Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Каньон мёртвых

Ночь великих испытаний

На территории штатов Колорадо, Юта, Нью-Мексико, Аризона расположены двадцать пять заповедных национальных парков США - былых мест обитания палеоиндейцев, о самобытной культуре которых напоминают развалины каменных дворцов пуэбло, скалистых жилищ анасази, и разноцветные яркие рисунки-хроники навахо. Последние встречаются, где угодно - на окаменевших стволах деревьев, твердых, словно сталь, склонов холмов, на донных вулканических отложениях бурных речек. Особенно много их в рукотворных лабиринтах монолитных отвесных стен Каньона мертвых - гигантского, священного для аборигенов кладбища предков, где, по заверениям современных навахо, происходили, происходят и будут происходить «вплоть до дня обрушения мира, пока правит белолицая Хозяйка-богиня, всяческие чудеса».

Невероятно, но факт, подтверждаемый смотрителями заповедников: маги-шаманы племен пуэбло, анасази, навахо ежегодно, на исходе так называемой Ночи великих испытаний, приходящейся на пятницу последней недели сентября, собираются в древней песчаной пещере, где, освещаемая слабым светом от начала времен горящего светильника, покоится нетленная Праматерь человечества, белокожая, чуть слышно дышащая, знающая, слышащая, видящая, чувствующая все сущее и не сущее. Собираются там вожди индейцев для того, чтобы получать наставления, выводящие на дороги праведности, учиться отделять светлое от темного, но главное - уличать и наказывать тех, кто впал в смертные грехи, искупаемые только и исключительно смертной казнью.

«Ритуал этот насколько загадочен, настолько страшен своей бесчеловечностью! - делится впечатлениями американская журналистка, пишущая для журнала «Дикая природа», Луизия Маккой. - Я побывала в склепе вездесущей Хозяйки, могу засвидетельствовать, что она белая, необыкновенно красивая женщина, полагаю, умершая очень давно. Тем не менее, шелковистая кожа ее щек и лба отдает животворным теплом. Слабый свет излучает свободного покроя платье, сотканное из невесомого полупрозрачного материала. Освещает склеп плавающий под сводами фонарь. Изумительные, покрытые вспыхивающей глазурью настенные фрески, достойны отдельного разговора, потому что отображают не прошлое, а грядущие для нас дни единения с другими, может быть, родственными вселенскими мирами. Впрочем, я не осмелюсь нарушить слово, данное мною моим друзьям-индейцам, и продолжить рассказ от себя. Ограничусь дозволенным - повествованием, вышедшим из-под пера крупного специалиста по культам и верованиям Джеймса Дж.Фрейзера (1854-1941)».

Фрейзера, автора уникального 12-томника «Золотая ветвь», индейские вожди-шаманы, почему-то провозгласившие его «рафинадным пророком», в осеннюю ночь 1902 года, даже не завязывая глаз, как обыкновенно проделывали с чужаками, не позволяя касаться земли, на носилках, при свете смоляных факелов, прямехонько доставили в тот самый склеп Хозяйки Каньона мертвых, где годы спустя побывала Маккой. В присущей ему лаконичной манере ученый пишет:

«Вход в склеп запечатывала овальная плита весом не менее двух тонн. Как только колдун Соукок переступил высокий бордюр, вставший на пути, она, покрывшись скользкой мерцающей испариной, легко отошла в сторону и повисла над нашими головами. Это было первое мое сильнейшее удивление. Никаких механических приспособлений не просматривалось, и вдруг этот резкий скачок?!

Вошли под своды. Светло, как при солнце, затянутом плотной облачностью. Источник света - сверкающий желтый кувшин. Соукок выкрикивает что-то бессвязное, зажигает о «лампу» пучки душистых трав, после чего кувшин тускнеет, и на стенах проступают изумительные по своей графической завершенности рисунки обнаженных людей и красных, зеленых, синих, с истекающими струйками крови под ними, мужских, женских отсеченных голов.

Второе сильнейшее мое удивление. Свечение и красочная палитра рисунков меняются в зависимости от громкости голоса шамана Соукока. За моей спиной истошно начинают голосить другие колдуны. Пещера, неведомо почему и как, будто волнами переполняющей ее воды, заливается красным светом.

Третье, на сей раз кульминационное удивление. Я вижу ее, Хозяйку-богиню, парящую вертикально, почти вплотную к каменным плитам пола. Это не страшно. Это мистика, магия. Ведь до этого я юную, прекрасную, спящую ли, мертвую ли, как не старался, не видел, хотя прилежно вглядывался во все закоулки. «Она спит?» спросил у Суокока. Она не спит, она вечно бодрствует, но ты видишь то, чего здесь нет, и что есть там», - ответил колдун, указав пальцем вверх. Он был торжественен, когда воскликнул: «Она пришла, услышав нас, и ты не можешь не знать обряд, мудрец. Возложи ладони на чело ее, и сила ее будет с тобой!»

Я отважно проделал предложенное. Это было для меня соотносимо с шоком, с ударом электричества. Я поплыл в неземном океане любви. Последующие кровавые действия толпы шаманов вернули меня на жестокую землю. Началось столпотворение. Я яснее ясного видел не людей, видел зверей».

Фрейзер предполагает, что под воздействием имеющих гипнотическую природу заклинаний индейских шаманов, на него нашло помрачение: «Зрение переключилось на отличающиеся от обыденных пласты восприятия. Тигр, лань, даже рыжая пантера, какие-то человекообразные обезьяны окружили призрак сияющей женщины. Колдун Соукок в его заурядном обличье, подтащил к ней упирающегося и вопящего от ужаса юношу, заподозренного в умышленном поджоге хижины соседа. Богиня мертвой хваткой вцепилась в него. Это стало достаточным, чтобы беднягу объявили врагом племени. Призрачные звери набросились на индейца. От него остались лишь клочья окровавленной плоти. Жуткий спектакль подошел к концу. Я в который раз осознал, что значат на самом деле умелые гипнотические приемы сильной магии».

Колдуны Каньона мертвых, испокон веков отправляющие магические обряды в его потаенных пещерных храмах, могут то, чего не могут их «коллеги» с других континентов. Единственный россиянин Алексей Шкловский, к которому они прониклись доверием, в изданной в Тифлисе в 1912 году брошюре «Сны наяву», отмечал, что кратковременное воскрешение мертвых для них рутинное дело, так же, как оборотничество и поддержание в темных покоях горения ламп, неведомо, когда и кем зажженных.

Александр КОБЕЦ










Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: