли, а потому до сих пор отчаянные дайверы не оставляют надежду отыскать груженное золотом судно. Хотя в 80-е годы прошлого века отечественные историки доподлинно установили: золота на борту «Черного принца» не было. Это подтвердили архивные документы британского морского ведомства.

Пионер экспедиции Языков впоследствии не скрывал, что его визит к Дзержинскому имел главной целью вовсе не подъем мифического золота, а создание в стране дееспособной, технически оснащенной спасательной службы, а также подразделений судоподъемных и водолазных работ.

Будучи фанатом своего дела, Языков достиг желаемого. Благодаря его смелым действиям произошел качественный скачок в исследовании морских глубин. Следует отметить, что ЭПРОН не стала ограничиваться практическом деятельностью, а оперативно включилась в научную работу. Инженеры, конструкторы и техники создали отечественные подводные спасательные аппараты под эгидой ЭПРОН. Впервые ими воспользовались водолазы-любители, а в годы Великой Отечественной войны они стали непременным атрибутом подразделений морской пехоты.

Мощный импульс подводному кладоискательству дало изобретение Жаком-Ивом Кусто и Эмилем Ганьяном акваланга. Легкий, компактный, удобный в пользовании, он существенно расширил возможности дайверов и позволял опускаться на значительные глубины. Тем более что в распоряжении смельчаков оказался и практичный, не сковывающий движения гидрокостюм. Он способствовал развитию подводных погружений с конкретной целью - исследование затонувших судов и подъем ценного груза. Новый вид подводной деятельности получил название рэк-дайвинга. Вскоре он стал считаться весьма опасным делом, ибо резко увеличилось число погибших нырялыдиков-экстремалов.

Жертвой рэк-дайвинга стал и любимый сын Жака-Ива Кусто - Филипп. Он погиб при обследовании в 1956 году затонувшего пассажирского лайнера «Андреа Дориа».

Дикие ныряльщики

Подводное кладоискательство - дело дорогое. Снаряжение одного водолаза стоит примерно три тысячи евро, а подводный металлоискатель, газосмеситель и компрессор тянут в сумме на восемь тысяч. Но это не останавливает фанатов рэк-дайвинга. Особенно усердствуют дикие ныряльщики, которые варварски обдирают с затонувших судов все мало-мальски ценное. Наиболее доступным для отечественных ныряльщиков считается Черное море, но его дно основательно почищено военными специалистами еще в 60-е годы XX века. Они подняли все ценное с кораблей, затонувших в суровые годы Великой Отечественной войны.

Деревянные же суда, погибшие во время Крымской войны 1854 года, были завалены каменными глыбами, которые сбрасывали с барж во время антидиверсионных мероприятий после загадочной гибели корабля «Новороссийск», полученного СССР в качестве репарации от Италии. Считалось, что мины под днище корабля подвели как раз итальянские дайверы. Крупные военные чины выдвинули версию, что диверсанты скрывались в остовах деревянных судов, это и послужило им суровым приговором. Таким образом Черное море не представляет интереса для современных практичных ныряльщиков.

Мистический треугольник

Немудрено, что взгляды кладоискателей устремляются в дальние экзотические края, где есть объекты для приложения мужества, выносливости, мастерства. Не скрывают ныряльщики, что вовсе не прочь и разбогатеть, если, конечно, им удастся поднять со дна морского старинный клад.

Их надежды подогревают истории об удачливых кладоискателях. К примеру, в 1985 году пионер этого бизнеса Мэл Фишер поднял клад золотых монет с борта испанского галеона «Нуэстра Сеньора де Аточа», затонувшего у американских берегов неподалеку от Флорида-Кис в 1622 году. Стоимость находки составила почти 400 миллионов долларов. В 2015 году американская компания «Одиссей», которая много лет специализируется на поиске затонувших кораблей, обнаружила в Атлантике старинный галеон, на борту которого хранилось около 500 тысяч старинных монет, а также слитки из золота и серебра. Вес клада превысил 17 тонн.

Приблизительная стоимость сокровищ составила 500 миллионов долларов.

Монеты, поднятые американцами с глубины, по мнению экспертов, имели большую коллекционную стоимость.

Совладелец компании «Одиссей» Грег Стеммер заявил, что место находки лежит вне территориальных вод какого бы то ни было государства и не относится к юрисдикции какой бы то ни было страны.

Драгоценный груз был переправлен в США. Чтобы упаковать его, понадобились сотни пластиковых контейнеров.

Эксперты считают, что, скорее всего, извлеченные из океана монеты были подняты с борта торгового судна, потерпевшего кораблекрушение в 40 милях от юго-западных берегов Англии в XVII веке.

Интересные факты были предоставлены в 1973 году английским Регистром судоходства Ллойда. По статистике этого общества, на начало 1974 года затонувшими считались около 60 тысяч торговых и рыболовных судов водоизмещением не менее 100 регистровых тонн. И это только приблизительные данные, собранные одной компанией.

Особое внимание англичан привлекли корабельные кладбища, расположенные в таких опасных местах, как мистический Бермудский треугольник, мыс Гаттерас, бухта Виго и залив Зейдер-Зе. Эти кладбища судов можно поистине считать подводными клондайками.

Для дайверов, не желающих рисковать жизнью ради сокровищ, предприимчивые бизнесмены создают искусственные подводные кладбища. Они захоранивают на дне морском отслужившие век трамвайные вагоны, автобусы, отжившие танки и прочую военную технику, а затем запускают в глубины туристов-дайверов. Сопровождаемые инструкторами, они имеют отличную возможность полюбоваться подводными пейзажами и с помощью фотокамеры увековечить себя на фоне затопленной баржи или танка.

Владимир ВЛАДИМИРОВ








Предыдущая     Статьи